С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Михаил Агаджанян

КУДА ПОВЕДЁТ ТУРЦИЮ ПРЕЗИДЕНТ ЭРДОГАН?

На президентских выборах в Турции, состоявшихся 10 августа, уверенно в первом же туре победил кандидат правящей Партии справедливости и развития (ПСР) премьер-министр страны Реджеп Эрдоган, опередивший более чем на 13% своего ближайшего конкурента бывшего генсека Организации исламского сотрудничества Экмеледдина Ихсаноглу, кандидатуру которого выдвинули оппозиционные Народно-республиканская партия и Националистическое движение. Победа Эрдогана открывает дорогу к смене Конституции и превращению Турции из парламентской республики в президентскую.

Следующий этап на пути к задуманной Эрдоганом трансформации турецкого политического режима - очередные парламентские выборы, которые должны пройти в июне 2015 года. При нынешнем составе парламента Турции, где ПСР Эрдогана имеет большинство, но не конституционное, принятие новой редакции Основного закона затруднено.

Совместная с оппозицией работа правящей партии над конституционными поправками в ноябре 2013 года зашла в тупик. Представители ПСР приостановили своё участие в межпартийной комиссии по согласованию текста Конституции, сформированной из числа представителей всех четырёх парламентских фракций. С этого времени вопрос о конституционных реформах завис в воздухе. Проект новой конституции Турецкой Республики в окончательном виде общественности пока не представлен, он всё ещё находится в стадии разработки. Рассматриваются два возможных варианта новой формы правления - президентская и полупрезидентская республики. В любом случае произойдёт перераспределение полномочий между парламентом, правительством и президентом в пользу главы государства, который сосредоточит в своих руках ещё больше власти.

Активно продвигая изменение Конституции, Эрдоган всё же ограничен в выборе методов действия. Так, в соответствии с действующей Конституцией вновь избранный президент должен разорвать все связи с партией, в рядах которой он состоял до своего избрания. От главы государства требуются беспартийный статус и пребывание «над схваткой». Таким образом, руководство ПСР должно перейти в другие руки. Однако, скорее всего, уход Эрдогана из партии, в которой он пользуется непререкаемым авторитетом, будет носить сугубо формальный характер. То есть фактически возникнет завуалированное совмещение функций главы государства и лидера правящей партии. Многое в этих условиях будет зависеть от нового премьер-министра страны, который и должен стать проводником «двойной миссии» Эрдогана, будучи доверенным лицом главы государства и обеспечивая ему прочные позиции в системе исполнительной власти. 27 августа правящая Партия справедливости и развития соберётся на внеочередной съезд, чтобы избрать своего нового председателя, который и станет премьер-министром страны. Наиболее вероятный кандидат на этот пост – предшественник Эрдогана на президентском посту, его многолетний соратник Абдулла Гюль.

Чувствительным вопросом турецкой политики остаётся конфронтация Эрдогана с 73-летним Фетхуллахом Гюленом - видным мусульманским проповедником, с 1999 года обосновавшимся в США и оказывающим очень существенное влияние на политические процессы в Турции. Считается, что Гюлен управляет одним из самых влиятельных лобби в сегодняшней Турции, известным как движение «Хизмет». Их противостояние с Эрдоганом постепенно превратилось в войну личностей. На сегодняшний день движению Гюлена принадлежат мусульманские школы в 140 странах мира. Последователи харизматичного Гюлена – политики, дипломаты, бизнесмены, адвокаты, сотрудники служб безопасности – смогли закрепиться на ключевых постах по всей Турции.

Будучи приверженцем традиционного для Турции ханафитского толка в исламе, Гюлен утверждает, что религия не может быть политическим инструментом. При этом он яростный противник тех форм секулярного общества, которые утверждал в 1930-х годах Ататюрк. В политике у Гюлена и Эрдогана много общего, этим, видимо, и объясняется напряжённость в отношениях двух сильных личностей, взгляды которых на роль ислама в Турции по сути не расходятся. Это борьба двух вождей, за каждым из которых стоит своя политическая корпорация и которым сложно ужиться вместе.

В разгар президентской кампании турецкая пресса писала о директиве турецких властей, отправленной на места и требовавшей усилить работу по выявлению и нейтрализации «гюленовских элементов», «военного крыла» организации. Для проведения этой работы был поднят на ноги весь аппарат внутренней безопасности страны с привлечением Национальной разведывательной службы. По некоторым данным, Эрдоган распорядился передать дело гюленовцев в ведение управления по борьбе с терроризмом генеральной дирекции безопасности МВД Турции. А вопрос об экстрадиции Гюлена из США, поднятый по настоятельному требованию Эрдогана, уже ставит перед выбором и Вашингтон.

Несколько лет назад партия Эрдогана выдвинула доктрину «консервативной демократии», основной тезис которой сводится к тому, что успешная модернизация предполагает опору на духовно-нравственные ценности. В политике ПСР позиционировала себя как правый центр, добившись полного доминирования в этой части турецкого политического спектра. Это позволило партии привлечь на свою сторону крупный бизнес с турецкой пропиской, малое и среднее предпринимательство, общественные религиозные организации, а также сельские слои, особенно симпатизирующие новому главе государства.

Значительный политический капитал, приобретённый Эрдоганом за десятилетие его пребывания на премьерском посту, станет, надо полагать, в результате реформы турецкой Конституции ещё более внушительным при Эрдогане-президенте. Об амбициях нового президента в стране и за её пределами слагают истории, больше похожие на легенды. Теперь он стал главой государства с всенародным мандатом. Сторонники Эрдогана считают, что это поможет ему превратить Турцию в президентскую республику, в которой патернализм сильной власти, смягчаемой образом «исламской демократии», позволит соединить технологическую модернизацию страны с традиционными ценностями народа.

В качестве президента, с новой конституцией и идеологией «консервативной демократии» Эрдоган практически неуязвим в политическом плане для своих внутренних оппонентов. Если понадобится, он поведёт Турцию к президентской республике и в «принудительно-обязательном» порядке, не испытывая колебаний в том, чтобы использовать власть, которая концентрируется в его руках.

Источник - Фонд стратегической культуры

16.08.2014