С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Иван Лизан

ЕВРАЗИЙСКАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ: КАК ОБЕСПЕЧИТЬ ПАРЛАМЕНТСКУЮ СТАБИЛЬНОСТЬ И ЗАЩИТИТЬСЯ ОТ СМУТЫ?

Непрекращающиеся украинские парламентские эпопеи с блокированием трибуны Верховной Рады, рукоприкладством и остановкой законодательного процесса — следствие кризиса украинского государства и института парламентаризма. И пока Украина смотрит шоу, снимаемое в стенах законодательного органа, республика лишается важных законов, останавливаясь в развитии.

Причины такого поведения украинских элитариев ясны и ранее обсуждались нами неоднократно. Однако почему им со столь удивительной лёгкостью удаётся обходить нормы права? Быть может дело не только в слабости государства, но и в несовершенстве законодательства? Какие же изменения следует внести в украинские законы, а заодно и в союзно-республиканские, чтобы создать механизм стабилизации власти?

Вводная в парламенты Евразии

В пределах Евразии отнюдь не одна Украина пребывает в состоянии хронического политического кризиса: в нём, так или иначе, оказалось большинство республик с однопалатными парламентами и парламентскими (парламентско-президентскими) формами правления.

Украина пережила «оранжевую революцию», а после ухода из политики В. Ющенко была проведена политическая реформа, вернувшая новому президенту полномочия, переданные парламенту после победы оранжевых в 2004-м году.

Грузия стала жертвой «революции роз» и, чтобы частично демонтировать её наследие, была вынуждена совершить переход от президентской республики к парламентской.

Киргизия превратилась в безоговорочного лидера парламентского хаоса: две цветных революции, окончившиеся свержением и изгнанием легитимно избранных президентов.

Особняком стоят Армения и Азербайджан. Впрочем, Армению в начале прошлого года пытались раскачать, а Азербайджан, помимо ярко кланового характера экономической жизни, является наиболее антиевразийской республикой. Кроме того, конфликт в Нагорном Карабахе поддерживает в тонусе элитариев по обе стороны армяно-азербайджанской границы.

Демократия в Туркменистане является особенной: парламент не только однопалатный, но и однопартийный. Элиты, отгородившись от всего мира, построили газовую автаркию, основанную на торжестве культа личности и трубе.

В Молдавии глава республики избирается голосованием депутатов парламента. Впрочем, и депутатов, и президента Молдова скоро может лишиться, войдя в состав Румынии.

Таким образом, наибольший кризис государственности наблюдается как раз в тех республиках, где:

1. Парламентская или парламентско-президентская форма правления (президент слаб, парламент контролирует правительство).

2. Однопалатный парламент.

В таких республиках законодательный орган превращается в центр политического кризиса, площадку, на которой ведутся переговоры между олигархическими группами (кланами). В результате капитал берёт верх над государством, и именно кланы становятся реальными политическими и экономическими субъектами.

Напротив, наибольшая стабильность и эффективность государственной машины наблюдается в республиках с двухпалатным парламентом: в России, Казахстане, Белоруссии. Узбекистан, несмотря на огромное количество гастарбайтеров, сохраняет стабильность и развивает экономику.

В таких республиках, как правило:

1. Президентская или суперпрезидентская форма правления (президент контролирует правительство).

2. Двухпалатный парламент.

Олигархия в таких государствах или не формируется вовсе (Белоруссия) или же рано или поздно попадает под контроль государства, которое ограничивает его произвол. Роль президента сводится не только к исполнению своих непосредственных обязанностей, но и к уравновешиванию и примирению олигархических групп (кланов), то есть президент становится арбитром (Россия), если, конечно, не происходит уничтожение противостоящих ему кланово-олигархических групп (Узбекистан).

Выход из кризиса постсоветских парламентских и парламентско-президентских республик становится возможным только при условии ограничения произвола олигархии путём отстранения наиболее активных олигархов от влияния на политику (Ходорковский). Однако данной меры, даже при наличии на то политической воли, будет явно недостаточно: потребуется масштабная конституционная реформа.

Выводы

Ключевой угрозой стабильности в постсоветских республиках являются кланы, способные совершить олигархический переворот, как правило, поддерживаемый внешними силами. Если такой переворот оказывается успешным, то республика гарантированно выбывает из процесса евразийской интеграции, постепенно превращаясь в оплот русофобии. Кроме того, вертикаль власти в ядре Таможенного союза критически зависит от глав данных республик: при смерти кого-либо из них возможен приход к власти политиков, способных не только затормозить процесс воссоединения, но и повернуть его вспять.

Украинская власть пока предпочитает закручивать гайки и подавлять ползучий государственный переворот, ставя на правоохранительные органы и возбуждая уголовные дела против оппозиционеров. Однако данные меры эффективны лишь в период обострения смуты, для времён же относительной стабильности они излишни. К тому же, не стоит отдавать на обслуживание уголовному праву то, что относится скорее к сфере конституционного.

А потому вопрос реформирования законодательства и внесения в него стабилизирующих норм, подобных закреплённым в конституции Казахстана, является первоочередной задачей. Само по себе законодательство не может быть 100%-ной гарантией стабильной передачи власти, оно эффективно только в совокупности с активным противодействием правящих сил. Однако грамотно прописанные процедуры в конституции и законодательстве могут дать самое драгоценное — время и механизмы влияния, что усилит позиции законного правительства и позволит склонить чашу весов в нужную сторону.

Источник - www.odnako.org

29.01.2014