С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Николай Кирмель

ЕДИНЫЙ РУБЛЬ: "ФИНАНСОВАЯ ОККУПАЦИЯ" ИЛИ ИНТЕГРАЦИЯ?

В Послании белорусскому народу и Национальному собранию Александр Лукашенко коснулся и белорусско-российских отношений: "Россия - ключевой стратегический партнер Беларуси, что обусловлено объективными многогранными связями между нашими народами. Всестороннее сотрудничество с Россией является одной из опор нашего суверенитета и экономического развития".

Действительно, при обострившейся в республике финансово-экономической обстановке Александру Лукашенко остается уповать лишь на помощь "ключевого стратегического партнера", поскольку отношения с Западом испорчены, а на китайский, венесуэльский и другие "векторы" он, по всей видимости, надежд не возлагает. Проще говоря, в нынешней ситуации белорусское руководство может рассчитывать на очередной денежный кредит только со стороны Кремля ($1 млрд. от России и $2 млрд. из антикризисного фонда ЕврАзЭС).

По мнению неправительственных белорусских экспертов, этих денег Белоруссии хватит на несколько месяцев, а потом в очередной раз встанет проблема с поиском кредитов. Такое мнение и у основного донора белорусской экономики - Москвы, которая ждет от Минска проведения "структурных реформ" и "частичной приватизации". Однако с реформами и приватизацией Батька не торопится. Да и белорусские бизнесмены сегодня ждут от руководства страны не структурных преобразований и либерализации экономики, а введения российского рубля "как решения своих проблем". Об этом 26 апреля заявил руководитель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин, предложив ввести в Белоруссии российский рубль, поскольку белорусский, по его мнению, окончательно "утрачивает функцию средства платежа".

Случайно или нет, но на следующий день посол РФ в РБ Александр Суриков предложил начать обсуждение вопроса о введении российского рубля на территории республики в качестве единого платежного средства. "Актуальность этого вопроса, - заявил дипломат, - очевидна и для России, и для Белоруссии".

Следует напомнить, что ещё Договором о создании Союзного государства, подписанным президентами Российской Федерации и Республики Беларусь 8 декабря 1999 года, предусматривалось введение на территории двух стран единой валюты (статья 13), которой с 2005 года должен был стать российский рубль. По мнению специалистов, выгоду от этой возможности получала в основном экономика Белоруссии. Валютный союз двух стран стимулировал в республике ускорение темпов экономического роста, увеличение объемов международной торговли и т.д. В качестве одной из издержек введения единой валюты назывался "отказ от независимости национальной денежно-кредитной политики и уменьшение независимости национальной финансовой сферы". По всей видимости, данное обстоятельство повлияло тогда на позицию белорусского руководства. Споры возникли вокруг обсуждения вопросов об эмиссионном центре и равенства голосов при принятии решений, определяющих эмиссионную стратегию. Белорусская сторона не дала согласия на единый эмиссионный центр, Москва, в свою очередь, не собиралась делегировать Минску право суверенно печатать российские рубли. Обе стороны не пришли к консенсусу, и решение задачи было отложено.

В октябре 2009 года Александр Лукашенко снова обратил внимание на предложения Москвы ввести российский рубль, увидев в них угрозу национальной безопасности: "Никто не объясняет, зачем вводить российский рубль. Что за этим стоит?.. Тогда у нас возникают вопросы - может быть, убрав белорусский рубль, который укрепляется и пользуется доверием, и, дав нам российский, потом и приватизация, и либерализация пойдет, как в России".

С тех пор ситуация поменялась - "зайчик" сильно потерял в весе. Когда белорусские финансы запели романсы, российский посол воскресил уже подзабытую идею, вызвавшую неоднозначную реакцию как в Белоруссии, так и в России.

Введение российского рубля белорусский аналитик Андрей Федоров прировнял к "финансовой оккупации".

Позиция Нацбанка Белоруссии, по словам его представителя Анатолия Дроздова, "на данный момент остается прежней", то есть отрицательной.

Главный редактор белорусского научного журнала "Новая экономика" Сергей Шиптенко считает, что российский рубль может стать единой валютой Союзного государства, "если Александр Лукашенко решится на продолжение союзной интеграции".

По мнению заведующего отделом Белоруссии Института стран СНГ Александра Фадеева, белорусские президент и правительство против такого шага: "... несмотря на валютный кризис, на элементы экономического кризиса, в подходах главы республики, главы правительства по этому вопросу радикального изменения не произошло".

В комментариях ряда других российских экспертов основное внимание также уделяется препятствиям введения единой валюты. Например, заведующий лабораторией прогнозирования производственного потенциала и межотраслевого взаимодействия Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв считает, что для введения российского рубля в Белоруссии именно сейчас нет оснований: "Переход к российскому рублю имеет ряд технических сложностей, которые стороны не смогли преодолеть в рамках прошлых попыток сближения финансовых систем".

А вот экономист Александр Соколов, наоборот, полагает, что Белоруссии следует ввести российский рубль. Эксперт привел в пример Эстонию, которая, испытав серьезные экономические проблемы, сделала выбор в пользу более сильной валюты (евро), и тем самым минимизировала риски инфляции и возможной последующей девальвации.

Пока эксперты обсуждают быть или не быть единой валюте, а главы государств хранят молчание по этому вопросу, белорусы сами пытаются спасти свои деньги от обесценивания любыми возможными способами. Как пишет "Комсомольская правда", они отправляют почтовыми переводами "зайчики" в Россию родственникам или "до востребования", а получают российские рубли. На днях руководство "Белпочты" заявило, что с началом валютного кризиса объем денежных переводов в Россию вырос в десятки раз.

Начнется ли обсуждение животрепещущего для белорусской экономики вопроса или вопрос будет "спущен на тормозах" - сказать сложно. Многое будет зависеть от позиций политического руководства двух стран. Главное - видеть в поисках решения проблемы единого рубля путь к интеграции, а не план "финансовой оккупации".

По информации - Фонд стратегической культуры

01.05.2011