С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Александр Шустов

НАРКОКАРТЕЛИ БЕРУТ КИРГИЗИЮ ПОД КОНТРОЛЬ

Перманентная нестабильность, воцарившаяся в Киргизии после свержения в апреле 2010 года президента Курманбека Бакиева, ведет к тому, что влияние наркомафии на государственные институты неуклонно усиливается. Если всё будет продолжаться так и дальше, в недалеком будущем вероятен полный демонтаж киргизского государства.

В апреле на поприще расширения афганского наркотрафика, направляемого в Россию через страны Центральной Азии, произошло несколько событий. Последним из них стал визит в Бишкек заместителя генерального секретаря ООН и исполнительного директора Управления по наркотикам и преступности Юрия Федотова, обсуждавшего с киргизским руководством тему борьбы с наркопреступностью. Говоря о целях посещения Бишкека, Ю.Федотов заявил, что "Киргизия и вся Центральная Азия остаются крупным перевалочным пунктом афганских наркотиков", а борьба стран региона с наркогруппировками "не приносит должного результата".

В последнее время эксперты, представители различных государственных и международных структур открыто говорят о причастности к наркотрафику местных чиновников и сотрудников силовых структур Киргизии. По словам директора Центральноазиатского центра наркополитики Александра Зеличенко, "наркокоррупция такова, что даже страшно говорить. Налажены каналы поставки и провоза, зелье возят килограммами, причем "крышуют" перевозку влиятельные чиновники". Одной из причин роста влияния наркомафии являются состоявшиеся в октябре прошлого года парламентские выборы, на которых "было задействовано много денег криминалитета, представителей организованных преступных группировок". Теперь "эти люди требуют определенных привилегий за свою поддержку", что и объясняет отсутствие у государственных структур больших стимулов для борьбы с наркосетями.

В апреле с/г аналогичная информация прозвучала на закрытых слушаниях в Государственной Думе по проблемам отношений России со странами Центральной Азии. По словам члена думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Константина Затулина, "представитель ФСКН заявил, что при сохранении текущего безвизового режима служба уже не сможет бороться с наркотрафиком, тем более что власти перечисленных стран уклоняются от борьбы с наркооборотом под различными предлогами, так как сами являются заинтересованными сторонами". В целях эффективной борьбы с наркотрафиком представители ФСКН и ФМС предложили отказаться от безвизового режима с государствами Центральной Азии или же ввести на границе дополнительный паспортный контроль. Вариант ужесточения паспортного контроля отстаивает и член думского комитета по международным делам Государственной Думы Семен Багдасаров, по словам которого сделать это можно очень быстро, не разрывая существующих безвизовых соглашений. Правда, на это, по его мнению, никто не решится.

О причастности прежнего киргизского руководства к наркотрафику говорит и секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. "Год назад, до событий в апреле, некоторые силовые структуры, подконтрольные в том числе президенту Бакиеву, контролировали наркотрафик через юг Кыргызстана", - заявил он. Именно с этим обстоятельством была связана ликвидация накануне падения режима К. Бакиева силовых структур, ответственных за борьбу с наркотрафиком. Однако после отстранения клана Бакиевых от власти проблема причастности силовиков к наркотрафику не исчезла. Воссозданная служба наркоконтроля сумела перехватить несколько караванов с наркотиками, переброска которых, как выяснилось, обеспечивалась силовиками. О сращивании накробизнеса с госструктурами в период правления К. Бакиева заявил вице-премьер-министр правительства Киргизии Шамиль Атаханов. "Мы получили преступное государство, которое сращено с этими группировками, - подчеркнул Шамиль Атаханов. - Власть (точнее, Жаныш Бакиев) полностью контролировала наркотрафик".

После "второй киргизской революции" наркосети заметно укрепили свои позиции. В феврале 2011 года заместитель начальника штаба Государственной службы по контролю за оборотом наркотиков Урмат Абдыбеков отметил, что в Киргизии наблюдается процесс укрупнения наркобанд: "происходит процесс смены большого количества мелких преступных групп, делившихся когда-то по земляческому, национальному или родственному признаку, несколькими хорошо организованными (наркотическими) картелями с четкой иерархией и связями в ближнем и дальнем зарубежье". Оценки численности действующих в республике наркогрупп существенно различаются. По данным Ш. Атаханова, в Киргизии существует около 30 сплочённых преступных организаций, связанных с незаконным оборотом наркотиков, имеющих устойчивые схемы и высокую степень организации. В то же время председатель Государственной службы по контролю за оборотом наркотиков Виталий Орозалиев 25 апреля заявил, что в республике сегодня насчитывается около 70 наркогруппировок. Эти сведения В. Орозалиев считает более точными.

Ослабление государства в Киргизии ведет к дальнейшему росту наркотрафика из Афганистана в Россию, вовлекая в это занятие всё новых чиновников. Председатель ФСКН Виктор Иванов подчёркивает, что транзит огромного количества наркотиков через Киргизию чреват угрозами особого рода. Предостережением служит Африка, где сталкиваются два наркопотока мирового значения - героина и кокаина. Картелизация преступных группировок на маршрутах наркотрафика привела в последние два года к серии государственных переворотов в Нигере, Гвинее, Гвинее-Бисау, Мавритании, а теперь - и в других странах.

Стоимость производства наркотиков в Афганистане уже превысила 100 млрд. долл., тогда как весь государственный бюджет Афганистана - 10 млрд. долл. В выращивание опиумного мака вовлечены до четверти миллиона крестьянских хозяйств, финансовая мотивация которых в условиях наблюдавшегося в течение последнего года роста цен на героин резко возросла. В итоге Афганистан вышел на первое место в мире по производству опиатов и гашиша, и это - огромный потенциал для дестабилизации Центральной Азии. О масштабе проблем говорит тот факт, что только в Иссык-Кульской области Киргизии за 4 месяца 2011 года было изъято 204,5 кг. наркотиков, включая 13 кг гашиша и 190 кг марихуаны.

Что касается Киргизии, то сращивание наркобаронов и госструктур, по мнению В. Иванова, неизбежно, если только с наркотрафиком не бороться самым решительным образом. Проблема в том, что экономика республики, не способной выжить без иностранных кредитов, внушает сегодня все меньше оптимизма. Финансовые ресурсы уверенно чувствующих себя в Киргизии наркосетей на порядок превышают возможностей киргизского государства.

По информации - Фонд стратегической культуры

30.04.2011