С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Сажин

ИСЛАМСКАЯ РЕСПУБЛИКА ИРАН: ДЕМОКРАТИЯ ИЛИ ТОТАЛИТАРИЗМ?

Уже не один десяток лет Иран находится в центре мировой политики. Дипломаты, политики, политологи, журналисты ведут жаркие дискуссии о путях, задачах, целях политики Тегерана. Однако главное, что формирует все эти аспекты политической деятельности иранских властей, - сущность самой власти. Так какая это исламская, шиитская власть в Исламской Республике Иран (ИРИ)?

Власть, государство, политический режим

Рассмотрение проблемы соотношения и взаимовлияния власти, государства, политического режима Исламской Республики Иран требует точного определения самих этих понятий, а затем - на основе общеполитологических критериев - выявления сущностных особенностей и специфики этих институтов в ИРИ.

Политология в общетеоретическом плане определяет власть как центральное, организационное и регулятивно-контрольное начало общественной системы. Эта функция общества определяется реальной возможностью управлять действиями людей, согласовывая противоречивые индивидуальные или групповые интересы, подчинять их единой воле с помощью убеждения или принуждения. Власть возникает в отношениях между людьми или группами людей, общественными группами, обществом и его частями. Борьба за власть, за овладение ею и за ее удержание - один из аспектов политической жизни общества. Причем борьба эта - не самоцель, а стремление завоевать или сохранить власть в качестве единственной возможности достижения стратегических политических целей и реализации политических программ. Пришедшие к власти политические силы формируют ее конкретные материализованные структуры - законодательные, исполнительные, судебные и карательные органы, вооруженные силы и т.д., - т.е. основной институт власти - государство. Именно посредством государства реализуется на практике политическая власть. При этом вся совокупность средств, методов, приемов, форм и способов этой реализации дефинируется как политический режим.

В научном плане такие явления как власть, государство и политический режим - не тождественны. Каждое из них обладает сложной системой классификации и типизации. Уже в античные времена философ Аристотель дал два критерия, по которым можно провести классификацию: первый, - по тому, в чьих руках власть, и второй - по тому, как эта власть используется. В современной интерпретации эти аристотельские критерии означают, во-первых, каков тип государства - причем по различным характеристикам: по способу производства, по организации правления и т.д., - во-вторых, каков политический режим исследуемой государственно-политической системы.

Исторические типы государств, как правило, не совпадали с типами политических режимов. В рамках одного и того же типа государства и одной и той же формы правления могли существовать разные политические режимы. Афинское и Римское государства в Древнем мире были рабовладельческими республиками, но по характеру политических режимов существенно отличались друг от друга: если в Афинах активное участие в политической жизни принимали все свободные граждане, то в Римской республике фактическая власть была сосредоточена в руках рабовладельческой верхушки. В современном мире можно говорить о 140-160 отличающихся друг от друга "комбинациях" типов власти с типами государства и типами политических режимов. Например, тип власти, зависящий от того, кто обладает ею, может быть олигархический, партократический, теократический и т.д. Государство в зависимости от многочисленных его признаков может быть типизировано как рабовладельческое, феодальное, капиталистическое, социалистическое, монархическое, республиканское. Что касается типа политических режимов, то современные политологи выделяют три основных типа наиболее общих политических режимов: демократический, авторитарный и тоталитарный. При этом в абсолютно чистом виде политические режимы, как правило, редкость. Поэтому при их характеристике используются двойные понятия: либерально-демократический, демократически-авторитарный и т.п. Через политические режимы правящие субъекты оказывают непосредственное воздействие на систему власти, на государственные структуры, на народ в целом и каждого человека в отдельности. Вкратце политические режимы можно определить следующим образом: демократический режим, авторитарный режим (авторитаризм). Крайняя форма авторитарного режима - тоталитаризм.

Существенные признаки тоталитаризма выявляются при сравнении его с авторитарным режимом. Суть различий, прежде всего, - в отношениях государства с обществом. Если при авторитаризме сохраняется определенная автономность общества по отношению к государству, то в условиях тоталитаризма она игнорируется, отвергается. Государство стремится к глобальному господству над всеми сферами общественной жизни. Устраняется из социально-политической жизни плюрализм. Насильственно демонтируются социальные барьеры. Власть претендует представлять некий всеобщий "сверхинтерес" населения, в котором исчезают, обезличиваются социально-групповые, классовые, этнические, профессиональные и региональные интересы. Правда, все права и свободы личности фактически отсутствуют.

В отличие от авторитарного режима в идеологической сфере тоталитаризма существует "идейный абсолютизм", категорически не допускается инакомыслие. Моноидеология используется государством как способ единения масс и их духовного подчинения власти, как инструмент мобилизации их готовности к жертвам во имя решения героических задач. По сути, моноидеология есть прикрытие корыстных интересов господствующей элиты.

Типология политических режимов определяется не только социальными факторами соответствующего государства, но и нравственными, моральными, мировоззренческими устоями общества. Так, более широкая и разнообразная нравственная природа демократического режима предполагает признание таких общегуманистических ценностей, как свобода совести, убеждений, слова, политический плюрализм и т.д. Нравственная природа авторитарного режима - это, наоборот, навязываемая сверху единообразная идеология, подавляющая духовную и культурную самостоятельность личности и плюрализм мнений, безраздельно господствующая над обществом и правом. Эта идеология соединяется силой государства, гарантируется его репрессивными органами и стремится унифицировать и контролировать даже мышление и вкусы граждан. Авторитарный, в особенности тоталитарный режим, активно и прямо вторгается в не принадлежащую ему сферу внутренней, духовной жизни личности.

Безусловно, слишком подробное для темы этой работы рассмотрение системы "власть-государство-политический режим" не является самоцелью. В данном случае это лишь инструмент для постановки политологического диагноза современному Ирану. Упомянутая выше типология и классификация власти (в широком понимании этого слова) служит как бы координатной сеткой, с помощью которой возможно достаточно объективно определить место Исламской Республики Иран в многообразии существующих ныне властных государственных структур.

Власть в Иране

Что же сегодня представляет собой Исламская Республика Иран? Кто олицетворяет власть в этой стране? Какой тип государства присущ Исламской Республике? Каков там политический режим?

Необходимо отметить, что ИРИ - уникальное государственное образование современности. Его своеобразие заключается в некоторых присущих только Ирану особенностях. Фактическая, реальная власть в Иране с 1979 г. принадлежит шиитской теократии. Иранское духовенство смогло, возглавив широкое, но очень пестрое по своему политическому содержанию народное движение, свергнуть шаха Ирана Мохаммада Резу Пехлеви. В течение всего нескольких месяцев были разрушены шахские институты власти. 1 апреля 1979 г. была провозглашена Исламская Республика Иран. В декабре того же года принята Конституция ИРИ (частичные коррективы внесены в июле 1989 г.), которая законодательно закрепила верховенство исламских принципов. С 1980 г. начинается бурный процесс формирования и институализации органов новой теократической власти в стране.

Система государственной власти в Иране состоит из двух структур - теократической, свойственной только ИРИ, и общепринятых республиканских, несущих в то же время отпечаток исламских принципов. Как в любой республиканской государственной системе, Конституцией ИРИ провозглашается разделение законодательной (парламент), исполнительной (правительство) и судебной ветвей власти. Однако над ними стоит выбранный узким кругом исламских клерикалов-экспертов из среды высшего шиитского духовенства Верховный руководитель страны. Ему принадлежит вся полнота власти в Иране - духовной, государственной, политической и военной. В качестве духовного лидера нации его называют Факих - глава шиитской общины; в качестве общегосударственного политического вождя - Рахбар - руководитель страны; в качестве военного лидера - Верховный главнокомандующий всеми вооруженными силами ИРИ.

При Руководителе действует несколько сугубо теократических институтов: Согласительный совет (или Совет по определению блага строя - "Маджмайе ташхисе маслахате назам"), Наблюдательный совет (или Совет хранителей Конституции - "Шоурайе негяхбане кануне асаси"), Совет старейшин (или Совет экспертов - "Шоурайе хобреган"), Совет по политике возрождения, Высший совет по культурной революции.

Согласительный совет формируется по распоряжению Руководителя для определения им правомочности сторон и выбора решения, если принятые парламентом решения по заключению Наблюдательного совета противоречат законам ислама или Конституции, а меджлис не согласен с этим. Кроме того, этот орган консультирует Руководителя по определению целесообразности принятия наиболее важных решений всеми государственными институтами и соответствия их законам шариата и Конституции.

Наблюдательный совет (НС) - важнейший орган в государственной структуре Ирана. Главная задача НС - толкование Конституции ИРИ и определение соответствия всех решений парламента законам шариата, учению Пророка Мохаммада и Конституции ИРИ. Кроме того, на НС возложены задачи по наблюдению и контролю за выборами Совета старейшин, президента, парламента, за проведением общенациональных референдумов, а также за подлинностью их итогов.

Совет старейшин - специальный орган, создаваемый для определения и назначения Руководителя. Поименный и количественный состав Совета старейшин определился Наблюдательным советом и был утвержден аятоллой Хомейни в декабре 1982 г.

Совет по политике возрождения (СПВ) стал, по существу, высшим экономическим советом, определяющим основные направления развития национальной экономики. Он имеет семь подкомитетов: промышленный, аграрный, финансовый, торговый, транспортный, социально-бытовой и жилищный.

Высший совет по культурной революции (ВСКР) является одновременно законодательным и исполнительно-распорядительным органом в сфере идеологии, культуры и образования. Обладает в своей сфере полномочиями и парламента, и правительства. Нормативные акты ВСКР вступают в силу с момента их принятия и не подлежат дальнейшему утверждению.

Все вышеназванные исламские органы в той или иной степени контролируют и направляют работу республиканских институтов в стране на основе соответствия их деятельности шиитским законам и нормам.

После победы исламской революции в Иране и установления жесткого шиитского правления в стране насильственно укреплялось господство единой государственной идеологии. Такой идеологией в ИРИ стал шиизм в его крайне фундаменталистской форме - "панисламского неошиизма Хомейни".

Конституция ИРИ законодательно закрепляет данное положение. Основной закон провозглашает: абсолютная власть над миром принадлежит Богу (Аллаху), все стороны жизни подчиняются религиозным нормам. Т.е. для современного Ирана ислам в его шиитской форме шире и глубже, чем идеология, - это образ жизни. Более того, ислам в его идеологической ипостаси в условиях Исламской Республики стал, по сути, стержнем иранской государственности, без которого рухнет вся система клерикальной власти. Ни в одной другой стране мира (быть может, за исключением Ватикана) религиозные догмы, целенаправленно превращенные в официальную идеологию, не играют такой институциональной роли, как в ИРИ. Совершенно очевидно, что для сохранения и укрепления исламского режима в Иране клерикальное руководство страны главные свои усилия направляет на создание "человеческого материала", способного сцементировать исламское государство, тем самым сохранить свою власть.

Поэтому, захватив ее в 1979 г., шиитское духовенство одной из главных своих целей определило полную исламизацию всего общества путем насильственного расширения сферы влияния религии на позиции, которые в других обществах занимает идеология, с одновременным превращением их в орудие политической борьбы. Как заявляют политико-религиозные деятели ИРИ, "наша политика - то же самое, что наша религия, а наша религия - то же, что наша политика". Таким образом, границы между религиозной и политико-идеологической работой в значительной степени были размыты и ныне представляют собой единый процесс. Главными направлениями этой работы являются:

- восхваление ислама, его законов и норм, а также мусульманского образа жизни, пропаганда основных ценностных ориентаций учения Пророка;

- индоктринация в сознание населения основных постулатов официальной, государственной идеологии - "панисламского неошиизма аятоллы Хомейни";

- дискредитация внутренней и внешней политики большинства стран мира, прежде всего "основных дьяволов" - США, Израиля, "неправильных мусульманских режимов" и в целом всего "империалистического Севера";

- формирование у населения политической индифферентности, невосприимчивости к любой "чуждой идеологии" и покорности клерикальным властям;

- воспитание религиозного фанатизма, чувства пренебрежения к смерти на основе догмы о священности "шахадата" - гибели во имя веры.

Для проведения интенсивной и действенной идеологической обработки и морально-психологической подготовки населения в Иране создана и достаточно эффективно функционирует разветвленная система воздействия и манипулирования общественным мнением, контроля за идеологически неблагонадежными членами общества, а также за военнослужащими. Эта система включает в себя ряд государственных идеологических органов, действующих во всех сферах жизнедеятельности иранского общества. Это и Канцелярия Руководителя ИРИ, и Совет по руководству и координации религиозной и политико-идеологической работы, и Высший совет по культурной революции, и министерство исламской ориентации и культуры, и Аппарат исламских наблюдателей - по сути, политкомиссаров. Кроме этого, во всех силовых структурах существуют свои разветвленные политико-идеологические органы. Необходимо отметить и целенаправленное использование государством средств массовой информации для агитации и пропаганды идеологических постулатов. При этом за СМИ со стороны властей установлен жесточайший контроль, который уже привел к закрытию десятков изданий и аресту многих журналистов. Действует запрет на существование частных независимых теле- и радиокомпаний.

Идеологическая работа является в Иране одной из главных функциональных задач государства. Недаром высшие представители иранского духовенства еще до захвата власти в Иране глубоко и тщательно изучали организацию, формы и методы агитационно-пропагандистской деятельности, политико-идеологической и морально-психологической обработки населения, которые существовали в Советском Союзе, нацистской Германии и других тоталитарных режимах. Именно поэтому формы и методы пропаганды в Исламской Республике Иран, а также организация политико-идеологического аппарата (особенно в вооруженных силах ИРИ) практически в мелочах копирует аналогичную структуру этих режимов.

Можно уверенно констатировать, что, взяв власть, шиитское духовенство создало идеологизированное государство, которое посредством государственной идеологии "хомейнизма" и политико-идеологических органов контролирует духовную жизнь общества, образ мыслей каждого его члена.

Подобный государственный контроль осуществлялся и в экономике, особенно до 90-х гг. После победы исламской революции 1979 г. иранская экономика активно эволюционировала в сторону централизованной модели развития, усиления государственного вмешательства. Это объясняется тем, что в Иране за основу экономической концепции была принята исламская социально-экономическая доктрина "тоухидной экономики", базирующаяся на принципах, провозглашенных в Коране и в законах шариата. Одними из основных были признание права государства вмешиваться в экономическую жизнь, а также ограничение свободы экономической деятельности в силу существования многочисленных мусульманских запретов (в частности, на ростовщичество и др.). В последние годы идет процесс реформирования и модернизации экономики, однако влияние государства остается еще значительным. Так, все отрасли экономики, так или иначе связанные с обороной и, конечно, военная промышленность полностью контролируется государством через Корпус стражей исламской революции (КСИР) - элитный орган в силовых структурах ИРИ.

Таким образом, даже столь поверхностный сравнительный анализ особенностей властных структур ИРИ и общеполитологических их критериев дает основание констатировать, что сегодня Исламская Республика Иран имеет теократическую власть, исламско-республиканское капиталистическое идеологизированное государство с авторитарным политическим режимом, в котором прослеживаются элементы тоталитаризма.

Эволюция режима

Необходимо отметить, что с момента завершения ирано-иракской войны, смерти лидера исламской революции и создателя ИРИ аятоллы Хомейни началась эволюция режима. В политической и экономической жизни стало наблюдаться постепенное избавление от тоталитарного наследства и усиление демократических элементов. Особенно этот процесс активизировался с приходом к президентской власти Мохаммада Хатами в 1997 г. (и повторной его победы на выборах 2001 г.).

Определенные изменения в политическом режиме ИРИ стали происходить после побед Махмуда Ахмадинежада в двух президентских выборах, в 2005 и 2009 гг.

В последнее время в экспертных кругах, в средствах массовой информации идет дискуссия о роли и месте КСИР в Иране. При этом некоторые политики и политологи утверждают, что влияние КСИР на все стороны жизни в стране усиливается, клерикалы оттесняются "стражами революции". Утверждают даже, что Иран движется к военной диктатуре, возможно, через военный переворот.

Однако здесь надо четко сказать, что "чистый" военный переворот, подобный прошахскому 1953 г. в Иране, турецким - 1960 и 1980 гг. или чилийскому перевороту генерала Пиночета 1973 г., в Исламской Республике невозможен. По нескольким причинам. Самое главное то, что в ИРИ нет единых вооруженных сил. Они состоят из Армии и КСИР. Между ними существовали и существуют разногласия и даже взаимное недоверие. Поэтому решительные военно-политические действия одной из структур будут ревностно и незамедлительно, если не пресекаться, то тормозиться другой. Во-вторых, КСИР, как сверхпривилегированная силовая структура, совмещающая функции армии, полиции и специальных органов, а также пропагандистско-идеологического аппарата, уже не вызывает симпатий у подавляющего большинства населения.

Но все же в последние годы, когда власть Махмуда Ахмадинежада, кстати, выходца из КСИР, достаточно окрепла, - наблюдается процесс возрастания влияния Корпуса на все стороны внутренней и внешней политики ИРИ. Фактически, КСИР превращается в супер-структуру, подчиняющую себе не только уже отмеченные функции, но финансовые потоки, целые отрасли экономики, в первую очередь, оборонную. На ключевые посты в государственных органах власти и экономики президентом назначаются или действующие ксировцы, или лица тесно связанные с Корпусом. Даже министром обороны в нынешнем правительстве назначен генерал Ахмад Вахиди, бывший руководитель разведывательно-диверсионной спецслужбы "Кодс", подчиненной КСИР. Важнейший пост главы министерства информации (разведки и контрразведки) занял Хейдар Мослехи, бывший представитель Высшего руководителя Ирана в сухопутных войсках КСИР. Такая же картина наблюдается и в экономике.

Одновременно многие наблюдатели отмечают и другой процесс - оттеснение старых революционеров-клерикалов от управленческих рычагов во всех сферах жизни и замена их на политически активных, относительно молодых людей, зачастую далеко не представителей духовенства, готовых до конца отстаивать интересы КСИР.

Стоит отметить, что этот процесс идет не без участия руководства ИРИ - верховного лидера, президента, парламента. Нет, все они находятся внутри этого процесса. Вполне резонно было бы предположить, что в ИРИ возможен не переворот, а медленная трансформация режима в сторону диктатуры спецслужб и военно-промышленного комплекса, контролируемого и управляемого тем же КСИР. Как отмечают специалисты-экономисты, уже сегодня можно говорить об усилении роли военно-промышленного комплекса в Иране, но не о том, что он движется к военной диктатуре.

Здесь следует особо подчеркнуть, что все изменения в Иране не касаются сущности власти или типа государства. Они происходят внутри режима, т.е. меняются средства, методы, приемы, формы и способы реализации власти. Однако эти процессы в Иране не затрагивают формообразующую суть самого государства, властные структуры, политический режим.

В итоге на поставленный в заголовке вопрос вполне корректно будет ответить так: и исламская демократия и исламский тоталитаризм.

Сажин Владимир Игоревич - профессор, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

25.04.2011