С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Андрей Покровский

КИТАЙСКИЙ СИНДРОМ, ИЛИ КАК ТОРГУЮТ НАЦИОНАЛЬНЫМ ДОСТОЯНИЕМ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Сегодня можно констатировать, что границы КНР расширяются не за счет аннексии и вооруженной оккупации территорий соседних государств, а путем покупки и налаженных связей с коррумпированными представителями высших должностных лиц. Именно такая тенденция ныне наблюдается в Средней Азии.

Как в этой связи не вспомнить одно примечательное событие из последнего государственного переворота в Киргизии. Отдельные опальные политики, пришедшие во власть после свержения режима президента К. Бакиева, решили преследовать не только его, но и первого президента республики - А.Акаева. Какие же огрехи припомнили Акаеву, призывая посадить его на скамью подсудимых? Оказывается, в бытность президентом А.Акаев отдал китайцам 200 тыс. кв. м исконно киргизских земель.

Но шоу с "продажей" родины раскручивать не стали. Закончились парламентские выборы, и тема утратила свою актуальность, да и ссориться с влиятельным и богатым соседом киргизам не с руки. Наоборот, новые власти, как и их предшественники, готовы перед китайцами согнуться в три погибели лишь бы заслужить их благосклонность.

Почему же киргизы идут на попятную? В принципе, причина одна. Устойчивый и глубокий социально-экономический кризис, который переживает Киргизия, отсутствие у страны средств на развитие и вывод экономики из депрессивного состояния заставляют киргизов искать помощь за рубежом. Гранты и транши стран-доноров, гуманитарная помощь позволяют еще как-то выживать киргизской экономике. В то же время повальная коррупция, постоянные переделы собственности, неприкрытая экспроприация иностранных активов отпугивают от Киргизии потенциальных зарубежных инвесторов. В этих условиях только Китай соглашается вкладывать средства в киргизскую экономику и предоставлять кредиты республиканскому правительству. Естественно, китайцы не упускают возможности, пользуясь зависимостью республики от международных доноров, для продвижения собственных далеко идущих интересов в этой стране.

Только по официальным данным, более 70% ввозимой в республику продукции приходится на Китай, и дешевые китайские товары практически полностью вытеснили с местного рынка продукцию киргизской промышленности, включая ранее развитое швейное производство и сельское хозяйство. Китайская экспансия продолжается. В принципе, она ведется по двум направлениям. С одной стороны, китайцы не отказывают киргизам в предоставлении грантов и займов, с другой, увязывают свою помощь с жесткими условиями по допуску по предоставлению китайскому капиталу преференций и льгот в наиболее привлекательных отраслях киргизской экономики, прав на осваивание природных ресурсов республики. Как эта политика реализуется на практике? Скажем, китайцы сейчас дают киргизам грант на 4,5 млн. долл., на которые будут приобретены китайские же тракторы и сельскохозяйственная техника, на развитие фермерских хозяйств китайцы предоставят 5 млн. долл. Что они получают взамен?

На юге республики в 2011 г. КНР намерена реализовать около 20 строительных проектов. В город Ош уже прибыло более 100 китайских специалистов. Великий сосед берется построить железную дорогу длиной 268 км "Китай-Киргизия-Узбекистан". В оплату за нее киргизы отдают китайцам право на разработку и вывоз полезных ископаемых с месторождений Жетим-Тоо (железо) в районе Тенир-Тоо и Сандык (алюминий) в Жумгальском и Кочкорском районах; Терраккан и Перевальное (золото). Спрашивается, зачем нужна железная дорога киргизам?

Очевидные экономические выгоды для киргизов никак не просматриваются, зато китайский интерес, что называется, лежит на поверхности. Добытые металлы надо же как-то вывозить, тут как раз и пригодится железнодорожная ветвь. Может быть, киргизское правительство надеется, что китайские капиталовложения в добычу рудных месторождений позволят снизить остроту с занятостью населения и на этих разработках тысячи киргизов обретут новые рабочие места? По этому поводу можно сказать одно - мечтать не вредно. Китайцы уже объявили, что к участию к разработкам месторождений будет привлекаться главным образом свои специалисты и в скором времени в Киргизию должны прибыть до 10 тыс. китайских рабочих.

Насколько выгоден для китайцев бизнес в Киргизии, красноречиво свидетельствуют цифры. По оценкам К.Самакова, китайцы приобрели месторождения стоимостью 3,2 трлн. долл. Насколько справедливы эти оценки, судить сложно, но яснее ясного, что китайцы отхватывают самые лакомые кусочки. Ведь еще с советских времен известно, что только одно месторождение Жетим-Тоо содержит свыше 7 млрд. т железной руды. Так что китайцы усердствуют не напрасно. По прогнозам их специалистов, в недрах Киргизии залегает намного больше запасов золота, железа и алюминия, чем это предполагалось ранее.

Естественно, возникают нехорошие вопросы. Во-первых, если даже не специалисту понятно, 9,5 млн. долл. не могут быть эквивалентны 3,2 трлн. долл., то почему те, кто вчера обвинял А.Акаева в распродаже родины, сегодня занимаются тем самым только в гораздо большем масштабе.

Однако все может оказаться гораздо проще и ничего не надо усложнять. Да, власти в республике меняются, бразды правления от одного клана переходят к другому и никуда не девается коррупция, ставшая родимым пятном всей вертикали власти в Киргизии. Так, может быть, исходя из этих реалий, и надо давать оценку действиям новым правящим элитам, которым, скорее всего, тоже пришлось по вкусу занятие родину продавать. Ума в этом деле много не нужно, а вот набить собственные карманы можно даже очень хорошо.

По аналогичному сценарию развиваются события в соседнем Таджикистане. Динамика развития таджикско-китайских отношений показывает довольно-таки противоречивые перспективы. Поступательному развитию двусторонних торгово-экономических отношений сопутствует не менее интенсивное продвижение китайских интересов в стране. Геополитическая экспансия Китая осуществляется не только инвестиционно-финансовыми рычагами, но именно щедрые китайские подачки открывают любые таджикские "ворота". Примечательно, что все проекты, на реализацию которых были получены огромные средства, осуществляют сами же китайские компании, тем самым кредиты с добавленной стоимостью благополучно возвращаются на родину. Одновременно с китайскими кредитами, объем которых с каждым годом растет, увеличивая госдолг страны. По данным таджикской стороны, долг Душанбе перед китайским "Эксимбанком" уже превысил 800 млн. долл.

В условиях продолжающегося социально-экономического кризиса в стране, Таджикистан вряд ли будет способен в ближайшей перспективе расплатиться по всем кредитам КНР. Такое развитие ситуации может повлечь попадание республики в долговую яму, и Китай взамен своих кредитов, возможно, потребует неограниченный доступ к природным ресурсам Таджикистана или в счет оплаты получить таджикские госкомпании, а также месторождения сырья, имеющие стратегическую значимость.

И этот процесс, что называется, уже пошел. В начале года нижняя палата парламента Таджикистана ратифицировала Протокол о делимитации и демаркации линии таджикско-китайской государственный границы, в соответствии с которой Китаю передана 1,1 тыс. кв. км или чуть более 3% собственных территорий в районе Восточного Памира. Следует отметить, что этот территориальный спор берет свое начало со времен царской России и тянется со второй половины XIX в. Спорная территория охватывала почти 20% всей территории страны.

Большинство экспертов, представителей общественности и таджикского политического истеблишмента выражают открытое недовольство данным решением официальных властей, которое преподносится "победой таджикской дипломатии". По их мнению, несмотря на то, что Восточный Памир мало населен и непригоден для сельского хозяйства, он все-таки представляет собой стратегически важную зону, т.к. там проходят пути Средней Азии в Афганистан и индо-пакистанский Кашмир.

Странно, но о какой "великой победе таджикской" дипломатии может идти речь, если "подаренная территория" превосходит или, по крайней мере, сопоставима по своим размерам с несколькими десятками стран в мире? Она почти в два раза превышает территорию Бахрейна, Сингапура, Гонконга. В целом в мире более 40 государств имеют территорию меньшую, чем ту, что Таджикистан отдал Китаю. Вместе с землей китайцам достались месторождения россыпного золота, поваренной соли, равнинные пастбища яков.

Вместе с тем, таджикские власти не ограничиваются лишь перекройкой государственных границ в пользу соседнего Китая. Они создают "благоприятные условия" для труда и обитания китайцев на территории самого Таджикистана. Руководство страны заключило договор о передаче 2 тыс. га земли в аренду Уйгурскому автономному району на западе Китая. В соответствии с договором, около 1,5 тыс. китайских фермеров будут работать на полях Кумсангирского и Бохтарского районов Хатлонской области на юге республики. Помимо фермеров, с каждым годом увеличивается численность трудовых мигрантов из КНР в Таджикистан. Служба трудовых миграций Таджикистана заявляет, что в 2009 г. в Таджикистане было около 30 тыс. китайских рабочих-мигрантов, большинство из них работали в сфере дорожного строительства, на электростанциях, и в горнодобывающей отрасли. Сегодня их численность перевалила за 50 тыс. При этом местные жители говорят, что многие китайские рабочие не торопятся возвращаться домой после завершения работ по контрактам.

На этом таджикская трагикомедия не заканчивается. При полном попустительстве Душанбе и безответственной политике президента Э.Рахмона китайская сторона активно проводила политику по заселению Мургабского района Горно-Бадахшанской автономии бывшими заключенными-рецидивистами, которые для своей легализации вступают в браки с местными жителями. Очевидно, такие преднамеренные действия китайцев, согласованные с властями Таджикистана, направлялись на принуждение сельчан Мургаба добровольно покинуть места, передающиеся им из поколения в поколение по наследству. Нелепо и то, что если раньше выехавшие на заработки граждане Таджикистана теряли своих жен, выходивших замуж за китайцев, то теперь они остались и без своих земель.

Предысторией воцарившегося правительственного беспредела явился факт дачи в 2000 г. китайской стороной большого "отката" в размере 500 млн. долл. лично президенту Э.Рахмону. Посредником в этом деле выступал нынешний вице-премьер М.Алимардон, который проданные земли охарактеризовал как высокогорные участки, не представляющие хозяйственного значения для страны. В то же время общеизвестно, что здешние места богаты алмазами, изумрудами, лазуритом и другими полезными ископаемыми.

А еще говорят, что предателей родины и национальных интересов на чужбине ждет незавидная судьба. Президент Таджикистана на своем примере готов показать, что и в этом правиле бывают исключения.

По информации - Новое Восточное Обозрение

20.04.2011