С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Юрий Баранчук

О СУДЬБЕ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА БЕЛОРУСИ И РОССИИ

С некоторых пор судьба проекта Союзного государства Беларуси и России стала принимать драматический характер. Ещё весной 2006 года, после выборов президента Беларуси, белорусский премьер-министр Сергей Сидорский, оказывается, отправлял телеграмму тогдашнему российскому премьеру Михаилу Фрадкову о том, что республика может выйти из союзного проекта. Двусторонние отношения последних лет были насыщены разного рода "войнами" - молочными, сахарными, нефтяными, газовыми, кредитными... Кто-то списывал это на издержки интеграции, кто-то усматривал в этом злой умысел врагов белорусско-российской интеграции (а их хватает), но факт остается фактом - предыдущая пятилетка оказалась серьезным испытанием для Союзного государства.

И тут дело не в личностях. Смена президента в России нисколько не уменьшила конфликтный белорусско-российский потенциал, а в период лета-осени 2010 года острота конфликта даже возросла: новый президент России Дмитрий Медведев ничуть не меньше своего предшественника Владимира Путина отстаивал те идеи в двустороннем сотрудничестве, которые были заложены еще в 2005-2007 годах и главной из которых является идея сокращения дотирования белорусской экономики за счет российского бюджета. Абсолютно бесспорно то, что белорусы - братский для русских народ. Однако можно ли все время дотировать неэффективную модель управления экономикой, если, в конечном счете, это сказывается на уровне жизни людей и рождает общественное недовольство?

Долгое время в Минске, кажется, не могли согласиться с этой очевидной экономической истиной и усматривали в любых действиях российской стороны не стремление помочь белорусам выйти на экономическую самостоятельность, что целиком и полностью отвечает белорусским национально-государственным интересам (и не только белорусским, но и российским), а желание урезать политический суверенитет Беларуси в пользу Москвы.

Возможно, это было главной причиной внешнеполитических шараханий 2006-2010 годов. Непризнание Беларусью новых кавказских государств, участие в пресловутом "Восточном партнерстве", попытка дестабилизации деятельности ОДКБ, заигрывание с европейскими политиками накануне последних президентских выборов - это только общеизвестная верхушка того внешнеполитического курса, который проводился в республике на протяжении последних пяти лет. И это только в политике.

Попытка уменьшить зависимость от России в вопросах поставок нефти на белорусские НПЗ также завершилась ничем: вместо обещанных 4 млн. тонн венесуэльской нефти в 2010 году на Мозырский НПЗ было поставлено всего около 2 млн. тонн, т.е. в 2 раза меньше, а вместо обещанных 10 млн. тонн венесуэльской нефти в 2011 году на тот же южный белорусский НПЗ будет поставлено всего 4 млн. тонн, т.е. в 2,5 раза меньше, и не венесуэльской, а азербайджанской, якобы в рамках сделок своп, что, естественно, не покрывает даже минимальных потребностей завода в нефти. Кроме того, оказалось, что венесуэльская нефть почти в два раза дороже российской. Спрашивается: зачем Белоруссии такая нефть? Просто для того, чтобы лишний раз уколоть Москву? Так там на это внимания не обращает - в этом году уже вступит в действие нефтепроводная система БТС-2, в результате чего экономическая целесообразность поставок нефти в Беларусь может оказаться для российских нефтяных компаний (с учетом отсутствия контроля над белорусскими НПЗ) вообще под вопросом.

Однако, кажется, в конце 2010 года всё стало становиться на свои места. Сначала в июле в Астане, несмотря на развязанную в российских СМИ информационную войну против белорусского руководства, Беларусь все же присоединилась к уже подписанному несколько ранее Россией и Казахстаном Договору о создании Таможенного союза. А затем (на сегодня), финальная точка была поставлена 9 декабря 2010 года в Москве, когда в Кремле Дмитрий Медведев принял своего белорусского коллегу Александра Лукашенко, который прилетел в Москву для участия во встрече глав государств - участников Таможенного союза, а также в саммитах ЕврАзЭс и СНГ.

Встреча президентов Беларуси и России продолжалась более полутора часов. Александр Лукашенко назвал заслугой Дмитрия Медведева достижение договоренностей об отмене пошлин на нефть и нефтепродукты. По словам белорусского лидера, Россия и Белоруссия 9 декабря разрешили все противоречия в торгово-экономических отношениях в рамках Таможенного союза и подписали соответствующие документы, которые открывают возможность для создания Единого экономического пространства. Прежде всего, был разрешен вопрос о пошлинах, взимаемых Россией на поставляемые в Белоруссию нефтепродукты - Минск настаивал на их отмене. Стороны договорились, что Россия 1 января 2011 года отменит пошлины при ратификации Минском документов по Единому экономическому пространству. По экспертным оценкам, экономический эффект для Белоруссии от отмены пошлин составит почти 4 млрд. долларов.

После личной встречи двух президентов и подписанного пакета соглашений можно констатировать, что политический кризис в отношениях между двумя странами миновал. Вместе с тем, успокаиваться рано. Зафиксированные двумя президентами договоренности должны обрести плоть и кровь в конкретных экономических решениях. А на сегодня с этим есть проблемы, главная из которых то, что в марте заканчивается срок поставок на белорусские НПЗ российской нефти. В данном контексте назначенный на 15 марта Совет Министров Союзного государства в Минске имеет очень большое значение - на нем должны будут получить то или иное решение ключевые для белорусской экономики вопросы. Повестка дня союзного Совмина не обнародована, но можно предположить, что основными вопросами на нем станут следующие.

Во-первых, главный вопрос - о поставках российской нефти на белорусские НПЗ до конца 2011 года. У этой проблемы есть две составляющие - цена на нефть, поставляемую белорусам российскими нефтяными компаниями, и вопросы собственности белорусских НПЗ, к которым данные компании давно проявляют интерес. Не исключено, что если официальный Минск снова попробует сделать акцент в переговорах исключительно на поставках дешевой нефти, без учета интересов Москвы, реакция российской экономической элиты окажется, увы, предсказуемой. Кратковременный выигрыш белорусской стороны на 7-8 месяцев приведет к стратегическим потерям в более отдаленной перспективе. Потеря Беларусью статуса транзитной страны для российской нефти после ввода в строй БТС-2 повлечёт потерю с 2011 года многих миллиардов долларов. Поэтому при принятии решений по нефти нужно, видимо, скорее стремиться не к тому, чтобы максимально сбить цену на это сырьё, а к тому, чтобы белорусские НПЗ в 2011 году не остались вообще без российской нефти.

Вторая, не менее важная для Беларуси тема - вопрос строительства атомной электростанции. Опять-таки и здесь из-за непонятной неуступчивости официального Минска в вопросе о стоимости АЭС (вместо российских 6 млрд. долларов на строительство станции Минск затребовал 9 млрд. долларов) решение о строительстве АЭС серьезно затянулось, в результате чего Россия уже не только приступила к возведению Балтийской АЭС в Калининградской области, но и близка к заключению первых контрактов с Прибалтикой на поставку электроэнергии с этой новой российской АЭС.

Стремление белорусской стороны получить 3 млрд. долларов дешевых средств на латание дыр в собственной экономике и выполнение предвыборных обещаний доведения средней зарплаты до 500 долларов вполне понятно. Вместе с тем, потерян темп. Ввод АЭС в Беларуси в строй уже переносится на год - с 2015 на 2016. А ведь соглашение о выделении кредита еще не подписано. Хотя и здесь есть позитивные сдвиги. После полутора лет, наконец-то, достигнуто соглашение о создании СП по продаже электроэнергии с белорусской АЭС.

Судя по тому, что В. Путин готов приехать в Минск на заседание Союзного Совмина, по всем вопросам, остававшимся до сих пор не решёнными, найдены приемлемые для обеих сторон решения. Иначе бы Совмин не собирали. Однако и тянуть больше нельзя - поставки нефти на белорусские НПЗ заканчиваются практически через две недели, а их приостановка чревата серьезными последствиями для всего народного хозяйства республики, в том числе для стабильности белорусского рубля (только благодаря экспорту нефтепродуктов Нацбанку республики удается поддерживать относительную стабильность белорусской валюты).

Двух приведенных примеров достаточно, чтобы оценить значение предстоящего в Минске 15 марта Союзного Совмина. Хочется надеяться, что тот положительный импульс, который белорусско-российские отношения получили в декабре прошлого года в Москве, распространится и на экономическое сотрудничество. Есть хорошие признаки: отпущены из зала суда двое россиян, обвинённых белорусскими властями в участии в массовых беспорядках в Минске 19 декабря (вместо срока в 3-4 года они отделались штрафом); состоялась встреча Александра Лукашенко с руководителем Сбербанка РФ Германом Грефом, на которой белорусский лидер, выразив удовлетворение работой российского банка на белорусском рынке, по сути, дал Сбербанку добро на дальнейшую деятельность в республике не только в области кредитования белорусских предприятий и работы с ценными бумагами, но и по вопросам приватизации. Ожидания накануне предстоящего Союзного Совмина самые позитивные. Осталось дождаться их претворения в жизнь.

Юрий Баранчук (Беларусь)

По информации - Фонд стратегической культуры

12.03.2011

* * *

ПРИМЕЧАНИЯ АНАЛИТИИ

Для чего нужна такая организация как Союзное государство Беларуси и России?

Дело в том, что политическое и экономическое устройство России и Беларуси в настоящее время довольно сильно отличаются. Отсюда и все проблемы во взаимоотношениях - подходы разные. И каждый прав в рамках своей концепции.

При этом русский и белорусский народы не просто родственники, а по сути разделенный один народ.

В такой ситуации Союзное государство Беларуси и России выполняет очень важную роль демпфера, гасящего противоречия на благо обоих стран и народов. Честь и хвала П.П. Бородину, возглавляющему исполком Союзного государства, за такую работу.

Так что те средства, что выделяются на Союзное государство обоими государствами, окупаются сторицей - есть вещи гораздо более важные чем деньги.