С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Алесь Волынский

ВАШИНГТОН, ВАРШАВА И БЕРЛИН ДЕЛЯТ ШКУРУ НЕУБИТОГО ЗУБРА

Публикуемые официальным Минском оперативные материалы, связанные с расследованием драматических событий в ночь подсчета голосов на состоявшихся 19 декабря президентских выборах, дают основание полагать, что Беларусь становится полем битвы за влияние не только между Россией и Западом, но также между США и Германией. Если эти материалы достоверны, не исключено, что Вашингтон и Берлин, действуя, казалось бы, вместе и в одном направлении, могут преследовать при этом разные конечные цели.

Написав первый абзац, автор тем не менее хотел бы в начале несколько отклониться в сторону от главного посыла этой статьи вопреки всем нормам журналистики.

Складывается впечатление, что глава белорусского государства Александр Лукашенко свою четвертую президентскую кампанию проиграл. Пост президента он выиграл, но по большому счету третий срок пребывания на президентском посту завершился для него неудачей.

В том, что Александр Лукашенко останется президентом Беларуси, никто, собственно, и не сомневался, в том числе дипломаты и политологи на Западе. В частных беседах многие из них соглашались с тем, что белорусская оппозиция не смогла выработать внятную программу, способную привлечь избирателей. Это не говоря уже о скандальной неспособности лидеров оппозиционных партий договориться между собой и выставить на выборах единого кандидата. Данное обстоятельство само по себе свидетельствует о том, что разглагольствующих об интересах народа и государства оппонентов Александра Лукашенко интересует лишь собственная персона, а точнее - как она смотрится в глазах иностранных спонсоров. Избиратели это тоже понимают.

Поэтому для белорусского руководства главная цель президентских выборов состояла в ином: вывести страну из международной изоляции, продолжить сближение с ЕС и США, показав западным партнерам, что политическая система в Беларуси начинает постепенно меняться в сторону либерализации; что оппозиция и гражданское общество в целом получают больше возможностей для пропаганды своих взглядов; что выборы проводятся в общепринятых демократических рамках.

Эта тенденция во внутренней политике президента нашла подтверждение даже в предварительных оценках предвыборной кампании и хода голосования со стороны наблюдателей ОБСЕ. Все изменилось в момент попытки прорыва оппозиционеров в Дом правительства и последовавшей силовой акции по разгону демонстрантов и зевак, собравшихся на площади.

Собственно, оппоненты действующего президента и до того не скрывали, что в условиях отсутствия достаточной поддержки со стороны белорусского общества, основная задача оппозиции сводится к тому, чтобы не допустить дальнейшего сближения Беларуси с ЕС и США.

Так, например, 9 декабря, выступая на пикете в Минске возле Администрации президента, Владимир Некляев призвал остальных кандидатов в президенты от оппозиции вообще отказаться от участия в выборах. Как сообщил интернет-портал "Белорусский партизан", Некляев убеждал всех в том, что "одновременное снятие кандидатур усилит оппозицию и Площадь. Нам нельзя допустить, чтобы выборы были признаны международными структурами. Признание выборов будет нашим поражением" [1].

Таким образом, сознавая свою политическую импотенцию, оппозиция, спровоцировала, пожалуй, действительно неадекватную реакцию со стороны милиции и ОМОН и достигла своей цели. Она похоронила надежды А. Лукашенко на нормализацию отношений со странами Запада и добилась дальнейшей изоляции Беларуси, санкций в отношении ее руководства, экономических ограничений для белорусских предприятий и, соответственно, сохранения себя в качестве якобы "представителей" народа Беларуси, "угнетаемого авторитарным режимом". Ведь признай Запад очевидное, что выборы прошли в целом демократично, то кто бы тогда этих "представителей" продолжал кормить?

Да, Александр Лукашенко эту партию проиграл. Но кто тогда выиграл? Народ Беларуси? Нет. Если не считать, что избранная Западом для промывки мозгов часть молодежи получит возможность въезжать на территорию ЕС по минимальным визовым расценкам. Кто еще мог выиграть? Россия? По-моему, тоже нет, хотя большинство политологов и журналистов считает иначе. Продолжая оставаться в изоляции, подвергнутая остракизму, Беларусь затрудняет диалог России с Западом, особенно со странами ЕС, которые обвиняли Кремль в том, что он поддерживает "последнего диктатора в Европе". Поэтому нормализация отношений Минска с европейскими столицами и ЕС в целом была выгодна Москве. Это придало бы дополнительную динамику общеевропейскому диалогу по безопасности и сотрудничеству, содействовало бы налаживанию отношений между Россией и Польшей, к чему Москва явно стремится, а также способствовало бы большему доверию к политике России со стороны стран Балтии и всего Европейского Союза.

Может, поэтому - в расчете на дальнейшее сближение Беларуси и ЕС - в Минске и Кремле старательно демонстрировали реальную (или придуманную политтехнологами двух стран?) напряженность в отношениях "тандема" российских правителей с Александром Лукашенко. Ведь все прекрасно понимают, в том числе и в России, что нет большего, чем он, защитника идеи славянского единства и союзнических отношений России и Беларуси. Так что Москва при этом ничем не рисковала, а президенту Беларуси при таком уровне доверия избирателей бояться тоже было нечего.

Правда, надо отметить, российские олигархи имеют свои виды на Беларусь, но это уже иная тема, сродни анализу внутрисемейных конфликтов. Другое дело - действия некоторых российских политиков, но их мотивы ничем не отличаются от некляевских в силу общности целей и спонсоров.

Так может, изоляция Беларуси выгодна Евросоюзу? Сомнительно. Ведущие страны Европейского Союза "заточены" на развитие отношений с Россией, и такой смущающий и раздражающий их фактор, как союзный Москве "авторитарный режим" в Беларуси, этому только мешает. Вряд ли в Брюсселе и европейских столицах действительно ожидали, что белорусское руководство повторит ошибку России и других стран СНГ и ввергнет страну в "реформаторский хаос" со всеми вытекающими отсюда последствиями. Александр Лукашенко неоднократно давал ясно понять, что реформы будут постепенные, а не шоковые, и действовал он в этом направлении достаточно настойчиво, хотя и осторожно. Поэтому Европа вполне могла бы продолжать политику "пряника", которая дала неплохие результаты за последние два года. Тем более что там прекрасно осознают: Минск - не Киев, а Лукашенко - не Кучма. "Революция" в Беларуси, как говорится, не прокатит.

Так кто же тогда выиграл от событий в ночь на 20 декабря и позже?

Qui prodest? Кому выгодно?

К добру или худу для белорусов, но наша страна находится на тектоническом разломе Европы, который Штаты и следующие в фарватере американской политики Польша, страны Балтии и Скандинавии всячески стараются углубить и расширить, а Россия и европейские сторонники идеи общеевропейского пространства безопасности и сотрудничества - наоборот, засыпать и забыть. Поэтому немалая доля вины за срыв диалога между Минском и Европой ложится на США.

В Вашингтоне, видимо, вообще не склонны полагаться на долгосрочную стратегию постепенной либерализации внутренней политики белорусского руководства и все еще рассчитывают использовать неоднократно оправдавшие себя методы "цветных" революций. Поэтому США, скорей всего, не будут признавать результаты выборов белорусских президентов до тех пор, пока в кресло главы Беларуси не усядется их марионетка.

И пусть он будет даже "сукин сын", главное - чтобы это был для них свой "сукин сын". При этом мнение белорусского народа Вашингтон не очень волнует. Как не волнуют его и "проблемы с демократией" и все такое прочее, используемое в качестве предлога для продвижения своих людей на белорусский "олимп". Заботит американцев одно - союз Беларуси с Россией. И на его разрушение никаких сил и денег не жалко.

Возьмем, к примеру, опубликованный WikiLeaks конфиденциальный отчет помощника Госсекретаря США по европейским и евразийским делам Дэниэла Фрайда (Daniel Fried) о проведенных в октябре 2008 года в Вильнюсе консультациях высокопоставленных дипломатов девяти стран в рамках программы Расширенное партнерство в Северной Европе [2]. В ходе дискуссии в части, касающейся Беларуси, дипломаты из Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии, Швеции, Эстонии, Латвии, Литвы и США "согласились с тем, что, несмотря на некоторые положительные сдвиги, последние [парламентские] выборы разочаровали" (видимо, потому, что оппозиционные партии не смогли получить ни одного депутатского мандата. - А.В.). И как результат, участники совещания сошлись во мнении, что "важно предложить Беларуси альтернативы зависимости от России" [3].

Но причем здесь Россия, если речь шла о выборе белорусами своих представителей в парламент? На то, казалось бы, и демократия, чтобы избиратели поддержали те партии, чья политика им больше по душе. А все, наверное, потому, что США и "Северную Европу", как можно видеть из отчета американского дипломата, демократия вовсе не волнует. Просто американцам и их европейским партнерам сильно не нравится то, что белорусы и россияне остаются союзниками. Причем нежелание белорусов разрывать связь между двумя братскими славянскими народами кажется западникам и прибалтам настолько непонятным и даже диким явлением, что объяснить его они могут только "зависимостью" Беларуси от России. Как будто ничто иное связывать два народа не может.

Руководствуясь ошибочным представлением, что только экономический фактор определяет нежелание Беларуси вступать в НАТО и выстраивать свою внешнюю и внутреннюю политику по лекалам ЕС, Запад в то же время рассчитывал соблазнить Минск непонятно чем. Ведь альтернативой "зависимости от России" может быть или независимость от кого бы то ни было, что в современной мировой экономике вещь эфемерная, или же зависимость от Запада. Последнее - вещь более конкретная, но не столь уж и соблазнительная, если обратиться к опыту других государств.

Потому что в конечном итоге лозунг "открыть Беларусь миру" сводится к тому, чтобы вскрыть ее, как консервную банку, и выбрать ложкой наиболее лакомые кусочки белорусской экономики, обрекая остальное, особенно социальную сферу, на развал и уничтожение, а белорусский народ - на современное рабство и вымирание.

Однако, даже приняв в 2008 году решение "предложить Беларуси альтернативы зависимости от России", Вашингтон и европейские столицы не смогли или не захотели найти ничего более существенного или хотя бы сравнимого с тем, что может предложить в экономической сфере Москва, учитывая необъятный российский рынок (о культурных и духовных связях я уж не говорю). Даже утвержденная в Белом доме и широко разрекламированная шведско-польская инициатива "Восточное партнерство" - и та оказалась всего лишь "обманкой", предназначенной для прикрытия операций по финансированию в Беларуси политической оппозиции с надеждой водворить в президентскую резиденцию "белорусского Ющенко". А поскольку членство в НАТО Беларуси светит еще меньше, чем Украине, то и превратится она не в "форпост Запада на Востоке" (эта роль вместе с соответствующей финансовой составляющей отведена Польше), а в "серую" буферную зону между НАТО и Россией, выходящей из дурмана "дикой либерализации" и пугающей Вашингтон своей возрождающейся военной и экономической силой.

Но еще больше США раздражены тем, что Россию все меньше боятся в Европе. Пусть дальняя, но вполне возможная перспектива формирования евразийского пространства сотрудничества от Атлантики до Тихого океана похоронит надежды Вашингтона на сохранение за собой статуса "имперского центра" западной цивилизации. Воспрепятствовать этому могло бы возведение нового "железного занавеса" между РФ и ЕС в виде пояса стран-вассалов Вашингтона, звеньями которого были бы Беларусь, Украина, Молдова и страны Балтии. Однако не получается. Цепь то и дело рвется. Потому-то американцы спешат, понимая, что свято место пусто не бывает. Тут уж не до долгосрочных стратегий.

Под чью дудку ЕС пляшет "Крыжачок"?

Судя по всему, 31 января с.г. министры иностранных дел стран ЕС таки примут решение возобновить действие политических и экономических санкций в отношении Беларуси, и более-менее нормальный диалог, который существенно поспособствовал смягчению позиции Александра Лукашенко в отношениях c оппозицией, окажется недолгим. Вполне ли самостоятельно ЕС примет такое решение?

Рассмотрим, к примеру, перечень документов, на основании которых комитет по иностранным делам Европарламента принимал 12 января рекомендации относительно реакции ЕС на события в Беларуси.

Если не считать четыре биографии приглашенных лиц и программу заседания, то из 18 предложенных документов 4 имеют непосредственное отношение к США (подчеркнуты красным). Так, в качестве источников "информации к размышлению" евродепутатам рекомендовались статья из американской газеты "Нью-Йорк Таймс" и краткая аналитическая публикация недавно ставшей сотрудницей Фонда Карнеги Ольги Шумило-Тапиолы, вскормленной в качестве политолога в Киеве, Лондоне и Брюсселе на деньги Фонда Сороса [4]. В Фонде Карнеги пани Ольга специализируется на Беларуси, Украине и Молдове, поскольку по какому-то стечению обстоятельств эти же страны курирует ее муж, Пиркка Тапиола, старший советник Верховного представителя ЕС по внешней политике и политике безопасности (семейный подряд?). Два других документа - это совместные заявления о ситуации в Беларуси после президентских выборов Госсекретаря США Хиллари Клинтон и босса Пиркки Тапиолы, баронессы Кэтрин Эштон из Великобритании. Хотя к этим четырем документам можно смело добавить еще два: письма представителей Гражданской инициативы "Освобождение" и зарегистрированного в 2008 году в Брюсселе Движения за свободу в Беларуси. Не ошибемся.

При этом евродепутаты не потребовали добавить им в папки с документами материалы, в которых излагались бы факты с точки зрения официального Минска, хотя перед заседанием комитета состоялись встречи высокопоставленных чиновников ЕС и Европарламента с представителями руководства Беларуси. В частности, та же Кэтрин Эштон встретилась с министром иностранных дел РБ Сергеем Мартыновым. Ясно, что при таком избирательном подходе к "информации к размышлению" размышлять евродепутаты намерены не были.

Если по справедливости, то надо упомянуть и о том, что в аналитической статье Ольги Шумило-Тапиолы есть-таки строчка, которая должна была, по идее, побудить участников заседания к тому, чтобы задаться вопросом: а стоит ли полагаться только на Хиллари Клинтон, статью из "Нью-Йорк Таймс" и "плач Иеремии" в исполнении приглашенных в Брюссель белорусских оппозиционеров? Звучит эта строчка так: "Президент [Лукашенко] рискует потерять последние крупицы доверия со стороны Запада, в то время как оппозиция подвергается риску не восприниматься Западом всерьез, если будут найдены доказательства, что ее члены атаковали правительственное здание" [5].

И вот теперь представим, что 31 декабря Евросоюз принимает санкции против Беларуси, а затем Минск представляет на суд мировой общественности доказательства провокации со стороны оппозиции. Получится неудобно.

Так, может, европейцам стоит сначала подождать окончания расследования минских событий, их причин и следствий, а уж потом делать выводы? Чтобы не позориться. На украинском "оранжевом Майдане" тоже кричали, что российский спецназ вот-вот начнет операцию его зачистки, а потом Юлии Тимошенко пришлось объясняться, что ее неправильно информировали. Неудобно получилось.

Drang nach Osten?

Президентские выборы в другой стране - горячая пора для дипломатов и разведчиков. Работа у них такая. Как сбор урожая - для крестьянина. Поэтому ничего странного в том, что в опубликованных материалах о контактах белорусской оппозиции с иностранцами то и дело упоминаются и якобы разведчики. Но удивляет то, как часто в этих материалах мелькает слово "Германия". И это интересно.

Вообще-то, поначалу, после развала СССР, немецкие спецслужбы не очень активно проявляли себя "на обломках империи". Германия переживала тяжелый период воссоединения земель и ей было не до нас. Сложилось даже впечатление, что немцы больше работали по соседней Польше и другим близлежащим "партнерам". По крайней мере, в Беларуси они довольно плотно отслеживали проявления "восточной политики" Варшавы, особенно в том, что касалось активности Польши по созданию и поддержке польских землячеств и других общественных организаций, имеющих этнокультурную основу. Это касалось и Литвы, которая, как и Польша, всячески подогревала интерес к вопросу о "литвинстве" белорусов.

Массированно по "демократизации" постсоветского пространства работали и работают США и Великобритания. Меньше, ввиду не столь обширных финансовых ресурсов, - Франция, Голландия и Италия. Поскольку НАТО не имеет собственной разведки, а всего лишь координирует деятельность национальных разведслужб, то после принятия Польши в альянс Беларусь и Украина оказались "в зоне ответственности" Варшавы. Другие, не столь влиятельные, как США, Великобритания или Германия, страны НАТО оказались в этом смысле чем-то вроде подмастерьев, которым поручаются проводить на территории Беларуси наиболее неприятные операции (что-то тайком ввезти, кого-то нелегально вывезти). Да и действуют они больше с территории соседних стран, к примеру - Украины. Это потому, что "маленьким" спецслужбам контрразведка и внимания уделяет меньше. За всеми разве уследишь?

Так что это нормально, что именно польские спецслужбы наиболее зримы в нашей стране в силу их ответственного подхода к выполнению служебных обязанностей, определенных в штаб-квартире НАТО и дополненных собственным видением интересов Польши и даже интересов Беларуси, как их понимают в Варшаве, исходя из своего представления о светлом будущем белорусского народа.

Естественно, что, считая Беларусь и Украину своей "подмандатной" территорией в силу исторических причин и распределения обязанностей внутри НАТО, где правит бал Вашингтон, в Польше с подозрением воспринимают активизацию здесь деятельности Германии. Тревога и даже раздражение Варшавы этим обстоятельством проявились, например, в аналитическом докладе польского Центра Восточных исследований (OSW), который финансируется правительством. Документ называется "Немецкие сетевые структуры на востоке. Немецкая "мягкая сила" в Восточной Европе, Центральной Азии и на Южном Кавказе: политика - управление - культура - наука - общество" [6].

Автор доклада Юстына Готковская полагает, что Берлин пытается не только продвигать свои экономические интересы в странах СНГ, но и влиять на их внешнюю и внутреннюю политику, укрепляя тем самым позиции Германии в Европейском союзе. А это, судя по докладу, полякам не нравится. Скрупулезно подсчитав, куда и на что идут немецкие деньги, какие немецкие организации в странах СНГ на них худо-бедно существуют, пани Юстына отмечает, что основными исполнителями политики "мягкой силы" Германии являются фонды, которые аффилированы в политические партии ФРГ и финансируются из бюджета. Есть также сеть других организаций, которые работают по заказу немецкого правительства, главным образом, в сферах образования, культуры и международных научных контактов, а также в секторе консультирования по экономическим вопросам.

Польский эксперт не доводит цепочку своих логических построений до конца, но если сделать это за нее, да еще и с учетом декабрьских событий 2010 года, то получается, что Германия начинает постепенно перехватывать инициативу в использовании "мягкой силы" в Беларуси, а может, и в других постсоветских государствах, где ранее, не имея конкурентов, резвились в основном англосаксы и их доверенные партнеры.

Учитывая достаточно независимую от Вашингтона политику Берлина, а также его особые отношения с Москвой, можно предположить, что такой поворот событий вряд ли радует Соединенные Штаты и Великобританию. В частности, и потому, что у немцев в этом деле есть существенные преимущества.

Дело в том, что чиновники в любой стране имеют одну и ту же особенность. Они по-разному относятся к дипломатам и разведчикам в зависимости от влиятельности представляемого ими государства. Так, например, в Беларуси чиновники среднего звена, как правило, не очень-то почтительны по отношению к полякам или прибалтам. Бывшего сожителя по СССР и гражданина стран Центрально-Восточной Европы, вроде Польши или Чехии, они не воспринимают как "сверхчеловека". Более того, существует даже определенная мера отторжения соседей, если те пытаются навязывать пусть и нищему, но гордому белорусу свое видение ситуации. Другое дело - такие гранды, как американцы, британцы, немцы или французы. Но и здесь есть свои нюансы. С англосаксом, к примеру, наш чиновник может быть почтительным до заискивания, но в то же время он воспринимает его достаточно отстраненно. Штаты далеко и слишком уж они довлеют над всеми, а британцы заранее воспринимаются как заносчивые, тоскливые и исторически славянам враждебные.

А вот к немцам отношение особое. Восточные славяне, не раз с германцами сражавшиеся на поле брани, относятся к немцам с уважением, как к нации умной и сильной, но в меру. Для белоруса именно Германия - лицо Европейского союза и воплощение его представлений об "обществе социального благополучия". К тому же Германия - особый партнер России, в отличие от США и Великобритании. А это для нас немаловажно.

Видимо, поэтому, понимая свои преимущества над другими партнерами по НАТО, в Германии с готовностью откликнулись на предложения ввести санкции ЕС в отношении политического руководства Беларуси. И с не меньшим энтузиазмом там поддержали и идею активизировать работу с "гражданским обществом", а также - что особенно интересно - с белорусским чиновничеством среднего уровня и малым и средним бизнесом. Именно на этом поприще, в отношениях с чиновниками и бизнесменами, немцы могут круто обойти не только поляков и литовцев, но и англосаксов и "южных европейцев" вроде французов и итальянцев. Усилия, потраченные Штатами или Британией на массу неправительственных организаций, "научно-аналитических" центров и амбициозных, но, как правило, бездарных в государственной и хозяйственной работе политических и общественных деятелей, окажутся малоэффективными.

Есть о чем задуматься в Вашингтоне, Лондоне, Варшаве и Вильнюсе!

При этом немцам в Беларуси нет смысла перенимать грубые американские манеры, если они хотят достичь цели в применении своей "мягкой силы". Интересы Беларуси, России и Германии в Европе во многом совпадают, и если немцы будут вести себя в нашей стране рационально и без глупостей (вроде организации "цветных революций"), то их стремление к усилению своего влияния на политику официального Минска может быть воспринято даже с пониманием. Почему бы и не прислушаться к разумным советам? Не исключено, что белорусское руководство будет даже способствовать расширению контактов чиновничества и бизнеса с немецкими ведомствами и организациями, если это будет во взаимных интересах.

Так что Германии стоит скорректировать свою позицию. Было бы неплохо, если в Берлине прислушаются к мнению того же Пиркки Тапиолы, который в своих интервью белорусским массмедиа неоднократно говорил, что "демократизация - долгий процесс" и что Евросоюзу надо заинтересовать Беларусь в том, чтобы она шла именно по этому пути [7].

И тут возникает вопрос: а мы, что, разве против? Только не надо снова подгонять белорусов "в светлое завтра" пинками под зад. Это раздражает. Да и пример соседней Украины не способствует тому, чтобы, перефразируя Евтушенко, "задрав штаны, бежать вослед за дядей Сэмом".

Александру Лукашенко, единственному из постсоветских лидеров, удалось удержать страну от политических потрясений и экономического коллапса. И народ это ценит. Сейчас оппозиционные партии будут подговаривать общество и чиновников превратить Беларусь из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику в надежде когда-нибудь прорваться в Национальное собрание, чтобы делить портфели. Но, наблюдая за дракой украинских политиков за место у бюджетного корыта, оценив ее последствия для уровня жизни украинского народа и представив на их месте наших белорусских оппозиционеров, не способных мирно поделить даже спонсорские деньги, хочется спросить: "Беларусы, вы сапраўды гэтага хочаце?!"

1. http://www.belaruspartisan.org/bp-forte/ ?page=100&backPage=6&news=72548&newsPage=0

2. E-PINE- ExpandedPartnershipinNorthernEurope.

3. Речь шла о состоявшихся 28 октября 2008 года выборах в нижнюю палату белорусского парламента, на которых оппозиционные партии не получили ни одного депутатского мандата, http://213.251.145.96/cable/2008/10/08STATE114173.html

4. Ольга Шумило-Тапиоли руководила созданным на деньги Фонда Сороса киевским Международным центром политических исследований (http://www.icps.kiev.ua) и занимает пост члена совета директоров ассоциации 37 аналитических центров в разных странах (PASOS, http://www.pasos.org/), финансируемых из того же источника.

5. Causes and Consequences of Belarus's Post-Electoral Violence, Olga Shumylo-Tapiola - 21 December 2010 (Carnegie Endowment for International Peace) http://www.europarl.europa.eu/meetdocs/ 2009_2014/documents/afet/dv/201/201101/20110112_shumylo_en.pdf

6. http://www.osw.waw.pl/en/publikacje/osw-report/2010-10-12/ german-networks-east-german-soft-power-eastern-europe-central-asia-

7. См., например, http://telegraf.by/2010/11/ tapiola-vostochnoe-partnerstvo-sozdali-special-no-dlja-belarusi.html

Алесь Волынский (Беларусь)

По информации - Фонд стратегической культуры

28.01.2011