С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Александр Шустов

УЗБЕКИСТАН: НОВЫЙ РАЗВОРОТ НА ЗАПАД

Несмотря на многочисленные протесты европейских правозащитных организаций, визит Ислама Каримова в Брюссель все-таки состоялся. 24 января президент Узбекистана посетил столицу Бельгии, встретившись с президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, комиссаром ЕС по энергетике Гюнтером Эттингером и генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном. И хотя председатель Европейского Совета Херман Ван Ромпей и король Бельгии встречаться с ним отказались, этот визит можно считать явным успехом Узбекистана, лидер которого не посещал страны Запада последние пять лет.

Отношения Узбекистана и ЕС испортились после того, как в мае 2005 г. власти республики подавили вооруженный мятеж в Андижане, в ходе которого по официальным данным было убито около 180, а по неофициальным - несколько сотен человек. Под давлением общественного мнения страны ЕС ввели против Узбекистана санкции, включая эмбарго на поставки оружия, запрет на въезд в страны ЕС узбекским чиновникам, ответственным за гибель людей в Андижане, сокращение финансовой помощи и введение ограничений на торговлю. В ответ Узбекистан закрыл военную базу США в Ханабаде, использовавшуюся для снабжения войск в Афганистане, и решил переориентироваться на Россию, заключив с ней в конце 2005 г. договор о союзнических отношениях.

Однако период охлаждения в отношениях Узбекистана с Западом продолжался сравнительно недолго. Поскольку безопасность южного маршрута снабжения войск НАТО в Афганистане оказалась под угрозой, США остро нуждались в альтернативном маршруте, который мог предоставить Узбекистан. Восстановление связей США и ЕС с Узбекистаном началось уже в 2008 г. В ежегодном докладе о борьбе США с терроризмом за этот год говорилось о том, что США предприняли ряд шагов для возобновления тесного сотрудничества с Узбекистаном, который представляет интерес своими транспортно-коммуникационными возможностями. Летом 2008 г. США договорились с Узбекистаном о транзите небоевых грузов через аэропорт г. Навои, а в ноябре ЕС снял с Узбекистана большинство санкций. В октябре 2009 г. на встрече министров иностранных дел ЕС было решено отменить последние санкции, ограничивавшие поставки Узбекистану оружия.

Фактически последний визит И. Каримова в Брюссель стал лишь официальным оформлением отношений со странами Запада, на деле восстановленных давно и в полном объеме. Не удивительно, что именно этот момент вызвал наиболее острую критику "демократически настроенной" европейской общественности, упрекающей руководство ЕС и НАТО в том, что организовав визит И. Каримова в Брюссель, они не только игнорировали многочисленные нарушения в области прав человека в Узбекистане, но и создали прецедент для лидеров других авторитарных государств. Оправдания лидеров НАТО и ЕС, готовивших этот визит в тайне и сообщивших о нем лишь за несколько дней, выглядели малоубедительно. Очевидно, например, что слова главы Еврокомиссии Жозе Баррозо о том, что тема прав человека поднималась в ходе визита в полном объеме, останутся не более чем словами, а сам визит преследовал исключительно практические цели.

Вместе с тем результаты переговоров президента Узбекистана с руководством НАТО и ЕС отнюдь не сводятся к простой легитимации их отношений. По данным узбекского информационного агентства "УзА", в ходе визита было подписано два меморандума: о реализации проектов финансового и технического сотрудничества и сотрудничества в сфере энергетики. ЕС пообещал предоставить высокие технологии для реализации приоритетных проектов, развития инфраструктуры, подготовки кадров и расширения научно-технических связей, а также принять участие в модернизации ТЭКа, внедрении энергосберегающих технологий, развитии транспортно-коммуникационных и транзитных коридоров между регионами". В крайне важных для него вопросах водопользования Узбекистан также заручился поддержкой Евросоюза, заявившего, что заинтересованные стороны должны придерживаться принципов "сохранения экологического баланса", а также "справедливого и разумного использования водных ресурсов трансграничных рек".

Главными политическими итогами визита стало подписание Соглашения об учреждении в Узбекистане Делегации Евросоюза и дальнейшая активизация сотрудничества на афганском направлении. Последнее включает не только транзит через Узбекистан военных грузов для войск НАТО, но и сотрудничество в рамках Индивидуальной программы партнерства и Процесса планирования и анализа принятых решений - специальных программ, разработанных НАТО для стран, которые не являются членами альянса, но представляют для него значительный интерес. Для урегулирования афганского конфликта Узбекистан вновь предложил задействовать свою старую идею создания Контактной группы "6+3", в состав которой планировалось включить представителей всех соседних с Афганистаном стран, а также США, НАТО и России. Однако никакого энтузиазма со стороны ЕС эта идея, по-видимому, не вызвала.

Суммируя итоги визита И. Каримова в Ташкент, можно заключить, что ЕС и НАТО интересуют в Узбекистане два главных момента: 1) сотрудничество на афганском направлении, где республика служит не только важным перевалочным пунктом для грузов НАТО, но и реализует ряд важных экономических проектов; 2) взаимодействие в нефтегазовой сфере, ключевым моментом которой является возможное присоединение Узбекистана к проекту "Набукко". Если первое из этих направлений особых вопросов не вызывает и его значимость для обеих сторон очевидна, то участие Узбекистана в проекте строительства трансконтинентального газопровода выглядит гораздо более проблематичным. Дело в том, что в Узбекистане пока нет лишних запасов природного газа, которые можно было бы направить на запад по "Набукко", а те, что есть, экспортируются в Россию. К тому же Узбекистан планирует поставить газ по новому газопроводу "Туркменистан-Китай", где у него есть ежегодная квота в размере 5 млрд. кубометров.

В то же время настойчивые попытки Евросоюза привлечь к реализации "Набукко" Туркменистан, без которого для него просто не хватит газа, в последнее время становятся все более активными. Узбекистан мог бы предоставить дополнительные объемы газа, которые повысили ли бы общую рентабельность проекта и смысл его реализации. Вопрос о том, где же взять эти дополнительные объемы газа, теоретически может решиться за счет их переброски с других направлений - российского или китайского. Резкие повороты внешнеполитического курса были не раз характерны для Узбекистана в прошлом, возможны они и в сфере экономики. Тем более что экономические взаимоотношения РФ и Узбекистана складываются непросто. В последнее время из-за трудностей ведения бизнеса свою деятельность здесь свернул целый ряд российских инвесторов. В среднесрочной перспективе Узбекистан способен увеличить и собственную добычу газа. Крупные проекты в сфере газодобычи реализуют здесь российские, азиатские и европейские компании.

Ставка ЕС и НАТО на развитие прагматичных военных и экономических отношений с Узбекистаном выглядит очень продуманной. Он не только является первым по населению и вторым после Казахстана государством Центральной Азии по экономическому потенциалу. Узбекистан, граничащий со всеми пятью странами региона и Афганистаном, обладает крайне важным геополитическим положением. Военное доминирование в этой республике, подкрепленное крупными нефтегазовыми проектами в экономике, позволит контролировать всю Центральную Азию, оказывая отсюда давление на расположенные рядом Россию, Китай и Иран. Стоит напомнить, что на ключевое положение Узбекистана в регионе еще в 1997 г. в своей "Великой шахматной доске" указывал З. Бжезинский. Теперь же его геополитические концепты с успехом могут быть реализованы на практике.

По информации - Фонд стратегической культуры

27.01.2011