С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Александр Шустов

СКОЛЬКО СТОЯТ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ УСТУПКИ КИТАЮ?

12 января нижняя палата парламента Таджикистана ратифицировала межгосударственный договор о демаркации и делимитации таджикско-китайской государственной границы. Таджикистан обязался передать КНР 1.112 квадратных километров своей территории на Восточном Памире. Соглашение, официально названное "победой таджикской дипломатии", получило противоречивые оценки. Одни считают его обдуманным шагом, позволившим урегулировать все противоречия с Китаем, другие - неоправданной территориальной уступкой, для которой у руководства страны не было никаких оснований.

Таджикские власти отмечают, что территориальный спор между КНР и Таджикистаном берет начало во второй половине XIX века - времени продвижения Российской империи в Туркестан и его территориального раздела с Китаем. Документы того периода допускают двоякое толкование линии прохождения русско-китайской границы, что позволило Пекину после Второй мировой войны предъявить претензии на 28,5 тыс. квадратных километров советской территории, относящейся ныне к Таджикистану. Учитывая, что вся площадь Таджикистана составляет 143 тыс. кв. км., Китай требовал отдать себе его пятую часть (19,9%). И то, что поладили, отдав КНР лишь 3,5% территории, на которую он претендовал (0,7% общей территории республики), Душанбе при желании может расценивать как свою "дипломатическую победу".

В рассуждениях такого рода есть своя логика. Военные и экономические потенциалы Китая и Таджикистана, а также их политический вес несопоставимы. По словам директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана (ЦСИ) Сухроба Шарипова, во время междоусобной войны, охватившей Таджикистан в 1992-1997 гг., китайцы могли ввести свои войска в восточные регионы Таджикистана, дойдя до Хорога, и никто бы им не помешал.

Надо заметить, что территориальные уступки Китаю после распада СССР сделали все граничащие с ним республики бывшего СССР. Российская Федерация уступила китайцам несколько островов на дальневосточных реках - Даманский, потом Тарабаров и половину Большого Уссурийского. Казахстан в 1997 г. передал Китаю приграничный участок размером в 407 кв. км и согласился, по настоянию Пекина, ликвидировать возведенные в советский период долговременные фортификационно-оборонительные сооружения, построенные на случай вторжения со стороны КНР. Киргизия окончательно урегулировала территориальные разногласия с Китаем в августе 1999 г., уступив ему около 1,1 тыс. кв. км (это соглашение плохо повлияло на судьбу президента А. Акаева - он был обвинён в предательстве национальных интересов).

Соглашение об урегулировании приграничных вопросов между Пекином и Душанбе было заключено в 1999 г. В соответствии с ним Таджикистан уступил Китаю около 200 кв. км участка близ реки Маркансу, сохранив при этом контроль над участком, считавшимся китайцами спорным, в районе перевала Карзак. В мае 2002 было подписано дополнительное соглашение о демаркации границы, по которому Таджикистан обязался передать КНР около 1 тыс. кв. км территории Горного Бадахшана (именно это соглашение ратифицировано сейчас таджикским парламентом).

Интересно, что в Душанбе никто толком не знает, что за участок Горного Бадахшана отдали Китаю. Таджикские власти уверяют, что это незаселенная людьми территория Мургабского района на средней высоте 5 тыс. метров над уровнем моря - и только. Однако академик Р. Масов говорит, что территория к югу от перевала Уз-Бель, отданная Китаю, богата залежами редкоземельных металлов - урана, золота, никеля, ртути, и китайцы хорошо это знают. Геолог Зурмахмад Еров, возглавлявший в советское время геологоразведочную экспедицию на Памире, подчёркивает, что если китайцам отходит территория долины Маркансу или озера Рангкул, то они богаты месторождениями рассыпного золота и драгоценных металлов.

Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) выступила против ратификации соглашения об урегулировании территориальных споров с Китаем. Как указывает лидер партии Мухиддин Кабири, ратификация соглашения противоречит Конституции Таджикистана, 7 глава которой гласит, что территория страны едина и неделима. Такую же позицию занимает и лидер незарегистрированной Социалистической партии Таджикистана Мирхусейн Назриев. Зато в поддержку властей выступили таджикские коммунисты, заявившие, что теперь территориальным спорам с Китаем пришёл конец.

Почти все сходятся на том, что Таджикистан пошел на ратификацию соглашения в надежде на торгово-экономические выгоды. В последние годы экономическая активность КНР в республике заметно возросла. Так, в июне 2009 г, в разгар кризиса, Китай предложил вложить в критически важную для Таджикистана энергетическую сферу более 1 млрд. долл. Ещё 560 млн. долл. китайцы инвестируют в строительство Нурабадской ГЭС-1 на реке Хингоб и 400 млн. долл. - на строительство угольной ТЭЦ в Душанбе. Кроме того, Китай планирует вложить 61 млн. долл. в строительство двух современных ЛЭП и 51 млн. долл. - в реконструкцию автотрассы Душанбе - Дангара.

Работают китайцы с Таджикистаном и по линии развития стратегических коммуникаций. После того, как Узбекистан в конце 2009 г. перестал пропускать в Таджикистан грузовые железнодорожные составы, пытаясь помешать строительству Рогунской ГЭС, республика оказалась фактически в транспортной изоляции и в Душанбе задумались о прокладке альтернативных транспортных маршрутов. Сочли перспективным строительство коммуникаций в восточном и южном направлениях, и здесь основным партнером Таджикистана является опять-таки Китай. В конце 2010 года стало известно о планах участия Душанбе в проекте строительства трансконтинентальной железной дороги Кашгар - Герат, которая должна соединить Восточную и Центральную Азию с Персидским заливом. Протяженность дороги - около 2 тыс. км, из них 392 км пройдут по территории Таджикистана. Если дорогу построят, Таджикистан получит независимый от Узбекистана выход на Китай и страны Ближнего Востока.

По информации - Фонд стратегической культуры

21.01.2011