С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Эдуард Попов

НА ГРУЗИНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

10 декабря на встрече в рамках работы по предотвращению инцидентов с участием представителей МНЕС, ОБСЕ, Грузии, Южной Осетии и России в грузинском населенном пункте Эргнети была обнародована инициатива официального Тбилиси, в соответствии с которой жителям Южной Осетии отныне разрешено свободно пересекать границу с Грузией. Чтобы пересечь границу, желающие должны предупредить грузинскую полицию за 10 дней. Соответствующее объявление вывешено на местном пограничном пункте. Официальной реакции югоосетинской стороны пока не последовало.

Кавказская политика Саакашвили последних месяцев выдержана в одном стиле: создать у соседних народов Северного и Южного Кавказа впечатление своей дружелюбности и открытости, выстраивая при этом геополитическую конфигурацию, в которой Грузии отводится роль объединяющего центра всего Кавказа. Острие этой новой стратегии, как нетрудно заметить, нацелено на Россию. Главным объектом дипломатических комбинаций являются "мятежные" территории Грузии и республики Северного Кавказа. Квинтэссенцией новой политики Тбилиси стали слова государственного секретаря США Хиллари Клинтон, сказанные ею в ходе мартовского визита в Грузию. В речи Х. Клинтон, наделавшей много шуму, была приведена официальная оценка Вашингтоном конфликтов в Закавказье. Продолжающийся процесс международного признания Южной Осетии и Абхазии расценивается госдепом США как закрепление оккупации этих территорий. Страна-оккупант - разумеется, Россия.

Решение официального Тбилиси по открытию гуманитарного коридора для жителей Южной Осетии - не первый и, конечно, не последний шаг такого рода, и он полностью отвечает интересам заокеанского политического заказчика, заинтересованного в максимальном ослаблении главного своего геополитического конкурента в регионе - России.

Противоречивость новой стратегии Саакашвили - следствие изначального антагонизма между пожеланиями заказчика и интересами граждан Грузии (с последними Саакашвили так или иначе вынужден считаться, хотя бы на уровне риторики - нельзя же совсем не соответствовать имиджу демократически избранного президента). События последних недель хорошо иллюстрируют указанный антагонизм интересов.

16 ноября. Парламентская ассамблея НАТО в Варшаве приняла резолюцию, поддерживающую суверенитет и территориальную целостность Грузии. В резолюции содержится призыв к России выполнить взятые ею обязательства перед Евросоюзом в рамках соглашения о прекращении огня, вывести свои войска с территории Грузии (то есть с территории "оккупированных" Россией Южной Осетии и Абхазии), дать возможность достойно вернуться беженцам в свои дома. Пикантность формулировки в том, что в пакете резолюций ПА НАТО Россия признана "надежным и ответственным партнером в области ядерного нераспространения и контроля над вооружениями", сотрудничество с которым "является важным фактором глобальной безопасности".

23 ноября. В выступлении на сессии Европарламента Саакашвили заявил, что его страна больше не будет пытаться с помощью военной силы вернуть Абхазию и Южную Осетию, и попросил Евросоюз признать факт оккупации его страны Россией. При этом Саакашвили подчеркнул, что грузинская сторона готова (?!) к политическому диалогу с Россией. Заявление отмечено явной логической неувязкой (очень мягкая формулировка): о каком "политическом диалоге" с государством, характеризуемым как оккупационное, может говорить вменяемый и отвечающий за свои слова руководитель?

1 декабря. Выступая в Астане на саммите ОБСЕ, Саакашвили обратился к России с призывом прекратить конфронтацию (!) и начать всеобъемлющие мирные переговоры (!!). Как будто не было обстрелов российских миротворцев и массового уничтожения граждан Южной Осетии в августе 2008 года, последующей полуобъявленной террористической войны против жителей российского Северного Кавказа, призывов к ЕС, НАТО и США "разобраться" с Россией.

Не секрет, что Грузия сегодня - основной плацдарм, с которого ведутся диверсионно-террористические операции против России на Северном Кавказе. В приграничных с РФ районах Грузии расположены базы боевиков, берут начало маршруты террористов, взрывающих (в прямом и переносном смыслах) северокавказские республики. Особенно активны военные действия на дагестанском направлении. Дагестан держит лидерство среди субъектов Российской Федерации по интенсивности террористических акций.

Совершенно очевидно, что без уничтожения баз и плацдармов на территории Грузии стабилизация положения на Северном Кавказе невозможна. Особенно если учесть, что Грузия - ещё и главный канал финансирования северокавказских террористов.

В Дагестане создан и уже приступил к несению службы специальный моторизированный батальон внутренних войск МВД России. А недавно жители приграничных дагестанских сел заявляли о террористических вылазках с территории Грузии дагестанских же боевиков и о создании отрядов самообороны. Не исключено нанесение ударов возмездия по террористическому бандподполью в стране, которая стала с разрешения Саакашвили прибежищем преступников.

В этих условиях министр иностранных дел России Сергей Лавров на саммите ОБСЕ в Астане чётко заявил, что с Тбилиси "никакого диалога быть не может". Полагаем, со стороны самого Саакашвили было бы логичнее продолжить начатую в августе 2008-го линию и отказаться от всяческого политического диалога с "оккупантом" - ведь именно по приказу "Мишико" был открыт огонь по гражданам России (миротворцам и жителям Южной Осетии), были разорваны дипломатические отношения между нашими странами.

Однако, видимо, положение обязывает. Грузия слишком тесно связана духовными, родственными, экономическими узами с Россией, чтобы даже Саакашвили мог полностью игнорировать их.

В том, что отношения между нашими странами прерваны не окончательно, сомнений быть не может. Интересы Грузии и политика Саакашвили - понятия прямо противоположные. Это сознают и в Москве, и все больше - в грузинском обществе. Напомним о начатом на Поклонной горе восстановлении взорванного по приказу тбилисских властей мемориала грузинам, погибшим в Великой Отечественной войне. О том, что многочисленная трудовая грузинская диаспора (увы, и грузинский криминалитет) по-прежнему находится на территории России. По некоторым данным, численность оной достигает примерно 1 миллиона 200 тыс. человек. И по-прежнему денежные переводы из России составляют существенную часть семейных бюджетов и всей экономики Грузии (хотя объем переводов по сравнению с довоенной ситуацией существенно сократился).

Пойди Москва на депортацию грузинских граждан с территории Российской Федерации, это стало бы началом социально-экономического коллапса Грузии с неизбежным крахом режима Саакашвили. Однако этот шаг не был и, вероятно, не будет сделан. Правильно понятые стратегические интересы России в Закавказье, традиционные культурно-исторические связи двух православных народов, русского и грузинского, предполагают не ущемление интересов Грузии как государства, а нечто совершенно иное - возврат к нормальным, ещё лучше дружественным отношениям. Это в интересах России и русских, это в интересах Грузии и грузин. Однако, повторяем, в условиях сохранения диктаторского, марионеточного режима Саакашвили такое оздоровление отношений заведомо невозможно.

Первым шагом к нормализации двусторонних грузино-российских связей станет прекращение политического существования Михаила Саакашвили, предание его грузинскому или международному суду за преступления против человечества и попрание прав человека в самой Грузии. Нет никаких сомнений в том, что Россия, другие государства, международные правозащитные организации в состоянии оказать необходимую моральную и юридическую поддержку грузинскому обществу в подготовке соответствующих материалов и доведении их до суда.

Россиянам же необходимо выстраивать диалог с грузинской общественностью, со здоровыми силами в грузинском политическом классе напрямую. По многим свидетельствам, отрезвление грузинского общества уже произошло, многие грузины все яснее сознают, в какую опасную для нации авантюру втянул их этот Мишико. Сознают и понимают, кто дёргает этого деятеля за ниточки во имя продолжения братоубийственного противостояния с Россией.

По информации - Фонд стратегической культуры

15.12.2010