С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Анатолий Алифёров

ЯДЕРНАЯ ПОЛИТИКА ИРАНА И БЕЗЬЯДЕРНЫЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

"Уроками Ирака пренебрегли. Следующая цель - Иран". Под таким заголовком газета Guardian (Лондон) опубликовала 2 февраля сего года статью, где говорилось о грандиозном военном строительстве, развёрнутом Соединёнными Штатами в Персидском заливе - там, где имеется самая высокая в мире концентрация запасов нефти и военных баз США. В день появления публикации в Guardian президент Израиля Шимон Перес объявил: "Мы должны мобилизовать весь мир, чтобы разгромить Ахмадинежада". И в тот же день на сайте американского журнала National Review был размёщён призыв неоконсерватора Дэниела Пайпса к Бараку Обаме: "Bomb Iran!" - "Разбомбите Иран!"

Многие серьёзные аналитики на Западе, словно сговорившись, утверждают, что Иран выбран в качестве следующей после Ирака мишени. Как считает Мишель Хоссудовский, никакие шаги иранского руководства уже значения не имеют: Америке нужна эта война, и она её развяжет. Дескать, события развиваются, как и в случае с Ираком. В 2002-2003 годах так же не имело значения, что говорил и делал Саддам Хусейн; "мировое общественное мнение" проглотило ложь об иракском оружии массового поражения, Ирак был атакован и пал.

Тогда, правда, и Колин Пауэлл, и другие американские официальные лица знали, что они лгут, говоря о химическом оружии в Ираке. Сейчас никто, кроме самих иранских руководителей, не знает, есть у Исламской Республики Иран ядерное оружие или нет. Тегеран говорит, что нет. Проверкой этого утверждения может стать одно - характер ответного удара, который нанесут иранцы. В том, что ответный удар в случае необходимости будет нанесён, сомнений никаких. Кого-то это не пугает. Однако рисковать неизбежным в случае военных действий в Персидском заливе прекращением поставок нефти через Ормузский пролив вторая сверхдержава современности Китай не хочет и, надо полагать, не станет. Если поставка иранцам российских многоканальных (ведущих обстрел одновременно нескольких летящих целей) зенитно-ракетных систем С-300 в настоящее время задерживается, то китайские крылатые ракеты C-802, C-704 и Hongdu TL-2 уже поставлены на боевое дежурство и в начале марта были испытаны иранскими моряками.

Тем временем спекуляциям на тему "когда будет иранская бомба" не видно конца. Особенно упражняются в этом израильтяне. Ещё в 2005 году глава израильской разведки "Моссад" Меир Даган заявлял, что если Иран начнёт обогащение урана в 2005 году, то для создания атомной бомбы ему потребуется 2-3 года. В Тегеране на такие спекуляции не обращают внимания. Исламская республика развивает ядерный топливный цикл настолько, насколько это позволяет договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), так как хочет иметь все ядерные технологии, которые не запрещены договором. Как раз в эти дни, в 20-х числах марта, иранцы начинают строительство двух новых заводов по обогащению урана. Иран направил официальное письмо МАГАТЭ, выразив намерение производить на своей территории обмен наработанного в Иране низкообогащённого урана на ядерное топливо, которое поставят в ИРИ другие страны (в настоящее время атомные реакторы имеются примерно в 60-ти странах мира).

"Иран считает, - сообщало 26 февраля агентство "Синьхуа", - что в нынешних американо-иракских наступательных и оборонительных позициях на Ближнем Востоке произошли изменения в пользу Ирана. За восьмилетнее пребывание Джорджа Буша на посту президента Соединенные Штаты проводили атаки на "Большом Ближнем Востоке" по всем фронтам, оставляя за собой "отрицательное дипломатическое наследие". Так или иначе, изменения, происшедшие на Ближнем и Среднем Востоке в первом десятилетии ХХI века, позволяют сейчас Ирану придать своей ядерной политике необходимую гибкость.

Укрепляет международные позиции Ирана и то, что ещё в 1995 году на Конференции по рассмотрению действия и продлению ДНЯО была принята резолюция о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Резолюция была одобрена всеми странами региона, в том числе Израилем. Сегодня, однако, основным препятствием на пути создания безъядерной зоны на Ближнем Востоке является наличие ядерного оружия у Израиля (вооружить еврейское государство ядерным оружием помогли в своё время Франция, Великобритания и США). Несмотря на то, что уже второе десятилетие резолюции о безъядерном Ближнем Востоке ежегодно утверждаются Генеральной Ассамблеей ООН, дело не сдвинулось ни на шаг.

3-28 мая 2010 г. в Нью-Йорке должна проходить созываемая раз в пять лет Обзорная конференция по ДНЯО, где ближневосточный вопрос будет одним из ключевых в дискуссиях о режиме нераспространения. 24 февраля в Москве с участием посла США в России Джона Байерли, представителей МИД и МО РФ обсуждался ход подготовки к Обзорной конференции. Выступивший в ходе обсуждения заместитель директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Олег Рожков заявил: "Мы отдаем себе отчет, что зона, свободная от ОМУ и средств его доставки, на Ближнем Востоке вот так просто не появится. В конце концов, ее создание завязано на подвижки в мирном процессе. И все же Россия, являющаяся участником "квартета" международных посредников по ближневосточному урегулированию, предлагает странам Ближнего Востока конкретные рекомендации по осуществлению этой резолюции. В их числе - организация конференции/встречи заинтересованных государств с целью рассмотрения путей реализации решений 1995 г., назначение спецкоординатора по этому вопросу, ратификация всеми странами Ближнего Востока ДВЗЯИ, их добровольный отказ от развития чувствительных элементов ядерного топливного цикла, постановка всех ядерных установок в регионе под всеобъемлющие гарантии МАГАТЭ".

Важную роль в реализации этих предложений играет АЭС "Бушер" на побережье Персидского залива, строить которую заканчивает российский "Атомстройэкспорт". АЭС "Бушер" - уникальный объект, аналогов которому нет в мире: "Атомстройэкспорту" и его подрядчикам удалось осуществить интеграцию российского оборудования в строительную часть, выполненную по немецкому проекту ещё во времена иранской монархии, в 70-х годах прошлого века. Сооружение АЭС "Бушер" ведётся под исключительным контролем МАГАТЭ.

Ключ к решению "иранской ядерной проблемы" находится совсем не там, где его хотят найти американские и израильские политики. Они, например, выражают лицемерную озабоченность тем, что легководный реактор советской конструкции на иранской АЭС поможет развитию ядерной военной программы Ирана. "И при этом, - отмечал в 1995 году бывший заместитель генерального директора МАГАТЭ Дэвид Фишер, - буквально умоляют установить реактор точно такого же типа в Северную Корею, страну, которая нарушила гарантии МАГАТЭ и собиралась выйти из ДНЯО (уже вышла. - А.А.), говоря всему миру, насколько легководный реактор безопасен с точки зрения ядерного нераспространения".

Тот же Дэвид Фишер в 1996 году в интервью московскому журналу "Ядерный контроль" заявил: "Именно США в 1976 году собирались передать в руки Ирану оружейный плутоний, - уже была готова сделка о строительстве АЭС, предназначенной для производства атомной энергии для Ирана и соседних стран, при поддержке США. Этот объект должен был, согласно задумке, поставлять плутоний на 23 запланированные шахом АЭС, а также в Турцию и другие соседние страны".

Напоминание об этом несомненно поучительно. Двойные стандарты в вопросах ядерной безопасности не срабатывают. Безъядерный мир - очень далёкий идеал, в этот мир не попасть одним прыжком, идти к нему надо долго и постепенно. Одним из первых шагов на этом долгом пути может стать безъядерный Ближний Восток.

По информации - Фонд стратегической культуры

22.03.2010