С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Николай Димлевич

КАВКАЗСКИЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ РАЙОН: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Анализ международной и военно-политической обстановки на Северном Кавказе и в Закавказье показывает, что развитие событий в этом едином геополитическом районе, часть которого является суверенной территорией Российской Федерации, и в 2010 году будет напрямую зависеть от действий ведущих западных держав по отстранению РФ от проектов добычи и транспортировки углеводородного сырья в зоне Каспия.

Прямым следствием столкновения геополитических интересов различных центров силы в регионе является рост сепаратистских и экстремистских настроений, активизация международных террористических группировок, сохранение неурегулированных конфликтов.

Наибольшую внешнеполитическую угрозу для безопасности РФ будут представлять нестабильность обстановки в Закавказском регионе, в Ираке и Иране.

В настоящее время и в ближайшей перспективе Грузия продолжит ведение информационной кампании, направленной на формирование международного общественного мнения, которое потребует передачи контроля над зоной конфликтов международным силам под эгидой ООН, ЕС или НАТО. В том числе возможно совершение провокационных террористических акций с последующим обвинением Российской Федерации в неспособности обеспечить безопасность мирных жителей.

Сохранение группировки вооружённых сил США на территории Ирака, совершенствование инфраструктуры, систем управления и разведки на Ближнем Востоке существенно повышают ее стратегическую мобильность, оперативные и боевые возможности.

Целенаправленное давление США и Европейского Союза на Иран под предлогом необходимости противодействия распространению ядерного оружия, при сохранении нынешней модели поведения Тегерана, в определенных условиях может вызвать резкую эскалацию обстановки и распространение нестабильности на соседние территории, в том числе на Закавказье и Каспийскую морскую зону.

Значительную угрозу безопасности России будут представлять попытки продвижения экстремистскими группировками идей исламского фундаментализма в регионы России с преобладанием мусульманского населения. Действия этих сил будут поддерживаться правящими кругами и религиозными объединениями Пакистана, Турции, Саудовской Аравии и других стран.

В 2009 году реальная угроза интересам национальной безопасности России в 2009 году в Закавказье проистекала из неустойчивой ситуации, сложившейся после вооруженной агрессии Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года. В отсутствие полномасштабного политического урегулирования оставшийся у власти в Тбилиси режим М. Саакашвили целенаправленно продолжал курс на ремилитаризацию страны, сопровождая его агрессивной риторикой в адрес России, а также получивших независимость Абхазии и Южной Осетии.

Несмотря на выпущенный 30 сентября 2009 года доклад Комиссии ЕС ("Комиссия Тальявини"), подтвердивший факт грузинской агрессии и дестабилизирующее влияние поставок западных вооружений и военной техники в Грузию в предшествующие августовскому конфликту годы, некоторые страны (США, Украина, Израиль, Турция) не отказались от намерений возобновить поставки оружия в Грузию.

Применительно к кризису в Закавказье, спровоцированному событиями в августе 2008 года, действия новой администрации США направлены на сохранение Грузии в качестве недружественного России государства и поддержание напряженности в районах грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. Реализация данных планов позволит США использовать территорию Грузии для дальнейшего развертывания баз и пунктов передового базирования американских войск. Это обеспечит США эффективный рычаг влияния на развитие военно-политической обстановки в Северокавказском и Закавказском регионах.

Тбилиси активно поддерживает развитие партнерских отношений с Соединёнными Штатами и евро-атлантическими структурами. Так, Пентагон ведет сейчас подготовку проекта соглашения о строительстве на территории Грузии к 2015 году трех военных баз и размещении до 25 тысяч американских военнослужащих.

Руководство Грузии отказывается признать независимость Республики Абхазия и Республики Южная Осетия, прилагая усилия политического и военного характера по созданию условий возвращения контроля над утраченными территориями. Продолжается проведение антироссийской политики, направленной на формирование негативного отношения международного сообщества к Российской Федерации.

В целях обеспечения долгосрочной стабильности на своих южных границах Россия заключила ряд двусторонних договоренностей по укреплению военно-политических отношений с Абхазией и Южной Осетией, включая соглашение о совместной охране госграниц, о сотрудничестве в военной сфере, о создании российских военных баз. Благодаря активным действиям российской стороны в настоящее время на границах Абхазии и Южной Осетии с Грузией поддерживается необходимый уровень безопасности и правопорядка и число инцидентов незначительно. На основе договоренностей Д.А. Медведева и Н. Саркози от 12 августа и 8 сентября 2008 года достигнуто приемлемое "разделение труда" в области безопасности в Закавказье - Россия обеспечивает безопасность независимых Абхазии и Южной Осетии, а Европейский Союз взял на себя предоставление гарантий неприменения силы со стороны Грузии. Линия России на укрепление гарантий безопасности Абхазии и Южной Осетии, создание в этих республиках прочной системы военной и пограничной обороны обеспечила в 2009 году усиление позиций России в Закавказье. Необходимо и в дальнейшем продолжать курс на укрепление российских позиций в Абхазии и Южной Осетии - как по военной, так и по политической линиям. Ускоренное строительство российских военных баз и пограничных позиций в этих республиках в 2010 году будет способствовать росту военно-политического потенциала России в Закавказье, послужит надежной защитой от возможных рецидивов грузинского реваншизма.

В 2009 году создан прецедент выхода из СНГ - в августе вступило в силу объявленное за год до этого соответствующее решение Грузии. Чисто политический характер этого жеста Тбилиси подтверждается тем, что Грузия предпочла сохранять, где это возможно по международному праву, свое участие в договорах, заключенных в рамках Содружества.

Агрессия Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года, выход Грузии из СНГ и разрыв дипломатических отношений с Россией привели практически к полному замораживанию российско-грузинских отношений.

В соответствии с Женевскими договоренностями от 17-18 февраля 2009 года запущены совместные механизмы по предотвращению и реагированию на инциденты в районах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии с участием этих двух стран, Грузии, России, ООН, ОБСЕ и ЕС. Практическая реализации указанных механизмов позволит в значительной степени снизить напряженность и укрепить безопасность на границах Южной Осетии и Абхазии с Грузией.

Кроме того, Россия проводила линию на укрепление своих позиций в Причерноморье (ОЧЭС, Блэксифор, "Черноморская гармония") и Прикаспийском регионе, поддерживала диалог с закавказскими соседями в рамках турецкой инициативы о создании Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе.

Остается неурегулированным нагорно-карабахский конфликт, который препятствует восстановлению отношений между Арменией и Азербайджаном, тормозит нормализацию связей между Ереваном и Анкарой, является дополнительным дестабилизирующим фактором в Закавказье. Азербайджанское руководство продолжает угрожать применением силы против Армении. Российская сторона в 2009 году предпринимала активные усилия по содействию урегулирования нагорно-карабахской проблемы как в рамках деятельности Сопредседателей Минской группы ОБСЕ, так и на двусторонней основе в контактах с руководством Азербайджана и Армении. Активная внешнеполитическая и военно-политическая линия России в Закавказье нашла отражение в укреплении союзнического партнерства с Арменией и стратегического партнерства с Азербайджаном. Поступательно развивалось сотрудничество между Москвой с Баку и Ереваном в международных организациях (прежде всего ООН и ОБСЕ), а также на региональном уровне в рамках СНГ, ОДКБ, ЕвразЭС. Параллельно с участием в деятельности Сопредседателей Минской группы ОБСЕ Москве необходимо будет продолжать курс на активную вовлеченность российской стороны, в том числе на высшем уровне, в урегулирование нагорно-карабахского конфликта.

В 2010 году Москве необходимо углубить союзнические отношения с Арменией, включая взаимодействие двух государств в ОДКБ, что закрепит Россию на ведущих военно-политических позициях в Закавказье. Необходимо также продолжать оказывать содействие Еревану в сфере дальнейшего развития российско-армянского сотрудничества, включая его военно-политическую составляющую.

Параллельно предстоит развивать российско-азербайджанское стратегическое партнерство в целях обеспечения дружественных отношений с Азербайджаном как важным источником энергоресурсов, авторитетной региональной державой, потенциальным союзником России в Закавказье и на Каспии.

При активном участии исламских миссионеров, некоторых неправительственных организаций на территории России распространяются и материально поощряются несвойственные большинству российских мусульман радикальные и политизированные течения ислама. Их деятельность получила в последние годы распространение в Дагестане, Ингушетии, Чечне, Карачаево-Черкесии. Зарубежные исламистские центры реализуют программы по подготовке кадрового резерва мусульманского духовенства в России. Вместе с тем сохраняется стремление ЕС и ряда стран Запада использовать эту тему в качестве инструмента политического давления на Россию.

Наибольший эффект в этом плане достигается путем обучения российской молодежи в исламских учебных центрах ряда арабских стран - Алжира, Турции, Сирии, Саудовской Аравии, Иордании, Пакистана и других. Определенные религиозно-политические круги ряда иностранных государств стремятся использовать канал студенческих обменов для формирования на постсоветском пространстве новых элит, нацеленных на приход во власть и ориентированных на зарубежные исламистские центры. На это выделяются немалые финансовые средства (пример - Саудовская Аравия).

Представляется целесообразным в 2010 году в сфере подготовки кадров традиционного умеренного мусульманского духовенства для России совершенствовать систему отбора и направления мусульманской молодежи на обучение в зарубежные исламские учебные заведения в странах "умеренного" ислама и заключения соответствующих соглашений с ведущими центрами, например с исламским Университетом Аль-Азхар в Каире.

На Северном Кавказе в настоящее время начинает развиваться одно из важнейших направлений военной стратегии США - "сетевые войны".

Северный Кавказ: факторы дестабилизации

Представляется, что США и некоторые другие государства Запада начали подготовку условий для реализации в России сценария "цветной" революции в ходе избирательного цикла 2011-2012 годов. Президент США предложил к 2013 году увеличить на четверть число сотрудников Госдепартамента США и Агентства международного развития (USAID). Одна из поправок к проекту бюджета предусматривает создание 1226 новых рабочих мест в этих ведомствах уже в 2010 году. В перспективе количество работников внешнеполитической службы должно возрасти на 25 процентов, а число сотрудников USAID к 2012 году удвоиться.

В качестве инструмента "сетевой войны", обеспечивающего получение информации и осуществление выгодного им влияния на обстановку, США и их союзники используют иностранные некоммерческие неправительственные и международные организации (далее - ИННО и МО).

На территории Южного федерального округа насчитывается более 100 иностранных организаций, фондов и мониторинговых сетей в форме союзов, ассоциаций и обществ, действующих в самых различных сферах.

Примером реализации концепции "сетевых войн" является деятельность на юге России американских фондов Сороса, Карнеги, Мак-Артуров, немецких фондов Ф. Эберта, К. Аденауэра, В. Белля, а также "Организация непризнанных народов и наций", "Международный институт стратегических исследований" (Лондон), "Кавказская сеть НКО по проблемам беженцев и вынужденных переселенцев "CRINGO"", "Международная сеть "Молодежное правозащитное движение"" и ряд других. Идеология, цели, задачи и тактика данных структур определяются финансирующими их организациями и координируются из единого центра в США.

В рамках осуществляемой ИННО и МО деятельности предпринимаются попытки оказания информационно-пропагандистского воздействия на народы Кавказа, направленного на разрушение единого культурно-исторического пространства Кавказа и России, ликвидацию пророссийской ориентации в кавказском обществе, формирование идеологии ненависти к России как стержневой основы "новой кавказской идентичности".

Действующие в Чеченской Республике зарубежные организации ("Международный красный крест", "Датский совет по беженцам") и российские НПО ("Правозащитный центр "Мемориал", "Совет неправительственных организаций" и др.) осуществляют подбор фальсифицированных данных "о похищениях людей и внесудебных казнях", якобы практиковавшихся военнослужащими федеральных сил. Поставлена задача подготовить создание "международного трибунала по Чечне" по аналогии с трибуналом по бывшей Югославии.

Указанные организации акцентируют внимание на фактах исчезновения после 1994 года около 5 тыс. этнических чеченцев, оставляя без внимания проблему розыска пропавших без вести в 1991-99 гг., в период правления Д. Дудаева и А. Масхадова русских и русскоязычных жителей республики, а также похищенных заложников.

В завуалированной форме в сознание населения северокавказских республик внедряется стереотип "геноцида" Россией народов Кавказа, насильственном включении территорий нынешних северокавказских республик в состав Российской федерации. Мировое общественное мнение готовят к восприятию тезиса о необходимости "защиты народов Кавказа от России".

В последнее время отмечается рост активности адыгских общественных организаций ("Адыгэ Хасэ Республики Адыгея", "Черкесский конгресс", Международная Черкесская Ассоциация). Предвзято излагая исторические события и односторонне оценивая их политические последствия, радикально ориентированные члены этих организаций (в том числе зарубежных) пропагандируют политико-идеологическую платформу, которая обосновывает идею восстановления "исторической справедливости" в отношении адыгских народов и призвана консолидировать как зарубежных, так и российских адыгов путем поэтапной реализации следующих положений:

- добиться от Российской Федерации признания "геноцида черкесского (адыгского) народа", якобы имевшего место в ходе Кавказской войны XIX века;

- добиться признания статуса соотечественников для потомков адыгов, эмигрировавших из России (с получением российского гражданства по упрощенной процедуре);

- добиться создания нового субъекта Российской Федерации, объединяющего территории исторического проживания адыгов (Адыгею, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию) с последующим образованием самостоятельного государства.

Такого рода проекты прорабатываются и внедряются в адыгскую среду, выносятся на публичное обсуждение адыгскими националистами. Так, в апреле 2009 г. на ежегодной конференции в Колумбийском университете (США) получила поддержку идея создания самостоятельного адыгского государства. Некоторые зарубежные адыгские лидеры выдвинули предложение сформировать правительство Черкесии в изгнании с представительством в штаб-квартире ЕС, а также в США и Турции. С помощью ведущих "мозговых центров" США (RAND Corp., Джеймстаунский фонд) на международном уровне создается основанное на фальсификациях "научно-историческое" обоснование "геноцида". В странах проживания адыгской диаспоры организуются "научные" конференции с участием ученых из США, Турции, европейских государств, лейтмотивом которых являются требования к России признать факт геноцида, восстановить "историческую справедливость" путем возврата утраченных черкесами территорий и образования независимого черкесского государства. Через адыгские мононациональные организации ("Черкесский конгресс" в республиках Адыгея и Карачаево-Черкесия, "Кабардинский конгресс", "Независимый общественно-исследовательский центр", "Общественный правозащитный центр" в Кабардино-Балкарской Республике) идеология адыгоцентризма распространяется среди населения республик Северного Кавказа и прежде всего среди молодежи.

Попытки мифологизировать историю своих народов предпринимаются также карачаевскими и балкарскими общественными деятелями и некоторыми представителями научной интеллигенции. Так, в массовое сознание этих этносов активно внедряется тезис о якобы аланском происхождении карачаевцев и балкарцев (на самом деле имеющих тюркские корни), устанавливается на этой основе историческое право на земли, принадлежавшие ранее аланам, в том числе Новоархызский музей-заповедник, на территории которого расположены раннехристианские святыни. Это служит серьезным фактором инспирирования дополнительной напряженности в межнациональных и межконфессиональных отношениях в Карачаево-Черкесской Республике.

И здесь особую актуальность приобретают вопросы преподавания отечественной и мировой истории в учебных заведениях. Предпосылки для распространения националистических и экстремистских взглядов у современной молодежи были созданы ещё в начале 90-х годов ХХ столетия. Тогда в республиках Северного Кавказа широко распространились учебники, в которых исторические события излагались с позиций той или иной титульной национальности. Преподавание такого рода "национальных историй" приводило к этноцентризму, способствовало росту межэтнической напряженности.

К тем же результатам приводит распространение материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, национальной и религиозной нетерпимости в средствах массовой информации. Заметно выросла активность исламских пропагандистских сайтов радикального направления. Примером может служить одиозный сайт "Объединенного вилайата Кабарды, Балкарии и Карачая". На этих ресурсах размещаются материалы, крайне тенденциозно трактующие общественно-политические события последнего времени (например, судебный процесс по делу о нападении террористов на правоохранительные структуры Нальчика в октябре 2005 года).

Одним из основных факторов, усиливающих этносепаратизм на Кавказе, является фактическая дерусификация северокавказских республик в результате массового исхода русского населения. К настоящему времени Чеченская Республика и Республика Ингушетия стали практически мононациональными. Отток русского и русскоязычного населения наблюдается во всех бывших "русских" районах Северного Кавказа: Кизлярском и Тарумовском районах Дагестана, Моздокском районе Северной Осетии, Прохладненском и Майском районах Кабардино-Балкарии, Гиагинском и Майкопском районах Адыгеи, Зеленчукском и Урупском районах Карачаево-Черкесии. Аналогичные тенденции складываются и в районах Ставропольского края - Курском, Нефтекумском, Левокумском.

В ряде северокавказских республик, по сути, уже сформированы этнократические режимы, деятельность которых способствует "выдавливанию" русского населения. Продолжается дискриминация русских при формировании властных структур, при назначении руководителей предприятий и учреждений. В то же время создается система политических, экономических и правовых привилегий для представителей "титульных" этнических групп.

Суммируем угрозы национальной безопасности России в сфере межнациональных отношений на Кавказе:

- в ряде регионов сохраняется значительный уровень межэтнической напряженности, широко распространены проявления этнического и религиозно-политического экстремизма;

- налицо попытки политизации рядом международных организаций этнического (этнокультурного) фактора, стремление использовать некоторые общественные объединения для дестабилизации российского общества;

- сохраняются клановость и коррупция, которые тесно связаны с межэтническими противоречиями и земельными этнотерриториальными спорами;

- осуществляется противодействие со стороны ряда этнорегиональных элит укреплению общероссийской гражданской идентичности;

- продолжается отток русского и русскоязычного населения из регионов Северного Кавказа.

Демографические процессы на Юге России имеют разную направленность. С одной стороны, завершается осуществлённая в постсоветское время дерусификация восточных регионов Северного Кавказа, с другой - укрепляется полиэтничность равнинного Предкавказья. Происходит замещение русского и русскоязычного населения выходцами из горных и предгорных районов Северного Кавказа.

Доля федеральной помощи в бюджетах республик Северного Кавказа составляет до 70-90%. В то же время этноклановая организация власти в республиках Северного Кавказа, ее коррумпированность и непрофессионализм порождают недоверие населения к государственным институтам. Недовольство народа в этих условиях зачастую приобретает этническую окраску.

* * *

Главная угроза безопасности на Северном Кавказе сегодня - непрекращающаяся террористическая активность. Целью террористов является создание на Северном Кавказе исламского государства.

В 2010 году в рамках уже Северокавказского федерального округа необходимо создать более совершенные системы национального и глобального мониторинга состояния, факторов и эффективности мер противодействия терроризму, сепаратизму и ксенофобии, которая бы опиралась не только на статистические показатели, но и на результаты исследований общественного мнения, экспертных опросов. В настоящее время большинство важнейших политических решений (как на национальном, так и на международном уровне), связанных с принятием мер по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и ксенофобией, принимается на основе анализа конкретных фактов, макроэкономических показателей и данных правовой статистики. При этом обычно не учитывается то обстоятельство, что терроризм, сепаратизм и ксенофобия должны рассматриваться не только как социально-правовые, но и социально-психологические явления, оценка которым не может быть дана лишь на основе статистики актов поведения. Мониторинг общественного сознания и изучение мнения экспертов должны стать государственной функцией, а их результаты - обязательным элементом системы принятия политических и правовых решений, направленных на противодействие терроризму, сепаратизму и ксенофобии.

Наиболее активно информационно-пропагандистская деятельность идеологов терроризма осуществляется среди последователей ислама. Используются противоречия процесса распространения ислама в России и в ряде сопредельных государств, несовершенство нормативной правовой базы, регулирующей деятельность религиозных объединений. Этому, в частности, способствуют:

- рост численности мусульман в силу особенностей демографической ситуации в регионах традиционного распространения ислама, а также увеличение миграционных потоков из ряда преимущественно мусульманских по вероисповеданию стран бывшего СССР;

- повышение популярности фундаменталистских исламистских идей на Северном Кавказе на фоне социально-экономической депрессивности и политической нестабильности региона;

- слабость отечественной системы подготовки мусульман-священнослужителей, недостаток образованных и независимых религиозных исламских ученых-богословов, способных вести просветительскую работу среди широких слоев населения на основе традиционных течений ислама.

Кроме того, отечественные и зарубежные экстремистские мусульманские лидеры активно используют тот факт, что в настоящее время до 95% мусульманских общин в России не получают никакой помощи ни от духовных управлений, ни от светских учреждений и вынуждены изыскивать любые источники финансирования. В этой ситуации даже небольшие денежные средства от "спонсоров" оказывают существенное влияние на состояние умов.

В настоящее время наиболее характерной чертой информационно-пропагандистской деятельности указанных религиозных объединений является стремление получить максимальный доступ к СМИ, к сфере образования и к благотворительной деятельности. Характерно, что, по данным социальных опросов, около 60% опрошенных православных и мусульман, до 30% католиков и протестантов высказываются против права на свободу проповеди для представителей "нетрадиционных религий".

Представляется целесообразным в 2010 году инициировать проведение в рамках специально созданной исследовательской структуры прикладных исследований по истории и культуре народов Северного Кавказа, а полученные результаты использовать для системного противодействия национализму, этносепаратизму, религиозному экстремизму, особенно среди молодежи.

По информации - Фонд стратегической культуры

24.02.2010