С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Александр Шустов

КАСПИЙСКИЙ УЗЕЛ НА ПУТИ "НАБУККО"

Вокруг газопровода "Набукко", строительство которого после заключения 13 июля 2009 года межправительственного соглашения между Турцией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Австрией казалось делом решенным, возникла новая интрига, осложнившая перспективы этого проекта. В конце августа - начале сентября резко обострились отношения между Азербайджаном и Туркменистаном, первый из которых должен стать поставщиком газа и важной транзитной страной, а второй - ключевым поставщиком газа для "Набукко". Без использования газовых ресурсов Ирана, нормализовать отношения с которым Запад пока не готов, и Туркмении "Набукко" удастся заполнить газом лишь наполовину, что делает проект строительства газопровода в обход России гораздо менее рентабельным.

Обострение туркмено-азербайджанских отношений произошло после состоявшегося 30 августа расширенного заседания Государственного совета безопасности Туркменистана, на котором президент Г. Бердымухамедов заявил о планах по усилению военного присутствия на Каспии с целью защитить морскую границу республики "от чужих посягательств". В рамках этих планов к 2015 г. Туркмения планирует построить на Каспии военно-морскую базу постоянного базирования, создать систему локационного и оптического контроля морской акватории, закупить современные скоростные патрульные катера и два корабля, вооруженных ракетами. Для повышения боеготовности туркменских ВМФ планируется регулярно проводить военно-морские учения. Все эти меры, по словам Г. Бердымухамедова, направлены на борьбу "с контрабандистами, террористами и любыми другими силами, которые будут пытаться нарушать государственную морскую границу Туркмении или создавать там нестабильную обстановку".

Главной причиной обострения туркмено-азербайджанских отношений является спор по поводу принадлежности богатейших нефтегазовых ресурсов Каспийского моря, которые две республики не могут разделить со времени распада СССР. И в той и в другой стране нефтегазовый экспорт составляет основу экономики и основную статью доходов бюджета, что определяет длительность и остроту конфликта. Основные противоречия между Азербайджаном и Туркменией касаются принадлежности месторождения Сердар (азербайджанское название - Кяпаз), которое, по оценкам специалистов, содержит до 50 млн. тонн нефти. Спорными Туркменистан считает и месторождения Осман и Омар (Азери и Чираг), разработка которых уже давно ведется консорциумом западных компаний, включая ВР, ExxonMobil и Statoil, и в настоящее время дает Азербайджану основной объем добычи нефти. Кроме того, к числу спорных относится месторождение "Араз-Алов-Шарг", претензии на которое выдвигает Иран.

Длительный спор по поводу принадлежности нефтегазовых месторождений Каспийского моря складывается пока в пользу Баку, который, располагая довольно внушительными по меркам Каспия военно-морскими силами, имеет гораздо больше "аргументов" для отстаивания своей позиции. Так, разработку месторождений Чираг и Азери Азербайджан начал, невзирая на мнение Ашхабада, который первое из этих месторождений считал частично, а второе - полностью своим. Вскоре претензии Баку распространились и на Кяпаз, который расположен на 80 км ближе к туркменской территории. На разработку этого месторождения Азербайджан даже провел конкурс, победителями которого стали российские "Лукойл" и "Роснефть". Однако под давлением Ашхабада Россия от разработки Кяпаза отказалась. Провести конкурс на его разработку пыталась и Туркмения, однако победивший в нем американский Mobil также был вынужден отказаться от разработки по все той же причине спорной принадлежности месторождения.

На рубеже 1990-х - 2000-х гг. из-за противоречий между Ашхабадом и Баку сорвался еще один крупный проект - строительство газопровода из Туркмении в Азербайджан по дну Каспийского моря. Проект Транскаспийского газопровода, являвшегося тогдашним аналогом "Набукко", предусматривал ежегодную поставку из Туркмении через Азербайджан и Грузию в Турцию и далее в Европу 30 млрд. куб. метров газа. Однако после открытия месторождений газа на азербайджанском секторе Каспия Баку потребовал выделить ему квоту в размере 50% пропускной мощности газопровода. Являвшийся тогда президентом Туркмении С. Ниязов согласился выделить Азербайджану не более 5 млрд. кубометров, то есть около 1/6 его пропускной способности. Однако Баку это не устроило. В результате проект Транскаспийского газопровода так и остался на бумаге, а Азербайджан с 2007 г. поставляет свой газ в Турцию через территорию Грузии по новому газопроводу "Баку - Тбилиси - Эрзурум".

Однако даже в случае урегулирования всех разногласий между Туркменией и Азербайджаном нерешенной остается проблема правового статуса Каспийского моря. До 1991 г. на его берегах существовали только два государства - СССР и Иран, а само море, в соответствии с заключенными между ними договорами, имело статус внутреннего водного бассейна, закрытого для третьих стран. С распадом СССР на Каспии появились четыре новых независимых государства - Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркмения, что потребовало корректировки его правого статуса. По этому вопросу в настоящее время сформировались две основных позиции. Россия предлагает не делить толщу воды на национальные сектора, чтобы не препятствовать свободе судоходства, а в целях регулирования недропользования разделить дно по принципу срединной линии. Против этого выступает Иран, который, располагая всего 14% побережья Каспийского моря, предлагает разделить его на пять равных частей по 20% каждой из стран. Туркмению и Азербайджан, которым в этом случае придется делиться с Ираном своими секторами, такая перспектива не устраивает. В 2003 г. Россия, Казахстан и Азербайджан подписали соглашение о частичном разделе Каспийского моря по срединной линии, однако проблему его статуса это соглашение не решило.

Неурегулированность статуса Каспия мешает прокладке по его дну газопроводов, поскольку окончательно неясно, кто и каким участком дна владеет. Так, эксперт Германского совета по внешней политике Александр Рар, слова которого цитирует информационное агентство "Регнум", считает, что Россия и Иран имеют возможности не допустить строительства любых газовых или нефтяных трубопроводов через Каспий, поскольку международное право требует согласия всех стран, которым принадлежат участки морского побережья. В этом контексте последний демарш Ашхабада свидетельствует о его стремлении к скорейшему разделению не только дна, но и водообъема Каспия, что позволит Туркменистану "иметь все юридические и политические возможности для прокладки новой газовой трубы в Европу".

Естественно, что конфликтная ситуация вокруг статуса Каспия и принадлежности его нефтегазовых месторождений снижает шансы на строительство газопровода "Набукко" и улучшает перспективы строительства Прикаспийского газопровода, проект которого поддерживает Москва. По словам главы участвующей в проекте "Набукко" австрийской компании OMV Вольфганга Руттенсторфера, первоначально газ для него планируется закупать в Азербайджане, Ираке и Египте, которые к 2015 г. смогут обеспечить 15-16 млрд. кубометров. По 7-8 млрд. кубометров будут поставлять Азербайджан и Ирак, и еще 1-2 млрд. - Египет. Иран, располагающий огромными запасами газа, пока не рассматривается на Западе в качестве поставщика для "Набукко" из-за его ядерной программы. То есть без транскаспийского газопровода ресурсов для заполнения газом "Набукко" хватит не более чем наполовину.

Учитывая, что программа модернизации туркменских ВМФ рассчитана на довольно отдаленную перспективу, а также тот факт, что баланс сил на Каспии она существенно не изменит, в ближайшее время следует ожидать очередного раунда дипломатической борьбы вокруг определения правового статуса Каспийского моря. Возможность для обсуждения каспийских проблем представится весьма скоро - на 13 сентября в казахстанском Актау запланирован неформальный саммит президентов России, Азербайджана, Туркмении и Казахстана. Однако отсутствие иранского президента наводит на мысль том, что окончательного решения вопроса о статусе Каспийского моря на этом саммите достичь не удастся, а его наиболее вероятным результатом могут стать двусторонние договоренности в нефтегазовой сфере.

По информации "Фонд стратегической культуры"

05.09.2009