С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Константин Черемных

БЕСПОКОЙНОЕ ХОЗЯЙСТВО

Попытки выдавить Москву с постсоветского пространства дают нулевую отдачу

ПРИЗНАНИЕ В НУЛЕВОМ РЕЗУЛЬТАТЕ

Каждая встреча политических лидеров Союза независимых государств, даже если не является судьбоносным событием, регулярно комментируется экспертами из постсоветологического сословия в одном и том же ключе. Достаточно просмотреть по диагонали монотонные брифинги Института открытых СМИ и "Свободы - Свободной Европы" на протяжении 15 лет, до боли напоминающие бюрократические отчеты о проделанной работе времен Леонида Ильича Брежнева, чтобы даже самый непредвзятый наблюдатель убедился в точности и адекватности крылатого выражения "вашингтонское политбюро".

Профессиональным комментаторам, уже накануне саммита 4 февраля собиравшим материалы для очередного обзора с заранее подготовленным выводом о том, что наследие СССР неуклонно и поступательно стремится, в соответствии с прогнозами и указаниями вышестоящих инстанций, к полному исчезновению, должно быть, пришлось с досадой вырезать купюры из уже готового черновика. Так, в список стран, выпавших из сферы влияния ослабленной кризисом России, уже был с бюрократическим удовлетворением вписан Узбекистан. Но этот пункт из списка достижений Запада по раздергиванию остатков Союза пришлось вымарать после визита Дмитрия Медведева в Ташкент, где президент Каримов, так и не свергнутый "цветной революцией" (вопреки стараниям хорошо подготовленных "правозащитных" сектантов), расписался в намерении транспортировать газ в Европу по реальным российским газопроводам, а не по мифическим транскаспийским. После чего вопрос о том, какая из среднеазиатских республик состоит в дочерних структурах СНГ, оказался неактуальным.

Еще одним государством, "эмансипировавшимся от Москвы, в том же перечне достижений числился, разумеется, Азербайджан. К тому предрасполагали как минимум три обстоятельства: прямой контракт о поставках бакинского газа в Болгарию, который в отчете для <перманентного политбюро" фигурировал как первый шаг к независимости обеих стран от "Газпрома"; активное участие Азербайджана в будапештском саммите по газопроводу Nabucco 27 января, и наконец, скандал о поставках российских вооружений Армении, который и должен был забить последний гвоздь в российско-азербайджанское взаимопонимание. Но и тут, как выяснилось, с победными реляциями спешить совершенно не стоит. Ибо официальный Баку не устроил из этой своевременной утечки информации скандала ожидавшихся масштабов. Более того, азербайджанские эксперты предположили, что Баку намеренно стравливают с Москвой.

Непредвиденно сдержанная реакция Азербайджана на заведомо болезненную утечку вполне объяснима, и профессиональные экс-советологи, давно получившие репутацию мелких агентов влияния по совместительству, ничего c этим поделать не могут. Чтобы прагматичное азербайджанское руководство решительно сожгло все мосты с Москвой, потребовалась бы а) замена прагматика Ильхама Алиева на романтика-националиста вроде Абульфаза Эльчибея, б) нейтрализация армянского лобби в Конгрессе США и в) надежные финансовые гарантии прокладки транскаспийского газопровода.

На каждое усилие по выполнению первого пункта бакинское руководство реагировало чутко, решительно и без либеральных реверансов. В январе Алиев в очередной раз напомнил западной прессе о том, что его избрание на новый срок есть выбор народа, который, во-первых, Европа должна если не признавать, то хотя бы уважать, а если в европейской прессе азербайджанскую политическую систему порицают как "монархическую", так почему бы странам Европы не порушить собственные монархии как исторический атавизм, а заодно и поменять целый ряд национальных конституций, допускающих повторные перевыборы президентов и генканцлеров неограниченное число раз?

Выполнение второго пункта по определению зависит от американского народа или как минимум от членов Конгресса, которые вольны переизбрать пламенно проармянскую гречанку Нэнси Пелоси с поста спикера. Поскольку Америка - не Украина, а госпожа Пелоси - одна из надежд и опор дуумвирата Обама-Клинтон, то на скорые перемены рассчитывать не приходится. И соответственно, какие бы сладкие песни ни пел в Баку (в ноябре) или в Будапеште (в январе) перманентный аппаратчик Мэтью Брайза, добиться односторонней ориентации Баку на Вашингтон за красивые глаза не получится. Хотя бы потому, что от подобной односторонней ориентации ни Грузия, ни Украина пока никаких осязаемых преимуществ, мягко говоря, не получили.

Мало того, 30 января в Вашингтоне на заранее запланированной конференции Heritage Foundation "Политика США на Южном Кавказе: вызовы для энергетики и геополитики" руководитель программы Центральной Азии и Кавказа в Университете Джона Хопкинса Фредерик Старр прямым текстом заявил, что НАТО и Евросоюз "не могут сделать ничего конкретного для обеспечения безопасности Грузии, Азербайджана, Украины и Молдавии".

Молдавия, названная последней по политической значимости, также числилась у уполномоченных постсоветологов в перечне первостепенных кандидатов на выход из Содружества независимых государств. Повод для этого был весом и материален: самая бедная в Европе страна больше других пострадала от российско-украинского газового конфликта, и соответствующие претензии просто не могут не быть предъявлены Москве. В самом деле, российское руководство успело провести примирительные переговоры с другими пострадавшими - Болгарией и Венгрией, и даже с намеком на компенсацию потерь для их экономик, а до Кишинева руки не дошли.

Однако любой аналитик, мало-мальски представляющий себе геополитическое положение Молдовы и существующие в этом регионе поля напряженности, тесно завязанные не только на энергетический, но и на прочий транзит, может себе представить, что грозит Кишиневу в случае разрыва отношений с Москвой. После того как эта территория окажется объектом спора между Румынией и Украиной в лице государств и теневых кланов, легко манипулирующих в обеих странах политическими процессами, о любых вариантах альтернативного нефте- и газотранзита просто придется забыть, ибо ни одна корпорация в здравом уме даже на уровне декларации о намерениях не заявит об инвестициях в пространство, охваченное стрельбой, нищетой и мародерством - это все равно, что вкладывать в Сомали. Может быть, по этой причине молдавская проблема оказалась на обочине даже этого, вполне предметного политологического мероприятия. Но общее резюме, высказанное профессором Старром в отношении всего беспокойного хозяйства прозападных постсоветских стран, было вполне однозначным: возьми, Боже, что мне негоже.

Украинская элита запахла паленым

ЭЗОПОВО ПОКУШЕНИЕ

Впрочем, самые неприятные слова в Heritage Foundation прозвучали как раз для Украины. Мэтью Брайза, оказавшийся "старшим по званию" представителем истэблишмента на конференции (даже сенатор Лугар туда не явился, прислав своего помощника), рассуждая об энергетических альтернативах для Европы, помечтал о том, сколь благотворна была бы конкуренция между газопроводом через Украину и трассой Nabucco. И ни слова о возможном участии Украины в Nabucco, равно как и о перспективах украинско-польского нефтетранзита от Черного моря до Балтики.

Нежелание рассматривать Украину как стратегически важного игрока вроде бы противоречило совсем недавно, в середине декабря, заключенному договору о стратегическом партнерстве, который подписали уходящий госсекретарь Кондолиза Райс и министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко. Но всего-навсего за месяц Киев успел растерять последние надежды на статус, обещанный ему после "оранжевой революции" - а именно на роль центра обновленного антироссийского союза стран, объединяющий постсоветские страны с бывшими странами Варшавского договора.

Непосредственно после подписания судьбоносного документа, где речь шла ни много, ни мало как об инвестициях США в реконструкцию обветшавшей и ненадежной украинской газотранспортной системы, западные информагентства цитировали ироническое замечание заместителя главы правления "Газпрома": "Ну, так вы видите, откуда заказывается весь этот джаз?" И в самом деле, упорное нежелание украинского руководства выполнить условия, дававшие возможность ограничиться ценами на газ в размере существенно ниже европейских - 250 долларов за 1000 кубометров - трудно было интерпретировать со сколько-нибудь рациональной экономической точки зрения.

Расчет на прямую политическую протекцию, сопровождаемую полноценной информационной войной, был очевиден. Однако ожидаемая, скоординированная и соответственно оплаченная информационная атака обернулась серией разрозненных по тону комментариев, в которой Украина не выглядела беспомощной и невинной жертвой повторного "голодомора". Запланированный визит Виктора Ющенко 9 января в Будапешт, в канун назначенного на 26 января саммита, посвященного Nabucco, не состоялся, а на сам саммит украинское руководство было вовсе не приглашено. Объяснить этот факт, равно как и благополучное подписание договора в Москве на условиях, которые категорически не устраивали Юшенко и его ближний круг, невозможно одним лишь въездом нового демократического президента в Белый Дом. Ибо, во-первых, договора Райс-Огрызко никто не отменял, а во-вторых, преемница Кондолизы, равно как и ее супруг, оказывали Украине неизменное внимание, сочувствие и поддержку.

Впрочем, уверенность в том, что новая администрация будет равнодушнее к Украине, чем все предыдущие, была определенно высказана наиболее компетентными российскими обозревателями уже 13 января. Из чего можно было заключить, что в период новогодних праздников успело произойти нечто определяющее для Запада в отношениях с Украиной.

Действительно, 11 января британская The Independent в интригующей, но в то же время откровенно иронической интонации сообщала о странном эпизоде, случившимся с человеком, похожим на Виктора Ющенко. Дело было не в Киеве, а в горной швейцарской деревушке, в доме, принадлежащем некоему Яношу Люксу. Этот дом, к которому 29 декабря вечером подъехали несколько представительных лимузинов с гостями, явно настроенными отдохнуть, к полночи внезапно занялся огнем.

Надо отдать должное оперативности швейцарских папарацци из таблоида Sonntags Blick: опросив публику из соседнего ресторана, они выяснили немало любопытных деталей. Даже при искусственном освещении эта публика заметила, что один из гостей-полуночников имел лицо, покрытое странными оспинами, и подумали, не пострадал ли он от огня. Однако загадочный иностранец, как и его спутники, категорически отказались от помощи и вообще были словно ей не рады. Любопытствующим местным журналистам за дополнительными разъяснениями предложили обратиться в посольство Украины.

В свою очередь, авторам "Индепендент" местные жители намекнули, что хозяин сгоревшего дома происходит не из деревенских, а из неких весьма влиятельных кругов. Как ни странно, у трех соавторов статьи в "Индепендент" не хватило любопытства - а может быть, соизволения редакции, чтобы уточнить - что не составляло особого труда - что Янош Люкс занимает должность вице-президента управления портфельных инвестиций женевского банка Banque Privee Edmonds de Rothschilds SA.

Прямой намек в заголовке статьи "Швейцарский домик, пожар и украинский президент", равно как и полученные авторами данные о том, что в промежутке с 27-го по полдень 29 декабря Ющенко, несмотря на газовый скандал и финансовый кризис, устроил себе перерыв в официальных встречах, как ни поразительно, не имел ни малейшего пропагандистского продолжения даже у коллег по британскому медиа-сословию. Вокруг странного эпизода в альпийских горах воцарилось, если употребить выражение самих авторов The Independent, "дипломатическое молчание". И только любопытствующие украинские корреспонденты, воспользовавшись связями с русскоязычными швейцарцами, смогли уточнить имя одного из восьмерых гостей, спасенных из сгоревшей виллы в деревушке Кальберхони: это был глава секретариата украинского президента Виктор Балога.

"Дипломатическое молчание" наблюдалось и в Киеве, резко контрастируя с невероятным шумом вокруг пресловутого отравления Ющенко, которое якобы и оставило предательские оспины на его внешности. И только не в меру любопытные журналисты, на этот раз получившие сигнал с малой родины главы секретариата - города Мукачево, перепечатали из местного издания еще одно сообщение на тему "Балога и недвижимость". Оно касалось роскошного замка "Паланок" в окрестностях закарпатского городка, от приватизации которого решило отказаться ранее образованное для этой цели ООО "Высокий Замок", соучрежденное Оксаной Балога - супругой главы секретариата, Марией Петевка - супругой его двоюродного брата, бывшего мэра города Мукачево и основателя группы компаний "Барва", а также главой райсовета Ильей Токаром. Как уже ранее сообщалось в украинской прессе, последний является братом ныне покойного уголовного авторитета Михаила Токара, бизнес-партнера еще одного уроженца Западной Украины, после скандала в Bank of New York известного ныне всему мировому правоохранительного сообществу как Семен Могилевич.

ПРОЩАНИЕ С "РОСУКРЭНЕРГО"

Столь пристальным вниманием к своей недвижимости Виктор Балога был обязан активному и явно пристрастному любопытству со стороны главы украинского МВД Юрия Луценко, которому также приписывали интерес в сомнительных теневых операциях. Однако имя Семена Могилевича всплыло в конце декабря совсем в ином контексте: премьер Юлия Тимошенко обнародовала сведения о растрате крупных средств из выделенных обанкротившемуся банку "Надра" Нацбанком Украины. Премьер публично высказала подозрения об участии в сделке самого главы Нацбанка Владимира Стельмаха и напомнила о том, что лежавший на боку банк был накануне приобретен владельцем международной DF Group Дмитрием Фирташем - тем самым лицом, которое владеет 90% акций газового посредника "Росукрэнерго".

В промежутке между двумя эпизодами с недвижимостью на вышеназванные эпизоды, как выяснил украинский веб-журнал "Обозреватель", обратили внимание и в Москве, где Следственный комитет при Генпрокуратуре России постановил привлечь совладельцев "Росукрэнерго" Дмитрия Фирташа и Ивана Фурсина в качестве обвиняемых по уголовному делу в отношении компании Highrock Properties.

Осталось лишь напомнить всего две детали. Во-первых, именно в Highrock Properties, соучрежденной израильскими и венгерскими партнерами Могилевича, работал исполнительным директором господин Фирташ в тот период, когда "Газпром" и "Нафтогаз" заключали свой первый договор с участием "Росукрэнерго". А накануне заключения второго договора, ставшего итогом предыдущего предновогоднего газового скандала ровно два года назад, американская юстиция почему-то великодушно простила вовлеченных в скандал с отмыванием средств г-на Могилевича в 1999 году топ-менеджеров Bank of New York - тоже в обстановке примерного "дипломатического" молчания.

Впрочем, таким же дипломатическим молчанием пользовался ныне находящийся в заключении в Москве г-н Могилевич в период с 1991 года по 1999-й, благополучно управляя огромным офисом в тихой лесной местности в Венгрии. Германский криминолог Юрген Рот тщетно пытался тогда понять причины международной неуязвимости персонажа, имеющего репутацию одного из крупнейших торговцев оружием.

Что касается группы компаний "Барва", то ее бизнес также был теснейшим образом связан с Венгрией и Словакией. Официальная его часть относилась к сфере подакцизных, то есть алкогольных и табачных изделий. О неофициальной стороне, надо полагать, мы еще многое узнаем. Но политические последствия уже более чем зримы. Они очевидны не только из заключения нового договора по газовому транзиту в Москве, в котором "Росукрэнерго" больше не фигурирует, но и в отмене политических инициатив, где для Ющенко была предусмотрена роль "звезды".

В тот день, когда Юлия Тимошенко прибыла в Москву, в Киеве должен был состояться альтернативный энергетический саммит с участием стран Восточной Европы, которые должны были подключиться вместе со странами Балтии к новому альянсу государств, альтернативному СНГ. Когда мероприятие уже горело синим пламенем, Ющенко все-таки рассчитывал на визит президента Польши - кто, если не он, только что выступал адвокатом Киева в Брюсселе, начав прилюдно спорить с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу? Но вместо него прибыли министр иностранных дел Сикорский и "польский Балога" Михал Каминьский. Которых ни президент, ни премьер Украины - случай для отношений Варшавы и Киева беспрецедентный - попросту не приняли.

Осталось напомнить, что Польша в соответствии с ранее заключенным договором получала газ от "Росукрэнерго", а часть газа, принадлежавшего посреднику, находилась "под арестом". Полагают, что поездку в Киев Качиньский отложил под давлением из Брюсселя. Однако можно предположить и несколько иную интерпретацию. С учетом всех вышеназванных обстоятельств ни одна из сторон просто не решилась обсуждать никаких вопросов, связанных с посредником, пока ситуация хоть сколько-нибудь не прояснится.

Никакой спасительной ясности с тех пор не наступило. Однако ряд реплик, высказанных публично, заставили киевских обозревателей призадуматься. На вышеупомянутой конференции в офисе Heritage Foundation Фредерик Старр, к изумлению аудитории, заявил, что наиболее экономичной альтернативой украинскому транзиту газа в Европу был бы маршрут через Белоруссию и Польшу. Чем вызвал некоторое волнение Мэтью Брайза, тут же принявшегося пропагандировать Nabucco.

В свою очередь, Дмитрий Медведев в интервью Болгарскому национальному телевидению пояснил, что посредник в лице "Росукрэнерго" был навязан России украинской стороной. Но главная проблема, по его словам, состояла в том, что в наличии посредников почему-то был заинтересован Евросоюз. Этого откровения в Киеве вряд ли ожидали.

КОНЕЧНЫЙ ПУНКТ ЕВРОИНТЕГРАЦИИ

В 1995 году, качаясь в провонявшем контрабандным товаром вагоне поезда Москва-Вена и разглядывая за окном дорожные указатели в пограничном городке Чоп на украинском и венгерском, я разговорился с соседкой по вагону. Она в очередной раз отправилась на нелюбимую работу бэбиситтера в зажиточном австрийском семействе. Задумчиво глядя в окно, московская студентка рассказывала о суперблагополучной и тихой стране, где все учреждения закрываются в три часа, а магазины - в шесть. Вздохнув, она вдруг произнесла неожиданную фразу, не то чтобы насыщенную эмоциями, а скорее суммирующую итог ее размышлений о российских неурядицах на фоне европейской роскоши. "Ну что эта Австрия? Не была она частью Соцсодружества..."

Вопрос о том, почему и на каких условиях Австрия, на три четверти находившаяся после войны в советской оккупационной зоне, не попала в состав Соцсодружества, актуален и поныне.

Как хорошо известно упомянутому мной Юргену Роту (и другим исследователям теневой экономики Европы), Советский Союз согласился на нейтральный статус Австрии при негласном условии легального существования в этой стране парламентской коммунистической партии. В 80-х годах ее крупные фонды оказались в весьма интенсивном теневом обороте с ныне легендарным Управлением коммерческой координации внешней разведки ГДР. Из тогдашних многомиллионных сделок в обход международных экономических санкций возникли впоследствии столь масштабные частные состояния, что судебный процесс между австрийскими и германскими наследниками принял впоследствии скандальный характер и продолжался много лет. А бесконечная серия коррупционных скандалов, регулярно как искры высекаемых из межпартийных баталий, особенно в восточноевропейских странах "второго сорта", выводит на поверхность все те же старые имена бывших второстепенных хозработников, в мутную эру после исчезновения переводного рубля вылезших из грязи в князи. И с теми же персонажами, уши которых выглядывают в приватизации промышленных активов Грузии, в возвращении долга РАО "ЕЭС" Чехии, в странном сотрудничестве респектабельного австрийского банка с партнерами Могилевича, и наконец, в уже изобличенных и ныне благополучно возобновляемых сделках со сбытом списанного натовского оружия.

Впрочем, в том факте, что в постиндустриальных экономиках Западной Европы, в особенности Германии и Швейцарии, алкогольный, табачный и игорный бизнес является самым надежным источником доходов госбюджета, виноваты не сами воротилы вроде ныне покойных Михаэля Вишневского и Джона Яра и ныне преуспевающих Марка Рича и Мартина Шлаффа, а те, кто в этих странах стоит у руля. И о будущем своих экономик первые лица Евросоюза должны задуматься хотя бы послушав Джорджа Сороса, предвещающего коллапс евро в итоге "сгорания" колоссальных виртуальных активов.

Они не задумываются. Они действуют в тех же заскорузлых парадигмах, обросших политкорректными условностями и скрывающих, как родимые пятна, свидетельства зависимости правительств от "особо влиятельных лиц". И это делает Европу беспомощной даже перед самым слабым, непоследовательным и благодушным американским руководством. Сами еврочиновники не могут и не особенно хотят помочь "поддержать штаны" принятых на ура в европейское пространство "братьев меньших", не говоря о мельчайших.

Поэтому сотрясаются стены правительственных зданий в Вильнюсе и Риге. Поэтому суетится премьер Венгрии, справедливо опасаясь, что экономические проблемы выведут на улицы бестолковую, но многочисленную "право-левую" оппозицию, и пытается выклянчить из европейских банков хоть миллиардик на Nabucco, ввод которого даже официально рассчитан не ранее чем на 2014 год. Поэтому в итоге на эту судьбоносную идею Еврокомиссия нехотя отслюнивает-таки 250 миллионов (3% оценочной стоимости), а в два раза - 500 миллионов - больше выбрасывает в воздух, то бишь на строительство ветряных мельниц.

Поэтому при обсуждении российско-украинского газового конфликта виноватой у европейцев всегда в первую очередь будет вслух называться Россия, а при обсуждении новогоднего израильского вторжения в Газу - разумеется, ХАМАС. Поэтому на мероприятие в Будапеште не приглашаются представители Ирана, хотя иранский министр иностранных дел Мехди Сафари вслух говорит о целесообразности возврата к первоначальному - ирано-турецко-румынскому - варианту трассы газопровода. А если с иранцами и начнется дипломатия, то ни на день раньше милостивого соизволения мадам Клинтон. Поэтому разговор с турками на тему того же Nabucco натыкается на ритуально заматываемую тему приема Турции в Евросоюз, хоть бы Анкара вывернулась наизнанку в усердии по альтернативному газоснабжению Европы.

Поэтому евробюрократы устраивают дружную истерику при виде русского танка на грузинской территории, но прячут головы в песок, когда снос воинского мемориала в Таллине колеблет не только струны исторической памяти, но и устойчивость границ 1946 года. Поэтому евробюрократы даже не в состоянии подсказать своим постсоветским подопечным, что бессмысленное антисоветское иконоборчество их правительств - вроде эксгумации бакинских комиссаров, присвоения площади в Кишиневе имени националиста Григоре Виеру, а Донецкому университету имени диссидента Василя Стуса - ничем не защитит растерянных кризисной реальностью правителей, а вызовет в итоге еще большее раздражение в доверенных им обществах.

Хотя бы из свежего политического опыта евробюрократы могут догадаться, что социальный бунт на Украине не способен удержать киндер-сюрприз Арсений Яценюк, но продолжают "через не хочу" сватать его в преемники Ющенко. Хотя бы из материалов инспекций НАТО они осведомлены о том, что половина украинских армейских складов дышит на ладан, но не считают нужным хоть посоветовать украинскому Минфину не экономить за счет содержания военных объектов. Тихо радуясь конфузу Кондолизы Райс, они готовы (благо господин Огрызко также готовится на вылет) коллегиально взять на себя модернизацию украинской ГТС, но только не приструнить экологистскую агентуру, мешающую развивать альтернативные пути энергопоставок.

Когда же требуются решения, действительно на что-то влияющие, европейские элиты забывают о тоннах информационной грязи, вылитой на Россию, и рассчитывают на ее политическую волю. На предоставление в Москве прибежища нужным людям, не попавшим в конъюнктуру "цветных" революций, и на обучение "на пальцах" уму-разуму других нужных людей. На помощь так называемым суверенным экономикам в содержании унаследованных ими частей советской системы атомной энергетики, благо сами с ней они справиться не могут.

Нетрудно догадаться, что в конечном счете, беспомощно кивая на собственные социальные бунты, евробюрократия откровенно делегирует Москве полную ответственность за наведение хотя бы относительного порядка в сопредельных странах - бывших частях расколотого не без их участия союзного государства, которым они навязали безупречно либеральных и при этом столь же универсально бездарных сатрапов. Более того, Европа совершенно справедливо сошлется при этом на принадлежность запущенного ею беспокойного хозяйства к исторической России.

Остается надеяться, что эта "передача на баланс" будет принята Москвой на правильно сформулированных условиях, включающих предоставление России полной свободы рук не только в управлении еще действующими (и необходимыми Европе) производственными и инфраструктурными активами, но и в принуждении, в частности, тех господ, которые поныне считают себя собственниками Украины, к возвращению наворованного в государственный фонд модернизации и развития. При полном дипломатическом молчании.

По информации RPMonitor

05.02.2009