С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Андрей Конуров

СЛАБЕЮЩИЙ НАПОР ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В IV Энергетическом саммите в Баку, состоявшемся 14 ноября, приняли участие представители 18 государств и еврокомиссар по энергетической политике Андрис Пиебалгс. Шесть государств - Азербайджан, Грузия, Украина, Литва, Польша и Турция были представлены первыми лицами.

Общая идея проведения этих саммитов довольно проста. Четверть европейского потребления нефти и газа обеспечивается поставками из России. Европа считает такой уровень зависимости очень высоким и чувствует себя уязвимой по отношению к экономическим, а возможно, и политическим требованиям России. Отсюда стремление европейцев диверсифицировать источники поставок. Как альтернатива российским энергоносителям рассматриваются ресурсы Азербайджана, Туркмении, Казахстана и Узбекистана. В целях минимизации российского влияния Европа также стремится к тому, чтобы и маршруты транспортировки углеводородов на европейский рынок по возможности шли в обход России, а также Ирана, потому что, ну мало ли что в жизни бывает.

К этим европейским заботам примешиваются геополитические интриги США, которым от всех каспийских и среднеазиатских нефтегазовых раскладов не жарко и не холодно, но которые никогда не откажутся уязвить Россию, где возможно. А на всё это накладываются проблемы некоторых постсоветских государств, например, той же Украины, которой не хватает ни собственных энергоресурсов, ни денег, чтобы платить за них по рыночной цене. Для таких государств единственным способом свести концы с концами становится проведение по своей территории какого-нибудь транзитного нефте- или газопровода. И начинается обхаживание азербайджанцев, казахов, узбеков и туркмен с целью уговорить их не продавать весь свой газ "Газпрому", а вместо этого проложить какую-нибудь другую трубу - желательно подальше от России. Ну а на Востоке с ходу никакие предложения не отвергают, наоборот, согласно кивают и говорят, что надо встречаться и обсуждать. Так родилась идея энергетических саммитов. Проводятся они уже два года, предыдущий состоялся весной в Киеве.

В качестве основных маршрутов из бассейна Каспия в Европу "в обход России" рассматриваются газопровод Nabucco, который планируют начать строить в 2010 г., и нефтепровод Одесса - Броды, который сейчас используется для перекачки российской нефти и от которого надо еще протянуть дополнительную ветку до польского города Плоцк.

За время, прошедшее с момента предыдущего энергетического саммита, ситуация, влияющая на нефтегазовую политику, претерпела два серьёзных изменения. Во-первых, сильно упали цены на нефть. Если в середине июля за один баррель нефти марки Brent на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже давали $145, то сейчас эта же нефть стоит $56. В новых условиях политизация торговых вопросов начинает обходиться слишком дорого, так как затягивает окупаемость масштабных инвестиционных проектов или вообще делает их убыточными. Поскольку самый короткий путь от Каспия и из Средней Азии в Европу лежит через Россию, и на этом же пути встречается наименьшее количество транзитных стран, что все проекты "в обход России" крайне перегружены "политикой", как в случае с нефтепроводом Баку - Тбилиси - Джейхан. И если во время высоких цен на нефть и их постоянного роста запасы рентабельности позволяют оплачивать геополитические притязания, то при падении цен такие проекты перестают быть самоокупаемыми и требуют либо свёртывания, либо субсидий.

Вторым фактором, повлиявшим на судьбу энергетических проектов, стала война в Южной Осетии. Во всех случаях в дальнейшем при рассмотрении энергетических проектов, связанных с Кавказским регионом, инвесторы будут делать большую поправку на российский фактор.

Таким образом, к моменту Бакинского форума отношения между поставщиками, потребителями и транзитными странами пришли в состояние неустойчивого равновесия. С одной стороны, цены упали, а значит, власть на рынке перешла к потребителю. С другой стороны, падение цен ребром поставило вопрос, а кто будет компенсировать убытки проектов "в обход России", на чем так настаивают эти самые потребители, то есть Европа. Получается, что нормальные экономические отношения означают транспортировку нефти через Россию, но для Европы это нежелательно по политическим причинам. А устраивающие Европу политически маршруты "в обход России" теряют в нынешних условиях экономический смысл. Политика и экономика вступают друг с другом в жесткое противоречие.

При этом кризис играет очистительную роль. Он убивает роскошь. Роскошь - это непроизводительные расходы, бессмысленные с точки зрения экономической логики. Роскошь в условиях кризиса становится непозволительной. Тем, кто привык к "роскошному" потреблению, приходится от этой привычки отказываться. Когда наступает кризис, выясняется, что те, кто все это время жил в роскоши, находятся по уши в долгах, которые они не могут ни выплатить, ни рефинансировать. Роскошь идет с молотка под смех и улюлюканье толпы. Вмешивать политику туда, где ей не место, - тоже роскошь. И на нее сейчас тоже нет денег.

Посмотрим, какие решения примут в итоге Азербайджан, Туркмения, Казахстан и Узбекистан. Из Узбекистана в Баку вообще никто не приехал, Казахстан и Туркмения отказались подписывать итоговую декларацию саммита, а Ильхам Алиев вопреки ожиданиям потребителей и транзитеров не сказал ничего конкретного по проекту Nabucco. В итоге в декларацию были включены только намерения участников энергетического рынка способствовать диверсификации поставок энергоресурсов из бассейна Каспия и Средней Азии в Европу. Все конкретные детали проектов было решено обсуждать в рабочем порядке вне рамок саммита.

Главная проблема газопровода Nabucco - то, что для него пока просто не набирается газа. Азербайджан записали в число участников проекта по умолчанию, хотя у Азербайджана может быть на этот счет и свое мнение. И даже если весь экспортный азербайджанский газ пустить через Nabucco, то получится только 11 млрд. м3 в год, в то время как проектная мощность этого газопровода почти в три раза больше.

Остается пытаться договориться со Средней Азией. Теоретически это возможно, так как все тамошние нефте- и газодобывающие республики являются в той или иной степени "многовекторными" и не любят никому отказывать, по крайней мере, на словах. Однако здесь опять всё упирается в деньги. Из-за кризиса спрос на энергоносители в мире упал, и вряд ли в этих условиях прокладка новых трубопроводов будет иметь смысл. А маршрут в Россию уже есть, он действует и хорошо себя зарекомендовал. Поэтому азиаты могут ответить примерно так: мы ничего против Nabucco не имеем; если хотите, стройте, но за свой счет, а заранее никаких обязательств мы брать на себя не будем. В общем, велика вероятность того, что проект строительства газопровода Nabucco будет, как минимум, серьезно скорректирован, потому что в противном случае с ним может произойти то же самое, что и с нефтепроводом Одесса - Броды, то есть ничего хорошего.

С этим нефтепроводом вышла такая история. Изначально он строился для того, чтобы прокачивать каспийскую нефть в Европу "в обход России". Из Азербайджана нефть по местным трубопроводам должна была доставляться в грузинский порт Супса, оттуда танкерами в Одессу, где её надо закачивать в трубу. В городе Броды на территории Львовской области этот трубопровод смыкается с магистральным трубопроводом "Дружба" еще советской постройки, по которому нефть непосредственно поступает на европейский рынок.

В 2001 г. нефтепровод построили. И тут выяснилось, что качать по нему нечего. Азербайджан большую часть своей нефти отдает в БТД, а остатка для полноценной загрузки нового трубопровода не хватает. Правда, И. Алиев неоднократно обещал увеличить добычу и заполнить украинский нефтепровод, но конкретные сроки начала прокачки азербайджанской нефти по маршруту Одесса - Броды так и не были обозначены. Поэтому три года нефтепровод вообще простаивал и только с 2004 г. начал функционировать. Причем заполнять его пришлось российской нефтью. Часть нефти, которую Россия поставляет на Запад по нефтепроводу "Дружба", стала в Бродах закачиваться в эту многострадальную трубу и доставляться в Одессу для дальнейшей транспортировки на танкерах. То есть нефть идет в направлении, противоположном задуманному - в реверсном режиме.

Однако идея отсечения России от транзита каспийской нефти никуда от этого не исчезла. Поняв, что в Баку будут раскачиваться еще долго, Запад решил обратиться к Казахстану. В мае 2006 года Нурсултана Назарбаева пригласили на I энергетический саммит в Краков. Он вроде бы собирался, но потом не приехал. Причина была уважительная, однако чувствительная для самолюбия политиков Балто-Черноморской перемычки - как раз в этот момент к Н. Назарбаеву в гости приехал В. Путин. Итогом их встречи стало то, что Н. Назарбаев заявил о полной поддержке российского маршрута поставок, чем поставил Украину в весьма сложное положение, так как в Киеве уже совсем было вознамерились продлить свой нефтепровод до Плоцка, чтобы получить выход на Плоцкий и Гданьский НПЗ, и даже создали для этой цели совместное предприятие с Польшей.

В итоговой декларации Бакинского саммита, которую из нефтедобывающих стран подписал один Азербайджан, сказано, что участники саммита признают "значимость задействования нефтепровода Одесса - Броды в системе Евро-Азиатского Нефтетранспортного Коридора для поставок нефти на европейские рынки". Говорится там и об удовлетворении "организационными и практическими мерами, принятыми в рамках реализации решений Краковского, Вильнюсского и Киевского Энергетических Саммитов, в том числе по созданию новой организационной структуры международного трубопроводного предприятия (МТП) "Сарматиа" и разработке необходимых условий эксплуатации нефтепровода Одесса - Броды - Плоцк - Гданьск". Как эти намерения будут осуществляться - непонятно.

Складывается впечатление, что большинство участников IV Энергетического саммита в Баку еще не осознали в полной мере, какое влияние окажет кризис на мировую торговлю энергоресурсами, и по инерции обсуждали вопросы, которые на глазах теряют актуальность. Численно преобладавшие представители республик СНГ, Прибалтики и Восточной Европы в большинстве своем продолжают обслуживать интересы США (которые в данном случае частично смыкаются с интересами "старой Европы"), но без понимания того, что Америка уже не в состоянии быть их патроном, и выживать в новом, более неуютном, чем сейчас, мире им придется в одиночку.

В новом мире многие привычные формы взаимоотношений государств придется пересмотреть. Крупнейшим мировым игрокам, скорее всего, придется стать гораздо скромнее. Уникальность складывающейся ситуации заключается в том, что в отличие от прошлых геополитических катаклизмов, когда один гегемон уступал место другому, сейчас будут ослабевать все ведущие страны и блоки, а их сферы влияния съеживаться. На какое-то время все будут настолько заняты внутренними делами, что в мире могут появиться обширные зоны геополитического безвластия, то есть территории, не объединенные в большие геополитическое пространства и состоящие из государств, привыкших быть чьей-то провинцией, но лишившихся метрополии. Напор глобализации ослабеет. Все будут предоставлены самим себе, и проекты сколько-нибудь значительного пространственного размаха лишатся финансовой и политической поддержки. Процесс создания новых объединений будет небыстрым. Так что неизвестно, будет ли о чем поговорить участникам V энергетического саммита, а также состоится ли он вообще.

По информации "Фонд стратегической культуры"

18.11.2008