С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Александр Шустов

ТУРКМЕНИЯ: БОИ РЕГИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Вооруженные столкновения в Ашхабаде, произошедшие 12-13 сентября, породили в российских и зарубежных средствах массовой информации целый поток слухов, комментариев и предположений, появление которых во многом связано с почти полным отсутствием официальной информации. Сообщения органов государственной власти Туркменистана чрезвычайно скупы. 14 сентября Генеральная прокуратура республики сообщила: "В результате проведенных оперативно-розыскных действий в г. Ашхабаде была выявлена преступная группа лиц, занимавшихся незаконным оборотом наркотиков. В этой связи 13 сентября 2008 года специальными подразделениями правоохранительных органов Туркменистана была проведена операция по задержанию, в результате которой указанная преступная группа была обезврежена". Аналогичная информация в тот же день была распространена Министерством иностранных дел. 15 сентября состоялось совещание Совета государственной безопасности Туркменистана, на котором о ликвидации группы наркодельцов заявил президент Г. Бердымухаммедов, который упомянул о потерях среди личного состава правоохранительных органов, не сообщив их количество, и поручил силовым структурам провести тщательный анализ этих событий.

Помимо официальной на сегодняшний день в СМИ выдвинуто несколько альтернативных версий ашхабадских событий, отличающихся как набором приводимых фактов, так и их интерпретацией. По версии оппозиционного издания "Туркменская искра", бои в Ашхабаде были заранее подготовленной "силовой акцией по восстановлению конституционного строя", организованной "группой радикальных оппозиционеров". Якобы их столкновения с полицией начались уже 10 сентября, когда спецслужбами в городском районе "Хитровка" было окружено здание, в котором и закрепились оппозиционеры. 10-го, 11-го и 12 сентября было предпринято несколько безуспешных попыток штурма, в ходе которых правительственные силы потеряли около 30 человек. Вечером 12 сентября к зданию были стянуты танки, которые до утра обстреливали его из орудий. 13 сентября силовые структуры, наконец, захватили здание и несколько оставшихся в живых оппозиционеров, численность которых была в несколько раз занижена властями.

На следующий день эта версия была "дополнена" правозащитной организацией "Туркменская инициатива по правам человека" (ТПИЧ), сообщившей на сайте "Хроника Туркменистана", что ликвидация вооруженного мятежа происходила при помощи российского спецназа. Об участии в ашхабадских событиях спецподразделений ФСБ или (по другой версии) МВД России ТПИЧ сообщил неизвестный майор туркменской полиции, по словам которого местные спецслужбы так и не смогли уничтожить вооруженных оппозиционеров. В результате Ашхабад якобы попросил Москву прислать на помощь отряд спецназа, и "российские профессионалы быстро управились с двумя вооруженными "ваххабитами". Это же издание сообщило некоторые подробности об убитых участниках вооруженных столкновений, одного из которых, достаточно молодого (на вид лет тридцати) бородатого человека зовут Аджар. Позднее информация о том, что Туркмения попросила Россию прислать ей на помощь отряд спецназа со ссылкой на "Хронику Туркменистана" была воспроизведена в публикации "Известий".

Вторая версия причин вооруженных столкновений в Ашхабаде была предложена на страницах "Времени новостей" российским журналистом А. Дубновым, по мнению которого их "истинными причинами" могло стать не восстание радикальных оппозиционеров, а "разборки между различными "кланами" туркменских "оборотней в погонах". Межклановую версию столкновений не отрицает и "Туркменская искра", отмечающая, что в республике "слишком много: репрессированных и недовольных" высокопоставленных чиновников - бывший глава президентской охраны генерал Акмурад Реждепов, спикер парламента Овезгельды Атаев, экс-вице-премьер Борис Шихмурадов, которые имеют массу причин быть недовольными.

Третья версия ашхабадских событий в наиболее полном и аргументированном виде изложена "Немецкий волной", по данным которой за боями в туркменской столице стоят радикальные исламские организации из соседнего Афганистана. Ссылаясь на информацию своих корреспондентов в граничащих с Туркменистаном афганских провинциях Бадгис и Фарияб, "Немецкая волна" утверждает, что вооруженные столкновения в Ашхабаде были организованы Исламским движением Узбекистана (ИДУ), установившим тесные связи с туркменскими единомышленниками и снабдивших их оружием и боеприпасами. По сведениям "Немецкой волны", число туркмен среди участников движения "Талибан", к которому примыкает ИДУ, заметно возросло после смерти С. Ниязова в декабре 2006 г. Военную подготовку они получают на территории Пакистана в Вазиристане, а опыт ведения боевых действий - в Афганистане. Поддержку боевикам оказывают офицеры органов безопасности и внутренних дел Туркменистана, среди которых есть много недовольных нынешним политическим режимом.

"Исламская" версия ашхабадских событий заслуживает, на наш взгшяд, самого пристального внимания. Заявления аналитиков о том, что ислам в Туркменистане никогда не имел таких сильных позиций, как в Узбекистане или Таджикистане, верны лишь в определенной степени. В посткочевых обществах, к числу которых в Центральной Азии относятся казахи, киргизы и туркмены, позиции ислама всегда были слабее, чем у оседлых узбеков и таджиков. Тем не менее Туркмения, находящаяся ближе к традиционным мусульманским центрам, была исламизирована сильнее, чем Казахстан и Киргизия. Кроме того, длительная изоляция туркменского общества в период правления С. Ниязова не могла не сопровождаться постепенным ростом влияния традиционных религиозных авторитетов, а отсутствие в стране легальной светской оппозиции делало возможным институционализацию протестных настроений лишь на религиозной основе. Вряд ли не повлияла на положение дел в Туркменистане и обстановка в крайне религиозном Афганистане, с которым республика имеет протяженную и вполне проницаемую границу.

Нельзя исключить, что исламские вооруженные формирования могли быть использованы оппозиционными существующему в Туркменистане режиму бывшими высокопоставленными чиновниками, многие из которых поддерживали тесные связи с талибами еще в период правления С. Ниязова. В этом случае "исламская" и "межклановая" версии вооруженных столкновений в Ашхабаде вполне дополняют друг друга.

В этом контексте понятна и "наркотическая" версия, изложенная в официальных заявлениях туркменских властей. Признание существования в стране вооруженной исламской оппозиции способно развеять миф о внутриполитической стабильности Туркменистана, усиленно создававшийся со времени распада СССР. А угроза дестабилизации политической ситуации может снизить оценку надежности Туркменистана в глазах России, Китая и Евросоюза, вынашивающих масштабные планы по строительству трубопроводов и экспорту из республики природного года.

По информации "Фонд стратегической культуры"

17.09.2008