С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Игорь Томберг

ВЕРНОЕ СРЕДСТВО ОТ "НАВУХОДОНОСОРА"

20 декабря 2007 года Россия, Казахстан и Туркмения подписали соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода. Подписание состоялось в Кремле по итогам переговоров В. Путина и Н. Назарбаева.

План проекта предусматривает в 2009-2010 гг. реконструкцию старого трубопровода Средняя Азия - Центр (САЦ-3) от туркменского Бегдаша до казахстанского Бейнеу и далее с прокачкой 10 млрд. куб. м в год. А на втором этапе, в 2010-2017 гг., - строительство нового газопровода до Александрова Гая на российско-казахстанской границе с пропускной способностью 20 млрд. кубов в год. В результате будет создана Прикаспийская газопроводная система (ПКГС) с пропускной способностью 30 млрд. куб. м газа в год.

По словам главы Минпромэнерго РФ В. Христенко, строительство Прикаспийского газопровода будет завершено к 2010 году, при этом инвестиции каждая сторона будет осуществлять самостоятельно. Стоимость строительства составит около $1 млрд. Соглашение будет действовать до конца 2028 года и может автоматически продлеваться потом каждый следующий год.

Прикаспийский газопровод пройдет вдоль побережья Каспийского моря - 360 км по туркменской территории и 150 км по территории Казахстана и состыкуется с системой САЦ на казахстанско-российской границе. Благодаря новому газопроводу экспорт туркменского газа в Россию увеличится на 20 млрд. кубометров и составит 80 млрд. кубометров в год. Это программа-максимум, а на первом этапе Россия гарантирует лишь закупку у Казахстана и Туркмении по 10 млрд. кубометров газа в год, что позволит вывести проект на минимальную рентабельность.

Принципиальное соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода было достигнуто в ходе переговоров президентов России, Казахстана и Туркмении в Ашхабаде в мае 2007 года. Подписание документа планировалось еще в начале осени, однако несколько раз откладывалось. Конфликт интересов, безусловно, имел место. Однако главная причина задержки связана с тем, что развитие ПКГС не является необходимостью сегодняшнего дня, - газ даже для первой очереди появится в достаточном объеме только после 2012 года. И документ, подписанный 20 декабря, имеет пока больше политическое, чем газотранспортное значение. Москве удалось достичь серьезного успеха в продвижении своих интересов как поставщика газа в Европу. Практическая ценность Прикаспийского проекта на сегодня лежит скорее в плоскости глобальной стратегии, снижая шансы на реализацию идеи лоббируемого Западом Транскаспийского трубопровода в обход России.

Подписание соглашения по Прикаспийскому газопроводу - удар по планам США и ЕС создать газотранспортные маршруты в обход России. Прикаспийский газопровод ставит под вопрос осуществимость альтернативного проекта "Набукко" ("Навуходоносор") - на него просто не хватит газа.

Главная интрига подписанных 20 декабря договоренностей заключается в том, что вместо планировавшихся 30 млрд. куб. м газа в год по Прикаспийской нитке будут транспортировать только 20 млрд. куб. м. Кроме того, жестких гарантий поставок газа в новый газопровод в документе нет. И Туркменистан, и Казахстан, подписав соглашение, взяли на себя обязательства обеспечить в Прикаспийскую трубу до 20 млрд. кубометров газа в год (до 10 млрд. кубометров каждый).

В поисках объяснений этому эксперты находят как политические, так и чисто ресурсные причины. Не исключено, что Туркмения пытается оставить за собой свободу рук в диверсификации маршрутов поставок или, по крайней мере, попытаться сохранить возможность дальнейших переговоров по Транскаспийскому газопроводу. Впрочем, игра эта обоюдоострая. Узбекистан до сих пор ограничивал транзит туркменского газа для увеличения собственного экспорта по САЦ. Не случайно президент Туркменистана Г. Бердымухаммедов перед подписанием документа 20 декабря объявил о намерении добиться резолюции ООН в поддержку безопасности международных маршрутов энергоносителей. В эти же дни он позвонил узбекскому лидеру И. Каримову, с которым обсуждал тему беспрепятственного транзита. Тем самым Ашхабад подает Москве сигнал: прогресс ПКГС связан с получением гарантий в отношении того, что расширение САЦ пойдет под рост поставок туркменского, а не узбекского газа. Если же Россия отдаст предпочтение Ташкенту, то резолюция ООН может дать толчок строительству Транскаспийского газопровода, чего опасается Москва. Несмотря на то, что, по мнению Ашхабада, именно развитие САЦ представляется наиболее реальным вариантом наращивания экспорта из Туркменистана в Россию, туркменское руководство весьма заинтересовано в том, чтобы иметь независимую от соседнего Узбекистана газотранспортную магистраль на запад, а это - Транскаспийский маршрут.

Вместе с тем нет уверенности в том, что у Туркмении и Казахстана хватит газа для загрузки новой трубы.

Основной поставщик газа со стороны Туркмении - малазийская компания Petronas, оператор нефтегазового проекта "Блок 1", куда входит несколько месторождений на шельфе Туркменистана (Диярбекир, Магтымгулы, Овез, Гараголдениз, Машрыков), - на уровень добычи 10 млрд. куб. м в год рассчитывает выйти только в 2012 году. Есть еще газодобывающие компании Burren Energy (Великобритания) и Dragon Oil (Дубаи). Объединенные поставки этих трех операторов дадут в 2010 г. 5-6 млрд. куб. м газа для заполнения САЦ-3, в 2011 - 8-9 млрд. куб. м, а начиная с 2012 г. создадут превышение пропускной способности восстановленного трубопровода на 2-3 млрд. в год. Однако сомнительно, что этот избыток станет причиной строительства нового Прикаспийского газопровода. К 2017 г. добыча газа у всех трех компаний снизится. Для запуска нового газопровода, способного перекачивать около 30 млрд. куб. м газа ежегодно, необходимо подготовить новую ресурсную базу в туркменском и казахском секторах Каспия. Переговоры об участии российских компаний (прежде всего ЛУКОЙЛа и Газпрома) в разведке и добыче газа в Туркменистане идут полным ходом, но начать промышленную добычу газа в 2010 году - нереально. С Казахстаном ситуация тоже непростая - соглашение о совместном освоении крупного газового месторождения "Курмангазы" есть, но до реализации проекта еще дальше, чем в случае с Туркменистаном.

Если уж с ресурсами для Прикаспийского газопровода не все ясно, то говорить о заполнении среднеазиатским газом далекого "Набукко" - вообще наивно. Не случайно еще в октябре 2007 г. генеральный секретарь секретариата Энергетической хартии ЕС Андре Мернье честно признал проект "Набукко" "мертворожденным ребенком". Ресурсов для его заполнения недостаточно, а риски слишком велики.

И при всех вариантах не надо забывать, что существует еще направление на Восток - альтернатива куда более серьезная, чем газопроводный маршрут "Транскаспий - Набукко". Генеральное соглашение о строительстве газопровода Туркмения - Китай через узбекскую и казахскую территорию было достигнуто 3 апреля 2006 года в Пекине. Запустить трубу планируется в первый день 2009 года. Китай, согласно договору, получит не только трубопровод и 30 млрд. куб. м газа в год, но и лицензию генерального подрядчика на разработку туркменских газовых месторождений на правобережье Амударьи.

Выиграв газопроводную партию у Европы, России пришлось пойти на уступки Казахстану и Туркмении. Согласившись на строительство Прикаспийского газопровода, сначала Туркмения подняла цену своего газа со $100 в 2007 году до $130 в первой половине 2008 года и до $150 - во второй. Если учесть, что доказательств наличия в Туркмении колоссальных газовых запасов никто до сих пор не представил, то Россию сумела за не самую высокую цену добиться от Ашхабада максимум того, что он может сегодня дать в сфере поставок газа.

Вскоре после увеличения цен на туркменский газ о своих ценовых амбициях объявил и Узбекистан, но, так как в проекте Прикаспийского газопровода он играет несущественную роль, повышения закупочных цен эта страна пока не получила.

Уже сейчас цена казахского газа выше, чем туркменского - $165 за 1 тыс. куб. м. Нельзя исключать, что закупочные цены на казахский газ будут пересмотрены в сторону повышения, как и тарифы на транспортировку газа по территории Казахстана. На встрече президентов 20 декабря поднимался вопрос о повышении ставки на транзит туркменского и узбекского газа по территории Казахстана с $1,1 до $1,5-1,85 за прокачку тысячи куб. м на 100 км. Казахстан уже предъявил требования повысить в 2008 году стоимость своего газа до $190. Это повышение можно считать неизбежным - такова цена за выгодный для России Прикаспийский проект. Да и рентабельность поставок Газпрома в Европу вполне позволяет согласиться на повышение цены некритичных в общем потоке объемов казахского газа.

Пока же Астану больше интересуют уступки России в сфере транспортировки нефти. Казахстан уже договорился с нашей страной о том, что будет участвовать в наполнении нефтепровода Бургас - Александруполис. Кроме того, Н. Назарбаев предложил расширить возможности для экспорта казахстанской нефти по нефтепроводу Атырау - Самара (с 10 до 20 млн. т в год). Наконец, Казахстан предлагает расширить проект Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), довести его до 67 млн. т нефти. При этом Казахстан гарантирует поставку необходимых дополнительных 17 млн. тонн нефти.

Переведя в практическую стадию соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода, Москва добилась серьезного успеха в продвижении своих интересов как поставщика газа в страны ЕС. Однако "большая нефтегазовая игра" в Евразии не закончена. Резкое повышение цен на углеводороды на мировом рынке делают углеводородные ресурсы Центральной Азии все более привлекательными. Имея такие серьезные козыри, как возможность играть на противоречиях между потенциальными потребителями, нельзя ими не воспользоваться.

Туркмения, например, к 2010 году обещает добывать уже 120 млрд. куб. м газа ежегодно (это почти в два раза больше, чем сейчас), в том числе более 100 млрд. кубов - на экспорт. А Казахстан ко времени запуска Прикаспийского газопровода обещал увеличить добычу в полтора раза - до 45 млрд. куб. м в год, 12 млрд. из которых пойдут на экспорт, в основном в Россию. Эти заявления в Европе воспринимают как ответ на прогноз о росте потребностей европейских стран до 600 млрд. куб. м в год к 2015 году. Однако стремление Москвы к расширению энергетического сотрудничества с ЕС, по идее, крайне выгодному для Европы, все чаще сталкивается с политическими препятствиями. Яркий пример - ситуация с газопроводом Nord Stream.

В этой ситуации Москва полна решимости сохранить и умножить контролируемые рынки сбыта российских углеводородов. И уходящий 2007 год был для России в этом плане вполне успешным. Альтернативные пути транспортировки топлива в обход территории РФ будут по-прежнему поводом для торга, однако их угроза интересам России становится все менее реальной.

* * *

Набукко (Nabucco) - проектируемый магистральный газопровод протяженностью 3,3 тыс. км в обход России из Центральной Азии в страны ЕС, прежде всего Австрию и Германию. Проектная мощность - 26-32 млрд. кубометров газа в год. Строительство планируется завершить к 2012 году. Предполагаемая стоимость проекта - $6,2 млрд. В проекте участвуют Австрия, Турция, Болгария, Румыния, Венгрия. Первоначально проект газопровода Nabucco, представленный в 2004 году, предполагал поставку газа в Европу с месторождений Ирана в Персидском заливе. В 2006 году было принято решение изменить проект таким образом, чтобы поставлять газ из Туркмении, Узбекистана и Азербайджана.

по информации "Фонд стратегической культуры"

23.12.2007