С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Петр Искендеров

ЧТОБЫ СЕРБИЯ НЕ СТАЛА "ЧЁРНЫМ ХОДОМ" РОССИИ НА БАЛКАНЫ...

Состоявшееся в Совете Безопасности ООН обсуждение деятельности Международного уголовного трибунала для бывшей Югославии ещё раз показало настоящую роль этого судебного органа. Главный прокурор трибунала Серж Браммерц дал "позитивную оценку" аресту и экстрадиции властями Сербии бывшего командующего армии боснийских сербов генерала Ратко Младича. По его словам, выдав генерала Младича, "Сербия выполнила одно из своих самых важных международных обязательств". Бельгийский юрист выразил удовлетворение сотрудничеством Сербии с Гаагским трибуналом, но дал понять, что Белград не может рассчитывать на большее до тех пор, пока аналогичные действия не будут предприняты в отношении остающегося на свободе бывшего лидера хорватских сербов Горана Хаджича. Арест Хаджича "должен произойти без задержки", потребовал С. Браммерц [1].

Тон заявлений Главного прокурора Гаагского трибунала в Совете Безопасности ООН не оставляет сомнений в том, что надеждам руководства Сербии на скорый приём страны в ЕС не суждено сбыться. Как напомнила французская "Фигаро", ранее министры иностранных дел стран-членов ЕС отвели Еврокомиссии время на рассмотрение заявки Сербии до конца текущего года. И, похоже, сдача генерала Младича шансы Белграда не увеличивает. "Это всего лишь чисто технический этап: мы пока еще не готовы принять решение о присвоении Сербии статуса кандидата в ЕС", - цитирует "Фигаро" одного из дипломатов ЕС, пожелавшего сохранить анонимность [2].

Власти Сербии пытаются свести проблему приема страны в ЕС к поимке Горана Хаджича и к процессу "примирения балканских государств", над которым, говоря словами сербского министра иностранных дел Вука Еремича, Белград "усиленно трудится последние годы". Министр полагает, что ключом к такому примирению является "установление полной правды о том, что произошло в ужасную декаду 1990-х годов". А "открыть эту правду", по его словам, способен как раз процесс над генералом Младичем в Гаагском трибунале [3].

При этом В. Еремич умалчивает и об антисербской ориентации самого трибунала, и о том, что другие балканские страны во главе с Боснией и Герцеговиной и Хорватией, а также албанские власти Косова понимают под "примирением" исключительно самобичевание сербов. В Хорватии даже после обвинительного приговора, вынесенного Гаагским трибуналом генералу Анте Готовине за убийство мирных сербов в Сербской Краине в 1995 году, отнюдь не намерены пересматривать постановление парламента, квалифицирующее события 1991-1995 годов как "оборонительную и освободительную Отечественную войну". И Запад не считает подобное законодательное решение проявлением нелояльности по отношению к Гаагскому трибуналу и не требует от Загреба "примирения".

Да и С. Браммерц не скрывает, что намерен давить исключительно на Сербию. Сербские власти должны по первому требованию Гаагского трибунала передавать в его распоряжение любые материалы, в которых заинтересовано следствие. Учитывая, что судьи все еще не могут решить вопрос о целесообразности объединения дел Младича и бывшего президента боснийской Республики Сербской Радована Караджича, предстоящий процесс обещает быть долгим. И до его завершения сербским властям вряд ли удастся освободиться от обвинений в недостаточной лояльности Гаагскому трибуналу.

Суть проблемы взаимоотношений Белграда и Брюсселя даже не в Гаагском трибунале, а в тех геополитических ориентирах, которые Запад намерен навязать Сербии. Предельно откровенно обрисовал ситуацию американский информационно-разведывательный центр "Стратфор": "В долгосрочной перспективе арест Младича не снимает стратегическую обеспокоенность Европы по поводу позиции Белграда в отношении Косово, членства НАТО и его связей с Россией. И хотя официально эти вопросы не являются барьерами на пути к обретению Сербией статуса кандидата или даже члена ЕС, они являются основными препятствиями для достижения Белградом долгосрочной полной интеграции в Европу. Проблема Сербии заключается в том, что обвиняемые в совершении военных преступлений сербы на самом деле никогда не были основной причиной колебаний Европы по поводу ее членства в ЕС, а скорее предлогом для торможения потенциального приема Белграда. Для Европы намного важнее затаенная обида Белграда на Косово и его нежелание продвигаться в направлении членства в НАТО. Сохраняющаяся оппозиция Белграда в отношении независимости Косово означает, что этот неразрешенный конфликт будет заморожен, если Сербия станет членом ЕС, так как в этом случае у нее будет право вето на любое европейское решение, касающееся Косово".

"Более того, - указывает "Стратфор", - настойчивая позиция Белграда по сохранению военного нейтралитета и нахождению вне НАТО в сочетании с поддержанием прочных отношений с Россией - даже при власти прозападного Тадича - заставляют многих в Европе сомневаться в глубине и долгосрочной природе приверженности Сербии европейским рамкам в сфере политики и безопасности. Многие страны в Европейском союзе, особенно страны Центральной Европы, а также балканские соседи Сербии будут обеспокоены, если Россия получит "черный ход" на Балканы, и захотят, чтобы Белград официально заявил, что его интересы в области безопасности заключаются в обретении членства в НАТО" [4].

Вот и все "сотрудничество" с Гаагским трибуналом и "примирение с соседями"! Сербия сгодится Европе (Евросоюзу и НАТО) лишь в том случае, если она полностью откажется от своих национально-государственных интересов и даже видимости самостоятельной внешней политики, то есть перестанет быть Сербским государством.

Пока же, как пишет американский журнал "Тайм", "после ареста Младича Евросоюз шепчет Сербии приятные слова" [5]. А сербские власти повторяют их как политическое заклинание.

_____________

[1] http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=38610&Cr=icty&Cr1=

[2] Le Figaro, 26.05.2011

[3] AFP 032011 GMT JUN 11

[4] http://www.stratfor.com/memberships/195543/analysis/ 20110526-mladics-arrest-and-serbias-eu-accession-plans

[5] The Time, 28.05.2011

По информации - Фонд стратегической культуры

12.06.2011