С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владислав Гулевич

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ БАЛАНС ПОЛЬСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Визита Барака Обамы в Варшаву поляки ждали давно. Переключение внимания Вашингтона на процессы, происходящие в ближневосточном регионе, и, как следствие, некоторое пренебрежение восточноевропейским сегментом международной политики вызвали у польских элит боязнь остаться в одиночестве в позиционном противостоянии с "русским медведем".

Приезд американского президента к полякам для самих поляков - событие знаковое, свидетельствующее о том, что Белый дом, как и раньше, рассматривает Польшу в качестве ключевого союзника в Центрально-Восточной Европе. Варшава - "локомотив" и главный застрельщик всех проамериканских преобразований в посткоммунистической Европе, и увядший в последнее время интерес к Польше со стороны американской элиты неприятно настораживает польское общество. В кругу американских неоконсов Б. Обаму уже называют "не проевропейским трансатлантистом" (1). Такая характеристика очень необычна для американских президентов, которые, начиная с Первой мировой войны, стремились расширить влияние Соединённых Штатов на весь европейский континент, опираясь как раз на Польшу.

Отстранённость от "восточноевропейских дел" и от Польши в том числе не стоит ставить в вину самому Вашингтону. За годы, прошедшие со времени демонтажа СССР и формального окончания холодной войны, новоиспечённые члены западной цивилизации из постсоветской Европы выказали американцам столько лояльности, что Белому дому нет никакой необходимости беспокоиться о поведении своих юных партнёров. Они настолько прочно впаяны в американоцентричную модель мироустройства, что даже при охлаждении внимания со стороны Вашингтона всё равно вынуждены во всём следовать за американцами. Впрочем, достигнутые в ходе визита Б. Обамы договорённости должны успокоить польское руководство: в 2018 году в Польше появятся элементы американской системы ПРО, а ещё раньше, в 2013 году, - группировка ВВС США, которая разместится на трёх авиабазах (Кшесина, Ласк и Повидз). Пока на временной основе, но Варшава уже сегодня настаивает, что лучше бы на постоянной.

Притязания Польши на роль регионального лидера полностью соотносятся с интересами США в Европе. Именно Польша должна превратиться в своего рода магнит и полюс силы, сплачивающий вокруг себя государства с антироссийской внешней политикой. Со второго полугодия 2011 года Польша займёт пост председателя Европейского Союза. Представители американского политического класса полагают, что это будет особый период в истории всей Центрально-Восточной Европы, поскольку "ни один регион не обладает лучшим инструментарием для продвижения демократических ценностей, идей свободного рынка и верховенства права в тех странах, которые не являются членами ЕС, но желают туда попасть" (2). Больше всех "желают", как известно, Молдавия и Украина. Вернее, правящая верхушка этих постсоветских республик. Несколько иная ситуация в Белоруссии: там в ЕС хотят, преимущественно, приверженцы оппозиционных кругов.

В Варшаве Обама спел старую песню о том, что Восточная Европа должна превратиться в регион мира и стабильности, но это невозможно до тех пор, пока в Белоруссии правит "последний диктатор Европы" - Александр Лукашенко. Следовательно, поляки и американцы будут, как и раньше, сообща трудиться над свержением А. Лукашенко. Белорусская оппозиция уже заполучила в своё пользование оплаченную польскими властями штаб-квартиру чуть ли не в центре Варшавы.

Активизация усилий польской дипломатии на приднестровско-молдавском направлении тоже примечательна. Молдавия - "достаточно маленькая страна, где с помощью небольших финансовых и политических затрат и ограниченным использованием человеческого капитала можно получить существенные демократические дивиденды" (3). Вовлечённость Варшавы и Вашингтона в "перековку" Европы на свой лад "поможет выработать механизмы взаимодействия для преодоления затруднений в таких странах, как Египет, Украина, Сирия и Белоруссия" (4).

Одним из "механизмов взаимодействия", применительно к постсоветским республикам, служит программа Восточного партнёрства. Как известно, проект был представлен в 2008 году на заседании Совета ЕС по общим вопросам и внешним связям Министерством иностранных дел Польши при участии Швеции и рассчитан на шесть постсоветских государств - Украину, Белоруссию, Молдавию, Армению, Азербайджан и Грузию. Варшава заинтересована в интеграции этих государств в евро-атлантические структуры. Однако, поскольку об их членстве в ЕС речи пока быть не может, в рамках Восточного партнёрства предлагается укрепить стратегическое сотрудничество с указанными странами и приступить к реализации ряда экономических проектов, которые повлияли бы на экономическое положение стран-участниц, чьи интересы в настоящее время слишком тесно связаны с Россией. Своё полугодичное председательство в ЕС поляки хотят использовать как раз для реанимации программы Восточного партнёрства, что предполагает активизацию усилий польской дипломатии в тех странах, на которые эта программа нацелена.

Польша для Вашингтона - не только американский плацдарм в Восточной Европе, но и активный помощник США в других уголках планеты. Именно Польша, наиболее последовательно идущая по пути "демократизации" и "прогресса", должна, по мнению американских аналитиков, послужить примером для североафриканских "революционеров". В апреле 2011 г. бывший президент Польши Лех Валенса побывал в Тунисе, чтобы установить контакты с новым правительством и поделиться с ним польским опытом "положительных преобразований". "Арабскую весну" 2011 года уже сравнивают с 1989 годом, который окрестили "Годом чудес" для всей Центрально-Восточной Европы, подразумевая быстрое низвержение правящих режимов и переход всего региона из советской зоны влияния под власть США.

Резюмируем основные аспекты польско-американской политики с учётом последних договорённостей между Бараком Обамой и Брониславом Коморовским:

1) в 2013 г. американская военная группировка в Польше будет усилена несколькими эскадрильями ВВС США, и это - прямая угроза безопасности России.

2) в 2018 г. в Польше появятся новые элементы американской системы ПРО.

3) будет усиливаться давление на Минск и параллельно с этим развиваться польско-молдавская и американо-молдавская дружба "против России" (Бараку Обаму уже пригласили в Кишинёв);

4) Польша готова активно участвовать в переходных процессах, инспирированных американцами в арабских странах, и служить в Центрально-Восточной Европе главным лоббистом политики Вашингтона на Ближнем Востоке и в Северной Африке, опосредованно работая на подрыв российского влияния в этих регионах;

5) США ставят задачу сделать европейское пространство "более однородным". Если в Восточной Европе дела идут более-менее гладко и американское первенство никто оспаривать не решается (маленькая Белоруссия не в счёт), то в Южной Европе американское влияние воспринимается крайне негативно, особенно в Сербии как геополитическом центре Балкан и родственной ей Черногории.

Усиление роли Польши и активизация её традиционно проамериканской политики на всём европейском континенте превратят страны южной и юго-восточной Европы в своего рода "политические резервации" - относительно крупные государственные образования, на "перестройке" которых сможет сосредоточиться Вашингтон, делегировав Польше основную часть своей "работы" в Восточной Европе.

_________________

(1) Jan Techau "Doing Geopolitics in Eastern Europe" Carnegie Endowment.

(2) "Insider view: congressman Daniel Lipinski on the future of U.S.-Polish relations" Central Europe Digest June,1 2011.

(3) Peter B. Doran "Obama in Poland. Substance and Symbolism" Central Europe Digest June,1 2011.

(4) Там же.

Владислав Гулевич (Украина)

По информации - Фонд стратегической культуры

07.06.2011