С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владислав Гулевич

ВИШЕГРАДСКИЙ БЛОК

Страны Вишеградской четвёрки (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия) объявили 12 мая о намерении создать новое боевое соединение под командованием Польши, которое к 2016 году превратится в полноценный военно-политический механизм с формально отдельными от НАТО полномочиями. И уже с 2013 года Вишеградская группа примет участие в серии военных учений "Ответная сила" (под эгидой НАТО).

Добрые два десятка лет правящие элиты в бывших социалистических странах рассматривают Восточную Европу как неотъемлемую часть сферы влияния Запада, сопровождая это риторикой о "коммунистическом империализме" и "русской угрозе"(1). Вишеградская четвёрка, образованная 15 февраля 1991 г. по итогам встречи президентов Польши, Чехословакии и премьер-министра Венгрии, была когда-то тройкой. Чуть позже единая Чехословакия прекратила своё существование, но осталась в рядах Вишеградской группы в виде двух независимых государств - Чехии и Словакии. Подписав совместную декларацию о стремлении к интеграции в европейские структуры, Вишеградская группа чётко обозначила политико-идеологический рубеж, на котором она собиралась "сдерживать" Россию.

С ослаблением, а затем и распадом СССР хозяйственные связи восточно-европейских партнёров были подорваны, а с западными соседями у Восточной Европы прочных торговых отношений не было. В поисках путей предотвращения экономического спада правящие круги восточно-европейских государств с готовностью откликнулись на сигналы из Вашингтона о намерении США выступить в качестве нового опекуна данного региона. Рассуждения о "плохом старшем брате" (русских) закончились банальным переходом под контроль другого "старшего брата" (американцев), на тот момент более успешного и более твёрдо стоявшего на ногах. Налаживание тесных контактов с Соединёнными Штатами, присоединение к ЕС и НАТО стало приоритетным внешнеполитическим направлением всех стран Вишеградской четвёрки. Их желания сбылись достаточно быстро, поскольку Вашингтону было важно окончательно "застолбить" эти территории за собой, связав их рядом экономических, политических и военных договорённостей. После этого из переднего края борьбы между США и СССР регион превратился в передний край борьбы США с Россией и её восточно-европейскими союзниками (Белоруссия).

Стратегическая концепция НАТО, принятая в ноябре 2010 г., заставила вчерашних друзей Москвы задуматься о готовности своего нынешнего покровителя - Вашингтона, отстаивать их интересы перед угрозой возвращения "русского медведя". К примеру, американцы гарантируют переброску одной бригады для защиты Польши в случае возникновения вооружённого конфликта, но этого явно недостаточно для эффективной обороны Северо-Европейской равнины, ключевого плацдарма на европейском ТВД (1).

Регулярные дрязги внутри Североатлантического альянса и отсутствие политического единства его членов тоже беспокоят и Прагу, и Братиславу, и Будапешт, и Варшаву. Расхождения основных натовских "авторитетов" по вопросу войны в Ливии - самый свежий тому пример. Вовлечённость Брюсселя и Вашингтона в африканские и азиатские дела ещё больше обостряет у членов Вишеградской четвёрки чувство одиночества и опасения, что вести диалог с Кремлём придётся от своего имени, а не от имени "старших". "Старшим" являются не только Соединённые Штаты, но и Германия - единственное в Западной Европе государство с чётко выраженной континенталистской внешнеполитической доктриной. С приходом Ангелы Меркель Берлин в значительной мере политически дистанцировался от Москвы, отдав предпочтение российско-германским экономическим проектам. Военно-политические проекты Берлин предпочитает осуществлять совместно с Вашингтоном, хотя такой подход и не всегда в интересах Германии.

В то же время отношения по линии Москва - Берлин непродуктивными не назовёшь. Это особенно настораживает представителей Вишеградской группы: если из экономических соображений немцы откажутся "рвать на себе рубашку" ради защиты "восточно-европейской демократии" и препираться с Россией, конструкция Восточной Европы как "передней линии" в противостоянии Запада с Москвой может пошатнуться. Расхождения между Берлином и более атлантистским (при Саркози) Парижем добавляют ещё больше страху. "Старушки Европы" как единого и монолитного политического организма попросту не существует, и если Меркель только качнулась в сторону США, то Саркози поскакал в эту сторону вприпрыжку.

Решение Вишеградской четвёрки "сплотиться силой" может прочно "запечатать" восточно-европейское направление для российской внешней политики. Выбор Польши на роль руководителя новообразованного союза тоже не случаен: поляки - самый крупный по численности армии и населению союзник США в Восточной Европе, с задатками регионального лидера и далеко идущими внешнеполитическими амбициями. На протяжении всей истории поляки смотрели на географическое положение своей страны (между Германией и Россией) как на наказание. Адольф Бохенский, польский геополитик ХХ в., по этой причине называл Польшу "проклятым местом Европы". Так что желание Варшавы "держать штурвал в своих руках" объяснимо.

Страны нового военного блока раскинулись от Балтийского побережья до границ Румынии. По центру будут сосредоточены вооружённые силы Вишеградской четвёрки, а с флангов находятся Румыния с её экспансионистскими идеями и отношением к России как к врагу №1 (это чёрным по белому записано в военной доктрине Бухареста) и страны Прибалтики с натовским контингентом и традиционной русофобией. Очень напоминает проект "Междуморья" Юзефа Пилсудского - объединение в единый антироссийский блок почти всех государств от Балтики до Чёрного моря. Как и при Ю. Пилсудском, особое значение придаётся Украине, присоединение которой к Вишеградскому военному союзу в ближайший десяток лет сейчас как раз обсуждается.

Для того чтобы полностью отгородиться от России, Вишеградской группе желательно заручиться поддержкой Болгарии и Турции. Открыто София помогать "замуровывать" восточно-европейские рубежи не собирается, но и мешать этому не будет. Сложнее с Анкарой. С недавних пор отношения Турции и РФ значительно улучшились, а это значит, что "вишеградский заслон" на юге так и не упрётся в Черное море.

Из всех стран-членов Вишгерадской группы наиболее ровные отношения у Москвы со Словакией. С венграми, чехами и поляками ситуация сложнее. Поэтому в случае попытки Москвы достичь взаимоприемлемых договорённостей в диалоге с Вишеградской четвёркой переговоры, скорее всего, начнутся с Братиславой. Внешнеполитический вес Словакии не так велик, но в региональном масштабе она представляет собой звено, наиболее открытое к сотрудничеству с Россией.

(1) G. Friedman "Visegrad: A New European Military Force"

Владислав Гулевич (Украина)

По информации - Фонд стратегической культуры

26.05.2011