С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Евсеев

РЕАЛЬНЫЙ ПУТЬ К СОВМЕСТНОЙ ПРО

В рамках проведения российско-американских переговоров тема противоракетной обороны (ПРО) является одной из наиболее обсуждаемых. Это обусловлено несовпадением взглядов на существующие (потенциальные) ракетные угрозы и настойчивым стремлением Вашингтона развернуть системы ПРО передового базирования в относительной близости от границ Российской Федерации, что, бесспорно, снижает эффективность боевого применения стратегических ядерных сил (СЯС) нашей страны.

Проблема ПРО достаточно сложна и не имеет быстрого решения. В преддверии июньского (2010 г.) российско-американского саммита президент Барак Обама заявил о своей приверженности сотрудничеству с Российской Федерацией в разработке систем противоракетной обороны. По его мнению, такая совместная система имеет огромный потенциал, основанный на обмене технологиями и информацией с целью предотвращения общих ракетных угроз. Барак Обама предложил российскому руководству несколько вариантов возможного сотрудничества в этой сфере и заверил, что соответствующие американские системы в Европе не будут направлены против нашей страны. Именно в этом ключе можно рассматривать сделанное после встречи Совместное заявление Президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки о стратегической стабильности.

В то же время, США не могут отложить на будущее вопрос о создании системы ПРО в Европе как по внутриполитическим обстоятельствам, так и с учетом ранее данных обязательств в рамках НАТО. Поводом для этого служит то, что Исламская Республика Иран (ИРИ) достаточно быстро наращивает свой ракетный потенциал. К сентябрю 2006 г. ИРИ имела 30 одноступенчатых жидкостных ракет "Шехаб-3" и 10 соответствующих мобильных пусковых установок различной модификации. Боевое применение ракет этого типа было отработано 23 ноября того же года на крупных военных учениях. Вполне возможно, что количество ракет этого типа было увеличено до 100. Учитывая массу ядерного боезаряда на основе оружейного урана, пригодного для размещения на ракетном носителе, можно сделать вывод, что в настоящее время возможности по его доставке с помощью ракет "Шехаб-3" ограничиваются дальностями 1,3-1,5 тыс. км. Точность стрельбы этих ракет достаточно низка, что делает возможным их боевое применение только против таких площадных целей, как города противника. Помимо этого, их приходится заправлять перед стартом, что требует продолжительного времени для подготовки ракет к пуску. В это время ракеты отчетливо видны для воздушных и космических средств наблюдения и легко уязвимы для высокоточных средств поражения.

Для замены "Шехаб-3" в ИРИ разрабатывается 2-ступенчатая твердотопливная ракета "Саджиль" с максимальной дальностью полета 2,2 тыс. км при весе головной части в 1 т (при уменьшении веса головной части до 500 кг дальность стрельбы увеличивается до 3 тыс. км). Ракеты этого типа могут представлять потенциальную угрозу для ряда европейских государств. Они не требуют дозаправки перед стартом, принятие их на вооружение возможно через 2-3 года.

Не следует забывать, что Тегеран осуществляет провокационную внешнюю политику и сохраняет неопределенность относительно истинных целей своей ядерной программы. Это создает все более реальную угрозу. Бороться с этой проблемой лучше сообща, учитывая географически удобное расположение российских радиолокационных станций (РЛС) предупреждения о ракетном нападении в Габале (Азербайджан) и под Армавиром.

По-видимому, создание совместной с Россией системы ПРО следует начать с открытия в Москве центра обмена данными от систем предупреждения о ракетном нападении в соответствии с Совместной декларацией о новых отношениях между США и Россией от 2002 г. Такой центр должен функционировать в режиме реального времени как первое звено между США (НАТО) и Россией в системе раннего обнаружения пусков баллистических ракет. Дополнительные центры могут быть открыты в США и Европе.

Необходимо продолжить совместные компьютерные учения с США и НАТО по ПРО театра военных действий (ТВД). На этом направлении накоплен существенный положительный опыт. Как отмечает известный военный эксперт Владимир Дворкин, в период 1996-2006 гг. было проведены пять компьютерных тренировок по ПРО ТВД в формате Россия-США поочередно в каждой стране. В 2003-2008 гг. проведены четыре тренировки в формате Россия-США-НАТО: в Колорадо, Нидерландах, Москве и Мюнхене.

В качестве следующего этапа можно рассмотреть вопрос о проведении совместных российско-американских учений по перехвату реальной высокоскоростной баллистической цели. Для этого необходимо задействовать российские ЗРК С-300 ПМУ-1 (С-400) и американские Patriot PAC-2. В качестве места проведения таких учений лучше всего подходит российский военный полигон Ашулук, расположенный в Астраханской области.

Однако всего этого недостаточно для выстраивания между Россией и США партнерских отношений в сфере противоракетной обороны. Обмен информационными ресурсами, компьютерные учения и совместный перехват боеголовки ракеты средней (в перспективе - межконтинентальной) дальности на конечном участке траектории, конечно, полезны, но это не является жизненно необходимым. Более важно обеспечить на европейском континенте реальную совместимость национальных систем ПРО.

В 2009 г. администрация президента Обамы отказалась от создания "космического эшелона" ПРО и ограничила программу наземной стратегической противоракетной обороны 30 перехватчиками GBI (еще 8 находятся в резерве) в Калифорнии и на Аляске. К 2018 г. США собираются развернуть в Польше 10 наземных перехватчиков SM-3 Block 2b, которые, возможно, смогут перехватывать боеголовки межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подводных лодок. Моделирование, проведенное в Институте США и Канады РАН, показало, что стратегическая стабильность сохранится и в случае дальнейшего сокращения СЯС России и США до 1000 "развернутых" боезарядов и 500 стратегических носителей при условии, что количественные рамки ПРО не превысят 100 стратегических ракет-перехватчиков.

Помимо этого, США приступили к серийному производству ракет-перехватчиков SM-1 двух модификаций, предназначенных для кинетического перехвата баллистических ракет малой и средней дальности. К 2015 г. планируется закупить 112 ракет SM-1 Block 1A и 324 ракеты SM-1 Block 1B. Они будут размещены на 9 крейсерах типа "Тикондерога" и 28 эсминцах типа "Арли Берке", оснащенных системой управления ракетным вооружением "Иджис". К этому же времени будет развернуто 6 батарей ПРО наземного базирования THAAD, а также 24 ракеты SM-3 Block 2А наземной системы "Иджис Эшор" в Румынии. Все эти ракеты предназначены для перехвата только баллистических ракет (головных частей) малой и средней дальности.

В свою очередь, Россия имеет систему ПРО А-135, которая прикрывает Москву. В ее состав входят РЛС "Дон-2Н" и 100 ракет-перехватчиков 53Т6 и 51Т6. Эта система позволяет отразить ограниченный ядерный удар на конечном участке траектории. Но ее практически невозможно использовать в совместной системе противоракетной обороны ввиду географической удаленности от европейских государств, относительно низкой скорости движения противоракет, а также использования на некоторой части ракет ядерной головной части. Не подходят для этих целей как существующие ЗРК С-400, которые имеют высоту перехвата не более 30 км, так и, по-видимому, перспективные ЗРК С-500 (их характеристики в сфере ПРО вряд ли будут существенно лучше американской системы THAAD). Все это существенно ограничивает реальные возможности России по интегрированию в Европейскую систему ПРО. В качестве одного из возможных путей решения этой проблемы следует рассмотреть вопрос о создании на Северном Кавказе рубежей национальной противоракетной обороны. В этом случае удастся реализовать на практике идею о формировании в Европе секторальной системы ПРО, которая была предложена президентом Дмитрием Медведевым в ноябре 2010 г. на саммите Россия-НАТО в Лиссабоне.

Иранские ракеты средней дальности являются серьезным дестабилизирующим фактором; Россия находится в относительной близости от ИРИ и имеет с ней непростые отношения. В настоящее время Иран не представляет для нашего государства военной угрозы, но при определенных обстоятельствах такая угроза может возникнуть, что требует заблаговременного развертывания рубежей ПРО для защиты южных районов страны вплоть до Волгограда. Учитывая возможные траектории стрельбы с иранской ракетной базы в районе Исфахана, противоракеты лучше всего разместить вблизи Ростова-на-Дону, а их наведение осуществлять с помощью современной РЛС под Армавиром. Это позволит защитить не только собственные территории, но и всю Восточную Европу от иранских ракет средней дальности.

Имеющийся научно-производственный потенциал позволяет России достаточно быстро разработать и принять на вооружение противоракеты с высотой перехвата порядка 200-300 км и неядерной головной частью, способной нанести кинетический удар (в случае прямого попадания) или разрушить баллистический объект с помощью различного рода поражающих элементов. В дальнейшем высота и скорости перехвата могут быть существенно увеличены, что позволит, например, поражать боеголовки иранских МБР, летящих в сторону Нью-Йорка или Чикаго (значительная часть траектории стрельбы в этом направлении будет проходить над российской территорией). По-видимому, такие противоракеты должны иметь мобильные пусковые установки (ПУ), а их количество, на первом этапе, может быть ограничено 16 ПУ (зенитно-ракетный полк двухдивизионного состава).

Таким образом, создание совместной (с участием России) противоракетной обороны в Европе возможно. Но для этого недостаточно обмена информационными ресурсами или проведения совместных учений. Подлинно партнерские отношения могут сложиться только в том случае, если Москва возьмет на себя обязательства по защите от ракетного нападения государств Восточной Европы путем развертывания на Северном Кавказе рубежей ПРО. Это реализуемо с технической точки зрения, но требует соответствующего политического решения.

Владимир Валерьевич Евсеев - директор Центра общественно-политических исследований, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

27.04.2011