С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Владимир Нестеров

"МЫ ХОТИМ ПРАВИТЬ ЭТОЙ СТРАНОЙ!"

В последние выходные жители и гости Берлина оказались свидетелями примечательного события. В столице крупнейшей демократии Европы прошел организационный съезд политического блока германских неонацистов. Инициатором создания блока выступила Национал-демократическая партия Германии (НДПГ), которую с 1996 года возглавляет Удо Фойгт.

"Национальная идея" в исполнении НДПГ

Если раньше на сходках малочисленной партии, основанной в ноябре 1964 года, присутствовали в основном пожилые немцы, тосковавшие по своей юности во времена Гитлера, то сейчас в ней преобладает молодежь, а также неонацисты среднего возраста. Перед приходом к власти Удо Фойгта НДПГ бедствовала, ее банковские счета были заблокированы. Сегодня ситуация совершенно иная - партия получает государственные дотации на основании закона о партийном финансировании. Причем деньги эти немалые - до полутора миллионов евро ежегодно.

Целью НДПГ является создание государства, где все сферы общественной жизни - политика, экономика и культура - опираются исключительно на национальную идею и "здоровые национальные традиции немецкого народа". Любое влияние извне рассматривается правоэкстремистской партией как негативное. НДПГ выступает за выход Германии из ЕС и НАТО, возвращение к немецкой марке как национальной валюте, вывод дислоцированных на территории ФРГ американских военных баз и высылку всех иностранцев. По многим пунктам партийная программа НДПГ перекликается с идеологией национал-социализма 20-30 годов ХХ века, это - националистическая модель общества, критика капитализма, вера в авторитарное государство. Современная модель семьи также не соответствует представлениям национал-социалистов - предназначение женщины они видят в ведении ею домашнего хозяйства и призывают признать этот род занятий профессией.

Ревизионизм и реваншизм - отличительные признаки в подходе НДПГ к истории. Партия требует восстановить границы германского государства 1937 года, забрать у Польши территории бывшей Силезии, Восточной Померании и Восточной Пруссии.

НДПГ, давно уже выступающая за создание "немецкого народного фронта", превратилась в политический центр, который должен объединить все праворадикальные и неонацистские силы. Стратегическая концепция "трех столпов" Удо Фойгта включает в себя "борьбу за улицу" - проведение демонстраций и шествий, "борьбу за парламенты" - участие в земельных и федеральных выборах и "борьбу за головы немцев" - идеологическую обработку своих сторонников и общественного мнения страны. Пять лет назад к ним добавился и четвертый пункт, который Фойгт сформулировал как "объединение по возможности всех национальных сил с целью захвата власти в Германии".

К этим самым силам он причисляет весь праворадикальный спектр. В него, кроме НДПГ, входят Республиканская партия и Немецкий народный союз, а также различные товарищества. Как правило, это малочисленные, до 20 человек, региональные группировки, в которых действуют члены ранее запрещенных неофашистских партий и организаций. Всего в Германии насчитывается около 150 подобных товариществ. К потенциальным союзникам лидер НДПГ относит и "скинхедов", которых пытается привлечь к активному сотрудничеству.

"Историческая миссия" Удо Фойгта

Удо Фойгт считает, что его историческая миссия состоит в спасении немецкого народа. Он убежден: с наплывом в страну мигрантов, в частности мусульман, немцы скоро исчезнут как нация. Для всех проблем у него есть одно простое решение: в центре политики должен стоять народ. Себя он считает типичным представителем такого "народа". У него свой взгляд на роль Гитлера. Величайшей его ошибкой, считает Фойгт, была имперская мания величия, которая увела фюрера от национального социализма, имевшего в Германии широкую поддержку, и привела к краху режима. Он также избегает открытого отрицания истребления евреев.

Удо Фойгт - убежденный, если не фанатичный, нацист. Он вступил в НДПГ в возрасте 16 лет. В то время как его одноклассники слушали The Beatles, Rolling Stones и "отрывались" на дискотеках, этот сосредоточенный юноша предпочитал немецкие марши и лесные костры. Если появлялась возможность, читал запрещенные в ФРГ труды вождей III Рейха.

Он во всем равнялся на своего отца, который в свое время был активистом гитлерюгенда, воевал под Москвой и Сталинградом и лишь в 1949-м вернулся из советского плена. Удо запоем читал мемуары гитлеровских полководцев и к 14 годам наизусть знал все знаки отличия вермахта. В 1972 году он пошел служить в германскую армию, оставаясь активным членом неонацистской партии. В войсках ПВО Удо Фойгт дослужился до капитана. Однако 1984 году военная контрразведка, наконец, выяснила его жизненное кредо и поставила перед выбором: если он хочет и дальше оставаться профессиональным военнослужащим, ему нужно выйти из НДПГ. Фойгт выбрал партию.

После падения Берлинской стены Фойгт обратил внимание на восточные земли. Ведь в бывшей ГДР, охваченной после присоединения к ФРГ массовой безработицей, быстро распространялись правоэкстремистские взгляды и здесь можно было легко собрать политический "урожай". Фойгт пригласил в руководство НДПГ одного из продюсеров "национального рока", перед выборами в земельный парламент Мекленбурга - Передней Померании в 1998-м целенаправленно агитировал молодежь правого толка. Таким образом, впервые в послевоенной истории партия получила больше одного процента голосов и смогла получить государственное финансирование. В 2004 году НДПГ набрала 9,2% голосов на выборах в земельный парламент Саксонии, в 2006 году она прошла в ландтаг Мекленбурга-Передней Померании с 7,3% голосов.

Большинство электората НДПГ - молодежь, и методы идеологической работы партийцев с молодыми германским спецслужбам известны хорошо. В ходе предвыборных кампаний правые экстремисты активно распространяли среди молодых людей компакт-диски с песнями праворадикального содержания. Неонацисты регулярно организуют вечеринки, походы на стадионы, поездки на пикники, подпольные концерты праворадикальной музыки.

Выступая на последнем съезде НДПГ, Удо Фойгт заявил: "Наше время пришло". И более того: "Мы хотим править этой страной". В настоящее время НДП насчитывает 7000 членов.

Если страна и была великой, то во времена Третьего рейха

И вот в начале 2011 года, похоже, "их время" действительно пришло. Ультраправые переходят в решительное наступление. Имея целью места в региональных парламентах и Сенате Берлина, неонацисты решили объединиться в один блок. Свой съезд они провели, как сообщил канал НТВ, в стенах одной из обычных немецких школ, где несколько десятилетий ученикам на уроках истории долгие часы рассказывают о преступлениях нацистов.

На съезде Удо Фойгт заявил: "Я сердечно приветствую здесь всех немцев, кто еще хочет почувствовать себя немцем в нашей стране. А таковых гораздо больше, чем кое-кто думает". Слова, как и лица, чем прямее и проще, тем ближе избирателю. Если и была страна великой, то во времена Третьего рейха, а если и есть в ней проблемы, то виной всему иностранцы. Удо Фойгт пояснил: "Нам не нужна никакая интеграция. Пусть дети местных турок, мусульман так и учат здесь свой язык и свои обряды, пусть не ходят в немецкие школы. Так нам будет лишь проще вытурить всех их на Родину".

Опытным партайгеноссе приходится, впрочем, подбирать формулировки, ведь этим тезисам на галерке внимает полиция. Однако, внимая, ничего не предпринимает. Логика полицейских незатейлива: если правые экстремисты не запрещены, значит им дозволено все, что можно другим партиям, в том числе и выступать в общественных местах. Тщетно берлинские чиновники, отвечающие за образование, пытались в суде оспорить право нацистов на слет в школьных стенах. Немецкий суд съезд разрешил и лишь окрылил "красно-коричневых".

Делегатов съезда освистала толпа протестующих, а с порога их встречали антифашистские листовки, приклеенные накануне учащимися здесь школьниками. Однако убежденных арийцев подобные обстоятельства не смутили, ведь это не их избиратель. Присутствовала на съезде и связь поколений. Старшему делегату исполнилось 90 лет, младшему едва минуло 30. Взгляды на то, "как обустроить Германию", понятно, едины. Один из членов НДПГ заявил: "Я иду в депутаты, чтобы бороться в парламенте за интересы той молодежи, что является немецкой по крови, а не по паспорту".

Активисты антифашистского движения, которым полиция "заботливо" помешала сорвать нацистский шабаш, говорили журналистам, что "невозможно слушать весь этот бред". Однако итоги опросов общественного мнения говорят об ином: для многих еще как возможно. На грядущих региональных выборах в Германии объединившиеся в одно движение неонацисты, возможно, пройдут в местные парламенты Саксонии-Ангальт, Мекленбурга, а там, как рассчитывают их фюреры, и в берлинский Сенат.

Пусть в школьном актовом зале их присутствовало лишь пара сотен, главное, говорят, чтобы сотни тысяч, увидев таких героев, перестали стесняться собственных взглядов.

Что позволено нацистам, то недозволено левым

Немецкая пресса, которая охотно пишет о событиях на Манежной площади в Москве и на Майдане в Киеве, предпочла обойти съезд немецких неонацистов молчанием. Зато много в последние дни написано о статье председателя Левой партии ФРГ Гезине Лецш "Пути к коммунизму", опубликованной в газете Junge Welt. Осуждение прессы вызвала следующая фраза Лецш: "Мы сможем найти пути к коммунизму, только если отправимся в путь и опробуем его, будь то в оппозиции или в правительстве". Казалось бы, что в этой фразе особенного? Переполох вызвало употребление слова "коммунизм", который в ФРГ ассоциируется не с идеей общества социальной справедливости, а исключительно со сталинизмом и расстрелами беженцев у Берлинской стены. Политические противники в газетных публикациях и в прямом теле- и радиоэфире ФРГ тут же просят Гезине Лёцш указать, в какой из социалистических стран существовала хотя бы убогая версия демократии, почему все они рано или поздно скатывались к диктатуре?

А генеральный секретарь баварского Христианско-социального союза Александр Добриндт договорился до того, что потребовал, чтобы "левые" повсеместно были взяты под надзор ведомством по охране Конституции. Добриндт считает, что тот, кто провозглашает коммунизм целью своей партии, рискует, что в Конституционном суде будет возбуждено дело о запрете этой партии.

Истины ради следует признать, что власти однажды все же попытались добиться запрета НДПГ. Однако попытка поставить НДПГ вне закона в Конституционном суде ФРГ, предпринятая правительством в 2003 году, провалилась: по определению КС, иск базировался только на показаниях агентов спецслужб, внедренных в партию, именно их высказывания цитировались в качестве доказательства преступного характера НДПГ. Во избежание обвинений в политической провокации процесс закрыли.

В ФРГ и сейчас звучат призывы запретить НДПГ и прекратить государственное финансирование партий за счет налогоплательщиков. Однако канцлер Ангела Меркель опасается вновь потерпеть неудачу в Конституционном суде. Суть проблемы выглядит следующим образом. Конституция гарантирует гражданам страны свободу образования партий и союзов, но эта свобода не должна входить в конфликт с другой главной идеей Основного закона, который определяет Германию как социальное, демократическое и правовое государство. Такова теория, практика, увы, иная. Никто не сомневается в том, что лидеры НДПГ хотят ликвидировать существующий конституционный порядок и заменить его тоталитарной системой по образцу фашистского государства, существовавшего в Германии в 1933-45 годах. Однако для роспуска партии истцам необходимо доказать ведение партией активной деятельности, направленной на насильственное свержение демократических устоев страны. Партийная программа НДПГ, ее печатные издания откровенно отдают нацизмом, но не указывают на свержение существующей системы в качестве непосредственной цели.

О свержении государственного строя ничего не говорится и в документах созданного политического блока неонацистов. Поэтому ему, скорее всего, уготована долгая жизнь и места как в ландтагах, так и в бундестаге.

* * *

В канун 60-летия разгрома фашистской Германии Удо Фойгт заявил, что его партия "преклоняется перед мужественными солдатами вермахта: сухопутных сил, люфтваффе, военно-морского флота и ваффен-СС, которые до последнего дня исполняли свой долг". Между тем ваффен-СС еще в 1946 году были объявлены вне закона за военные преступления и преступления против человечества. Публично их восхваляя, Удо Фойгт попрал закон. Однако законы в ФРГ существуют не для нацистов.

И вот тому яркий пример.

Уже несколько лет крошечный населённый пункт Ямель балансирует между прошлым и настоящим: больше половины его жителей или симпатизируют неонацистам, или таковыми официально являются. Да, на дворе XXI век, и лишь малый процент населения Германии видит мир в коричневом цвете. Однако в маленьком Ямеле даже дети приветствуют чужаков возгласом "Хайль Гитлер!". Деревушка на 30 душ населения расположена в 11 километрах от Висмара. При въезде надпись на камне: "Dorfgemeinschaft Jamel. Frei, sozial, national" Сразу за ним несколько указателей, написанных готическим шрифтом. На таких обычно обозначают расстояние до каких-нибудь известных мест. Здесь в числе таковых указан Браунау на реке Инн - место рождения Гитлера. Где-то неонацисты мечтают о власти, а здесь это уже реальность.

Остается вопрос: станет ли эта реальность действительной для всей Германии и станем ли мы снова цитировать Гегеля насчёт того, что "все действительно разумно"!?

По информации - Фонд стратегической культуры

17.01.2011