С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Даниэле Скалея

ВАЖНОСТЬ РОССИИ ДЛЯ ИТАЛИИ

Россия как дипломатический союзник

Итальянская дипломатическая практика всегда основывалась на тонкой игре, искусном лавировании между союзниками и друзьями. Это и понятно, потому что Италия последней вошла в клуб великих держав и только с 1943 года стала государством средней силы. Рим всегда стремился заключить мир с сильным союзником и проводить при его покровительстве собственную линию. И в то же время принципом итальянской внешней политики было не делать слишком большой упор на старшего партнера, а пытаться найти вторую опору - не союзника, а друга, подкрепляя в такой комбинации автономную линию международного поведения.

После 1871 года, с падением Второй Империи и Третьей Республики во Франции, Рим вынужденно отказывается от союза с Парижем и, после некоторых колебаний, повернулся лицом к Германии. Этот период характеризовался динамичностью и порой трудно совместимыми инициативами, когда Италия делила своё внимание между австро-немецкими союзниками и франко-британскими "друзьями". Именно в это время Италия впервые заключает соглашение с Россией.

В разгар боснийского кризиса 1908 года итальянский министр иностранных дел Титтони попытался наладить политическое австро-итало-русское соглашение в Балканском регионе, но успеха не имел. На следующий год Россия сама взяла инициативу в свои руки. 24 октября 1909 года Николай II встретился с королем Италии в Раккониги. В результате договора в Раккониги Россия и Италия сохранили свой статус-кво на Балканах и согласились в отношении поддержки ими здесь новых национальных государств в противовес имперской экспансии внерегиональных сил, а именно Австро-Венгрии. Договор не был ограничен сотрудничеством на Балканах. Рим поддержал Москву также и в вопросе о Черноморских проливах Босфор и Дарданеллы в обмен на позволение итальянцам оккупировать Киренаики и Триполитанию с целью уменьшить англо-французское влияние в Средиземноморье. Так Россия в первый раз стала частью системы "сдержек и противовесов" итальянской дипломатии.

С началом в 1914 году Великой войны Рим должен был принять одну из сторон двух коалиций - и он выбрал ту сторону, откуда для него могла исходить наибольшая опасность. Италия оказалась в связке с тремя сильными союзниками - Францией, Англией и США - и одним "другом", который был в состоянии помочь ей. Французы и англичане - даже при отсутствии непосредственных угроз - были скупы на хорошие отношения с Италией. Они показывали, что не заинтересованы подать ей руку на Балканах, в Средиземноморье и в Африке. Что касается США, то Вудро Вильсон испытывал сильнейшую неприязнь к итальянской дипломатии. В результате Италия оказалась зажата в тиски между более сильными партнёрами. Может быть, это и объясняет официальное признание Италией (первым среди европейских государств) Советского Союза. Муссолини заявил о признании СССР 7 февраля 1924 года. На некоторое время Советский Союз стал для Италии тем другом, который мог выступить противовесом её союзникам. Впрочем, это длилось недолго - очень быстро новой точкой отсчета во внешней политике Италии стала Германия.

Во время Второй мировой войны Муссолини в третий раз - после Наполеона и Кавура - послал итальянских солдат выступить против России. Как и в предыдущие два раза, итальянцы не преследовали своих геополитических интересов, но предоставили силы союзнику, решившему развязать войну. Доподлинно известно, что Гитлер даже не консультировался с Муссолини до начала операции "Барбаросса", а сам дуче, узнав о вторжении 22 июня из утренних газет, с горечью воскликнул: "всё, это конец, война проиграна!" Эти слова в конечном итоге стали пророчеством.

Проблема состояла в том, что Москва к моменту окончания Второй мировой войны еще не оценила Италию как существенный геополитический элемент своих действий на международной арене. Это недооценка сохранялась несколько десятилетий. В конце 1946 года в качестве итальянского посла в Москву прибыл Манлио Брозио, человек с либеральными политическими взглядами. Он пытался обеспечить проведение Италией нейтральной линии между англо-американским Западом и СССР, однако в Москве к тому времени уже пришли к выводу, что Италия относится к сфере американского влияния. В итоге Манлио Брозио перестал продвигать свой проект, а в 1964 году он стал генеральным секретарем НАТО и занимал этот пост до 1971 года.

Идея установления дружественных отношений с Россией / СССР как противовесом навязчивому и могущественному североамериканскому союзнику Италии и достижения тем самым Римом большей внешнеполитической самостоятельности (особенно в Средиземноморье) всегда была прочно укоренена в части итальянского правящего класса. Это течение получило название "новоатлантического" в отличие от "ортодоксально атлантического" крыла. В начале 1956 года президент Итальянской республики Джованни Гронки вступил в диалог с советским послом Богомоловым о шансах найти мирное решение германского вопроса, предлагая конфедеративный союз двух Германий. Москва высказала заинтересованность в этой идее, но проект был заблокирован ортодоксальными атлантистами. План Джованни Гронки пришёлся очень не по душе Вашингтону, и в итоге в 1954 году США добились включения Западной Германии в НАТО. Началась направленная против СССР гонка вооружений.

В феврале 1960 года Дж. Гронки отправился с визитом в Москву в надежде возобновить дискуссию о германском вопросе и сложных отношениях между двумя блоками, но во время приёма в итальянском посольстве он был публично унижен Никитой Хрущeвым. Премьер-министру Аминторе Фанфани повезло больше, когда он в августе 1961 года приехал с визитом в Москву, но предложение Италии стать посредником между США и СССР Хрущeв всё равно отверг. Немецкий вопрос был решён возведением Берлинской стены. Окончание биполярной конфронтации привело к кризису во внешней политике Италии: без врага в Европе у США нет больше надобности увеличивать вклад в Североатлантический альянс. Единственным решением для Италии в этих условиях стало возвращение к модели прошлого - равновесию во внешней политике в отношениях с могущественным союзником и сильным "другом".

Укрепление международных позиций Российской Федерации после 2000 года указало путь итальянской дипломатии и помогло лучше осознать геополитическую роль Италии. Тёплые отношения нынешнего итальянского правительства с Москвой вселяют надежду на взаимность.

Россия как поставщик энергии

Нельзя не отметить, что наиболее успешным визитом крупного итальянского политического деятеля в советскую Россию, помимо визитов Джованни Гронки и Аминторе Фанфани, был визит Энрико Маттеи. В ноябре 1957 года исполнительный директор ENI подписал первые соглашения с Москвой об экспорте в Италию советской нефти в обмен на оборудование для нефтедобычи и транспортировки углеводородного сырья.

В 70-х годах решение ОПЕК привело к резкому увеличению цены на нефть. Итальянское правительство попыталось провести на свой страх и риск план увеличения использования природного газа в национальном энергетическом потреблении страны. Италия имеет большое валовое энергетическое потребление - 186,1 миллионов тонн нефтяного эквивалента (н.э.), уступая в этом отношении в Европейском союзе только Германии (349), Франции (2731) и Великобритании (2295). По импорту энергоресурсов (164,6 млн. т н.э.) Италия обгоняет две последние страны и приближается к Германии (215,5 млн. т н.э.). Рейтинг энергетической зависимости, или соотношение импорта и валового потребления у Италии, - 86,8%. По этому показателю она обгоняет все другие крупные европейские страны, такие как Испания (81,4%), Германия (61,3%), Франция (51,4%), Великобритания (21,3%). Более энергозависимы, чем Италия, в Европе только Кипр, Мальта и Люксембург (на 100%) и Ирландия (90,9%). Величина этой зависимости растёт: в 2004 году она составила 84,5%. Италия - пятнадцатый потребитель энергии в мирe и девятый энергетический импортер.

Россия как поставщик энергоресурсов становится основной фигурой в итальянской геополитике. Риму необходимы тесные, дружественные торгово-экономические отношения с Москвой, обеспечивающие бесперебойные поставки российского углеводородного топлива в Италию. Без сомнения, Россия выдвигается на роль одного из столпов итальянской внешней политики XXI века.

_______________

Даниэле СКАЛЕЯ - редактор геополитического журнала "Евразия", автор книги "La sfida totale. Equilibri e strategie nel grande gioco delle potenze mondiali" (Fuoco, Roma 2010)

Публикуется в сокращении. Перевод с итальянского - Элеонора Амбрози

По информации - Фонд стратегической культуры

13.01.2011