С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Владимир Нестеров

СОМНЕНИЯ В СОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ЕВРО

В начале декабря премьер-министр Словакии Ивета Радичова шокировала Брюссель предсказанием мрачного будущего единой европейской валюты. По ее словам, Евросоюз, выделивший Ирландии кредит в размере 85 млрд. евро, стал заложником частного финансового сектора, привыкшего решать проблемы за счет налогоплательщиков, а еврозона превратилась в "карточный домик", который может рассыпаться при малейшем потрясении. "Если мы и дальше продолжим в том же духе, мы создадим финансовую пирамиду. Я полагаю, что совсем скоро мы будем обсуждать новые страны. На подходе Испания и Португалия", - прокомментировала И. Радичова выделение многомиллиардного кредита ирландскому правительству.

Единственной возможностью для спасения единой европейской валюты, по мнению словацкого премьера, является принципиальное изменение отношений между европейскими правительствами и банками. Если же "раздутый и неэффективный" банковский сектор Евросоюза и дальше будет рассчитывать на "безусловную" государственную помощь, у европейских налогоплательщиков может просто не остаться средств для кредитования банковской системы.

Еще дальше в критической оценке ситуации пошел спикер словацкого парламента Рихард Сулик, заявивший, что Словакия должна быть готова отказаться от единой европейской валюты евро и вернуться к своей национальной валюте. По его словам, настало время, когда надо перестать "слепо верить речам лидеров еврозоны" и приготовить "план Б" - план возвращения словацкой кроны. "В еврозоне нет ясных правил, а действия Европейской комиссии никак нельзя назвать ответственными, - подчеркнул Р. Сулик. - Финансовыми вливаниями можно спасти Грецию и Ирландию, возможно - Португалию. Попытки спасти Испанию - это азартная игра с евро. Об Италии вообще нечего говорить: ее долги в два раза больше, чем Греции, Ирландии, Португалии и Испании, вместе взятых".

Все помнят, что, когда возник долговой кризис в Греции, Словакия оказалась единственной страной еврозоны, отказавшейся предоставить кредит Афинам. То есть что-то вроде "плана Б", о котором говорил спикер, в Словакии не исключают. Действительно, если собираешься выходить из еврозоны, зачем помогать кому-то из ее дряхлеющих членов!?

* * *

Так или иначе, но заявления Иветы Радичовой и Рихарда Сулика заметно подогрели дискуссию о судьбе евро, которая и без того уже приобрела драматический характер. Ведь с начала мирового финансового кризиса страны Евросоюза выделили на поддержку банковской системы еврозоны около 4,6 трлн. евро, но положительных результатов не видно. В этой ситуации премьер-министр Люксембурга, председатель так называемой еврогруппы, Жан-Клод Юнкер предложил обратиться к выпуску европейских облигаций - евробондов. То есть создать нечто вроде Европейского долгового агентства с возложением на него управления долговыми обязательствами всех стран еврозоны. Ж.-К. Юнкер исходит из того, что страны-должники, обращаясь к дорогим кредитам, только ухудшают свое экономическое положение. Однако Германия и Франция идею председателя еврогруппы отклонили. Почему? В нынешней сложной ситуации Берлин и Париж, хотя со скрипом, но предоставляют многомиллиардные кредиты обнищавшим партнерам. Однако делить с ними ответственность на финансовых рынках лидеры еврозоны явно не готовы. Дело в том, что продажа еврооблигаций Европейского центрального банка (ЕЦБ), в случае их выпуска, происходила бы на основе средневзвешенной процентной ставки. А она оказалась бы значительно выше, чем нынешние ставки, по которым заимствуют деньги на финансовых рынках Германия и Франция.

Поэтому скепсис Берлина и Парижа не удивляет. Министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле говорит: "Если мы будем предоставлять гарантии по долгам всей Европы, это означало бы, что те страны, которые традиционно набирают много долгов, смогут в будущем делать это на значительно более выгодных условиях. То есть они смогут набирать денег в долг по значительно более низким процентам. Ведь Германия гарантирует! А какие же тогда появятся стимулы у этих стран, чтобы экономить?"

Канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози, встретившись 10 декабря во Фрейбурге, предложили странам Евросоюза вести более согласованную экономическую, бюджетную и налоговую политику. Иными словами - во всём следовать курсу Берлина и Парижа. И прежде всего потому, что, как предрёк Н. Саркози, "мы находимся в преддверии глубокого кризиса". После такого высказывания его дальнейшие слова о том, что "у единой европейской валюты нет альтернативы" и "мы всецело поддерживаем евро и сделаем все, чтобы защитить его", воспринимаются примерно так же, как заявления Геббельса в начале мая 1945 года о неизбежной победе Рейха.

* * *

Руководителям государств не положено говорить откровенно. Приходится прибегать к услугам экспертов. В данном случае точки над "i" в этой полемике расставил профессор Маркус Кербер из Технического университета Берлина: "До тех пор, пока у Евросоюза нет единой бюджетной и экономической политики, никаких совместных облигаций не будет. В противном случае у стран-должников не было бы стимула рачительно хозяйствовать. Однако переход к единой фискальной и экономической политике означал бы качественно новый уровень европейской интеграции, фактически создание своего рода Соединенных Штатов Европы".

Поскольку о создании СШЕ, особенно при наличии в ЕС поляков и прочих "младоевропейцев", говорить не приходится, многие вспомнили о пророчестве экс-премьера Великобритании Гордона Брауна, заявившего, что "проблемы евро больше, чем просто проблемы долга правительств стран еврозоны" и "европейские политики подвергают риску свои страны, которые будут отстреливаться одна за другой финансовыми рынками". Нужны, мол, новые "многомиллиардные вливания в банки". Однако в том-то и дело, что "вливать" уже неоткуда, если не наращивать новых долгов.

Возможно, при оскудении источников новых кредитов аутсайдерам еврозоны имело бы больше смысла дать им деньги на выход из еврозоны. Именно так считает Маркус Кербер. "Я чрезвычайно благодарен рынкам за то, что они убедительно продемонстрировали государствам еврозоны: у Греции, которую совершенно неоправданно приняли в валютный союз, были, есть и, скорее всего, всегда будут непосильные долги. Если, конечно, не произойдет их реструктуризации".

Несмотря на это, Европейский Союз и Международный валютный фонд предоставили Афинам кредиты в размере 110 млрд. евро. В ответ греческое правительство обязалось объявить режим строжайшей экономии, повысить налоги и сократить зарплаты бюджетникам. Результатом такой политики стало обострение рецессии. ВВП Греции сократился в третьем квартале по сравнению с аналогичным периодом 2009 года на целых 4,5 процента!

* * *

Поэтому было бы лучше всего европейский валютный союз уменьшить. Немецкие эксперты напоминают: надежды политиков на то, что после образования валютного союза страны ЕС сравняются по уровню конкурентоспособности, оказались иллюзорными. Взять хотя бы такой факт: конкурентоспособность Португалии со времени вступления в валютный союз упала на 50%, отмечает тот же Маркус Кербер. По его словам, такой стране, как Португалия, в перспективе не место в еврозоне: "Нет абсолютно никакого смысла кормить страны, которые не подчиняются финансовой дисциплине еврозоны. Подобное подкармливание уже утратило всякую логику. К тому же мы просто достигли предела собственных финансовых возможностей".

Маркус Кербер принадлежит к той группе специалистов, которые предлагают разделить еврозону. По его мнению, Германия могла бы создать собственный валютный союз вместе с Финляндией, Нидерландами, Люксембургом и Австрией. Заметим, без Франции. Немецкий ученый считает, что "именно Франция является одним из основных виновников краха этого валютного союза. Олигархический режим в Париже с самого начала всеми средствами саботировал политику финансовой стабильности. Там явно считали, что бумага все стерпит". Мнение берлинского специалиста сводится к тому, что "что до тех пор, пока в Париже у власти находится этот режим, причем независимо от того, возглавляет его господин Саркози или нет, Франция к членству в валютном союзе не пригодна".

При таких заявлениях невольно вспоминаются события начала XX века, когда Германия претендовала на гегемонию в Европе. Даже первоначальная география доминирования Германии совпадает!

И как может выглядеть подобный союз? Ответ дают опросы общественного мнения в Германии. Вот результаты недавнего опроса ARD-Deutschland TREND: 63% немцев считают, что переход на евро принес вред, 57% уверены, что надо вернуться к старой и надежной дойчмарке. Политические обозреватели, в свою очередь, считают, что настроения избирателей неминуемо найдут отражение в позиции политических партий ФРГ. Вопрос лишь в том, кто сумеет оседлать движение за возвращение марки.

В немецкой прессе приводятся и другие данные. 15 декабря были обнародованы итоги опроса, который провёл еженедельник Stern. Так вот, 45% респондентов полагают, что введение евро принесло Германии скорее проблемы, чем пользу, тогда как в обратном уверены лишь 33% опрошенных. Одновременно 49% опрошенных высказались за сохранение евро, а 48% желают вернуться к марке. Получается, что голоса разделились практически на равные доли. Для такой развитой демократии, как немецкая, это, можно сказать, критическая ситуация.

В любом случае надо признать правоту газеты Financial Times Deutschland, которая еще 24 ноября писала: "у немцев есть все основания для недовольства направлением развития общеевропейской валюты. Тем более что в течение добрых десяти лет в Германии практически не повышались зарплаты и свертывались программы системы соцобеспечения. Кроме того, в свое время немцам обещали, что евро будет такой же стабильной валютой, как немецкая марка, что в договор о евро будет внесен пункт, исключающий обязанность богатых стран спасать бедные страны. В настоящее время опасность того, что оба эти обещания будут нарушены, действительно очень велика. Именно поэтому усиливается тревога, что Конституционный суд Германии может объявить противозаконным участие ФРГ в акциях по спасению других европейских стран... Если евро окажется несостоятельным, то заявление на развод поступит, скорее всего, от богатой Германии".

По информации - Фонд стратегической культуры

18.12.2010