С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Петр Искендеров

ДЕЙТОНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ В КОЛЬЦЕ ФРОНТОВ

Отмечаемая 21 ноября 15-летняя годовщина Дейтонского мирного соглашения по Боснии и Герцеговине - повод вновь задуматься о значении этого документа и в целом о проблеме современного миротворчества.

По степени проработанности парафированные в 1995 году на авиабазе США близ города Дейтон (штат Огайо) документы стали первой и по-настоящему единственной серьезной попыткой мирового сообщества найти относительно сбалансированное урегулирование проблем, возникших в результате расчленения Югославии. Ни переговоры по Косову в Рамбуйе в начале 1999 года, ни навязанные в разгар натовских бомбардировок Югославии соглашения с НАТО, ни тем более венские переговоры "об окончательном статусе Косова" 2006-2007 годов не идут ни в какое сравнение с дейтонским процессом. В Дейтоне международные посредники - пусть и каждый в своих интересах - поставили перед собой задачу любой ценой сохранить единое государство. В последующие годы ООН, Европейский союз, НАТО и другие мировые институты уже открыто преследовали на Балканах и в других районах мира совершенно иные цели, навязывая целым народам односторонние модели урегулирования, не имеющие ничего общего с миротворчеством.

Соглашение, которое парафировали 21 ноября 1995 года после трехнедельных напряженных переговоров ныне уже покойные лидеры Боснии и Герцеговины, Хорватии и Югославии Алия Изетбегович, Франьо Туджман и Слободан Милошевич, лишь подвело черту под уже сложившейся в бывшей Югославии расстановкой сил. Соединённым Штатам и НАТО удалось путем применения военной силы спасти от разгрома мусульманские власти Сараево, но они не смогли ликвидировать сербскую государственность в лице боснийской Республики Сербской.

Отсюда и вытекали основные положения Дейтонского мирного соглашения, выделившего в составе формально единой Боснии и Герцеговины два государствообразующих субъекта (Мусульмано-хорватскую федерацию - ныне Федерация Боснии и Герцеговины - 51% территории и Республику Сербскую - 49 %), а также наделившего три народа правом вето и сократившим до минимума полномочия центральных органов власти. Мусульмано-хорватская федерация и Республика Сербская располагали собственными президентами, парламентами, правительствами, армиями и полицией.

В главном выигрыше оказалась третья сторона - хорваты и Хорватия. Президенту Туджману удалось вернуть Восточную Славонию и создать "солидную буферную зону, отделявшую Хорватию от Республики Сербской". [1] Кроме того, несмотря на упразднение самопровозглашенной хорватской Республики Герцег-Босна, хорваты сохранили ключевую роль в обеспечении баланса между мусульманами и сербами, периодически шантажируя Сараево угрозой новой вспышки хорватского национализма. Что же касается сербской стороны, то для нее стали крайне болезненными потеря районов Сараево и фактическое рассечение территории Республики Сербской на две части в районе Брчко. Последний, хотя и населен в подавляющем большинстве сербами, был фактически вынесен за скобки Дейтонского урегулирования, что позднее позволило западным структурам через арбитраж и другие подконтрольные им инструменты изменить его статус. [2]

Тем не менее можно говорить о сохранении в Дейтоне государственности боснийских сербов, за которую они годами боролись в кровавой этно-гражданской войне. По оценке одного из тогдашних лидеров боснийских сербов Момчило Краишника, Республика Сербская и Мусульмано-хорватская федерация получили по 80% полномочий и лишь 20% остались в ведении центральных органов власти. Эти 20% в свою очередь делились уже на три части. В итоге, по его подсчетам, на долю Пале пришлось 87% полномочий. [3]

Оставшаяся нерешённой 15 лет назад, по итогам Дейтона, задача ликвидации сербской государственности в Боснии и Герцеговине обусловила всю дальнейшую политику Запада в данном вопросе. Суть этой политики - всё более мощное давление на Республику Сербскую руками, прежде всего, Высокого представителя международного сообщества.

Сейчас в Боснии и Герцеговине осуществляется план архитекторов "нового мирового порядка" по пересмотру дейтонских установлений, которые 15 лет назад были объявлены вершиной балканского миротворчества и переговорного искусства. Ведь если для боснийских сербов и отчасти хорватов Дейтонское мирное соглашение стало международно-правовым закреплением достигнутых успехов, то для мусульман и их кураторов из США, ЕС и особенно Организации Исламская Конференция речь шла о вынужденных уступках, в том числе об отходе от принципов "Исламской декларации", сформулированной еще во времена единой Югославии Алией Изетбеговичем и предусматривавшей строительство на территории Боснии и Герцеговины шариатского государства.

Налицо солидарная попытка Запада и влиятельных мусульманских кругов покончить с автономией боснийских сербов. Это подтвердил, вступая 15 ноября в должность президента Республики Сербской, ее экс-премьер Милорад Додик: "Те, кто мечтают о централизованной Боснии или надеются ликвидировать полномочия Республики Сербской под предлогом европейской интеграции, должны знать, что мы никогда и ни при каких обстоятельствах не откажемся от нашей автономии, пусть даже ценой невступления в Евросоюз". "Я сторонник Боснии, но она возможна лишь с Республикой Сербской и ее полномочиями, установленными Дейтонским мирным соглашением", - подчеркнул он. Грустная эволюция: боснийские сербы, более других потерявшие по итогам переговоров в Дейтоне, сегодня, 15 лет спустя, являются самыми убежденными защитниками его результатов.

А главная угроза Дейтонскому урегулированию - это по-прежнему приверженность Запада "двойным стандартам", когда албанским сепаратистам Косова позволено то, что категорически запрещено боснийским сербам и хорватам. Проблема статуса Косова "уже дестабилизировала политическую ситуацию в Боснии и Герцеговине", справедливо заметила еще в 2007 году американский аналитик Пола Пикеринг, точно предсказав, что итог переговоров по Косову "несет в себе потенциал еще более серьезных воздействий в глубоко разделенных обществах", подобных боснийскому [4]. Прогноз сбывается.

_____________________

[1] Никифоров К.В. Между Кремлем и Республикой Сербской (Боснийский кризис: завершающий этап). М., 1999. С.228.

[2] Brcko Arbitration: ProposalforPeace. ICGBosniaReport № 18, Sarajevo, 1997. P.2

[3] Никифоров К.В. Между Кремлем и Республикой Сербской: С.218.

[4] Pickering P. Peacebuilding in the Balkans. The View from the Ground Floor. Ithaca and London, 1997. P.170-171.

Петр Ахмедович Искендеров - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты "Время новостей" и радиостанции "Голос России".

По информации - Фонд стратегической культуры

21.11.2010