С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Петр Искендеров

НА ДВУХ СТУЛЬЯХ НЕ УСИДЕТЬ

Председательствующая в Европейском союзе Испания призвала провести в апреле новую международную встречу по Боснии и Герцеговине. Об этом стало известно на днях в ходе неформальной встречи министров иностранных дел стран-членов ЕС в испанском городе Кордоба. На ней Испания и Италия проинформировали о своем видении будущего балканского урегулирования. В частности, они намерены "к началу июня" организовать в Сараево саммит ЕС - Балканы, на котором выработать своеобразную "дорожную карту" урегулирования актуальных балканских проблем. Совместная испано-итальянская инициатива предусматривает, что и "США, Россия и Турция могли бы быть приглашены для участия в этой встрече".

Новая испано-итальянская инициатива по Балканам - не что иное, как попытка реанимировать "бутмирский процесс", запущенный в октябре 2009 года и тогда же умерший. На натовской авиабазе "Бутмир" под Сараево была сделана тогда попытка заставить боснийские партии пересмотреть положения Дейтонского мирного соглашения от 1995 года, до сих пор позволяющего поддерживать хрупкий баланс сил в Боснии и Герцеговине, которая потеряла до 200 тысяч человек убитыми в опустошительной этно-гражданской войне 1992-1995 годов.

Предложения США и ЕС о жесткой централизации власти в Боснии и Герцеговине встретили принципиальную поддержу местных мусульман, давно мечтающих о ликвидации боснийской Республики Сербской. Местные сербы совершенно справедливо увидели в этом продолжение антисербской политики Запада. Да и боснийские хорваты с тревогой относятся к унитаризации Боснии, памятуя о росте националистических и экстремистских настроений среди боснийских мусульман.

В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию. Испания как действующий председатель ЕС справедливо указывает на необходимость объединения международных усилий по Балканам, однако конкретные действия западных держав на балканском направлении трудно назвать конструктивными. Да и предполагаемое участие в балканском саммите Турции слишком смахивает на спекулятивную попытку задобрить Анкару. Ведь турки испытывают все большее разочарование в связи с упорным нежеланием Евросоюза принять их в свои ряды.

В европейской истории есть примеры конгрессов великих держав по Балканам, которые на десятилетия вперед определяли территориально-государственное устройство всего региона. Так было, в частности, в 1878 году в Берлине и в 1912-1913 годах в Лондоне. Однако тогда "концерт великих держав" был действительно заинтересован в создании на Балканах системы этно-конфессиональных сдержек и противовесов. Такую систему удалось создать и 15 лет назад в Дейтоне. Сегодня ЕС преследует в регионе гораздо более корыстные и односторонние темы. Оттого-то перспективы "Кордобской инициативы" и "бутмирского процесса" затянуты туманом.

Политика Брюсселя в отношении Боснии и Герцеговине завязана ещё на одном опаснейшем региональном кризисе - косовском. Широко разрекламированный саммит ЕС - Балканы в словенском городке Брдо 20 марта оказался под угрозой срыва. Изначально речь шла о проведении первой за последние двадцать лет общебалканской встречи на высшем уровне с участием лидеров всех государств региона. Кроме того, новое руководство Евросоюза в лице председателя Евросовета Хермана Ван Ромпея и верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон надеялось сделать саммит в Брдо площадкой для установления хотя бы предварительных контактов между руководством Сербии и Косовского края. Однако вопрос о формате присутствия делегации Приштины угрожает похоронить и эти надежды. Премьер-министр Словении Борут Пахор уже заявил, что попытка усадить представителей Белграда и Приштины за один стол - "в определенной степени невыполнимая миссия". При этом он и его хорватская коллега Ядранка Косор пообещали в оставшиеся до форума дни приложить все усилия для того, чтобы "убедить лидеров Сербии принять участие в конференции наравне с официальными представителями Косово" - фактически солидаризировавшись с албанскими лидерами Приштины. Ведь глава косовского правительства Хашим Тачи не устает подчеркивать, что примет участие в саммите лишь в качестве "официального представителя независимого государства".

Надежды Брюсселя на саммит в Брдо велики, но проблема в том, что возникшее на Балканах самопровозглашенное государство самим своим существованием бросает вызов не только Сербии, но и ООН. И в этих условиях прежние методы убеждения балканских лидеров сесть за стол переговоров не срабатывают. Нынешний косовский тупик - это даже не тяжелые переговоры в Дейтоне в 1995 году по обустройству послевоенной Боснии и Герцеговины. Это опаснейший прецедент для всей системы международного права, уже успевший полыхнуть на Кавказе и угрожающий взорвать ситуацию в других конфликтных регионах.

Сербский президент Борис Тадич в ходе переговоров со своим венгерским коллегой Ласло Шойомом 14 марта подтвердил, что принципы ООН "не могут изменяться", и его страна "не примет участия ни в одном международном форуме, который не уважает принципы ООН". Возможен ли выход из создавшегося тупика? Ответ на этот вопрос вроде бы нащупали, организовав осенью 2008 года Женевские консультации по урегулированию ситуации на Кавказе. Тогда ООН, ОБСЕ и ЕС выработали определенную модель представительства для делегаций провозгласивших свою независимость Абхазии и Южной Осетии без конкретизации их статуса. Данной модели отвечает и нынешняя позиция Сербии. Ведь резолюция Совета Безопасности ООН № 1244 от 10 июня 1999 года и базирующиеся на ней "Временные рамки" самоуправления в Косове разрешают присутствие делегаций Приштины на международных форумах исключительно в составе и под флагом Миссии ООН по делам временной администрации в Косове.

Сможет ли Евросоюз проявить твердость и настоять на таком решении? Ведь для этого руководителям ЕС надо ответить на вопрос, что для них важнее: полноценное сотрудничество с Сербией как ведущим балканским государством или бесконечное удовлетворение требований косовских албанцев? До сих пор ЕС явно отдавал предпочтение Приштине, но сидеть на двух стульях становится все сложнее. Тем более, когда стулья установлены в словенских горах...

"Если мы потерпим неудачу, возникает вопрос - каковы будут результаты "бутмирского процесса" и какая судьба ждет Балканы?" - восклицает сейчас Борут Пахор. Ответ очевиден - судьба эта будет незавидной и у Балкан, и у самого Евросоюз с его планами играть в регионе конструктивную роль. Премьер-министр боснийской Республики Сербской Милорад Додик в интервью черногорской газете "Дан" 13 марта впервые открыто призвал Приштину и Белград договориться о разделе Косова. "На месте албанских руководителей я бы пожертвовал севером Косова ради долгосрочного мира и разграничения с Сербией", - заявил он, добавив, что "раздел Косова - единственное долгосрочное решение, которое является хорошим и для албанцев".

В сложившейся ситуации есть серьезные вопросы и к сербским руководителям. Ведь именно они, несмотря на все происходящее в Косове и вокруг него, продолжают молиться на Евросоюз и клясться в верности евроинтеграции.

То, как пройдёт 20 марта саммит ЕС - Балканы в Словении, станет моментом истины и для сербов. На двух стульях не усидеть не только Брюсселю, но и Белграду.

____________________

Петр Ахмедович Искендеров - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты "Время новостей" и радиостанции "Голос России".

По информации - Фонд стратегической культуры

15.03.2010