С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Петр Искендеров

БОСНИЯ И ГЕРЦЕГОВИНА НА ИСТОРИЧЕСКОМ ИЗЛОМЕ

Наблюдаемая ныне беспрецедентная за последние почти 15 лет международная активность вокруг Боснии и Герцеговины свидетельствует об одном: парадная витрина международного миротворчества на Балканах рушится. Причём камни в эту витрину бросают те западные деятели и институты, которые стояли у её истоков. Логика вещей такова, что в конце следующего года в Сараево, Брюсселе и Вашингтоне будут не отмечать 15-летие Дейтонского мирного соглашения, а проводить по нему поминки.

Только за последние дни ситуацию в Боснии и Герцеговине дважды обсуждал Совет Безопасности ООН. В Сараево 18-19 ноября прошло заседание Руководящего комитета Совета по выполнению мирного соглашения по Боснии и Герцеговине. В Брюсселе дебаты о будущем бывшей югославской республики соседствовали с выборами новых руководителей ЕС. Однако вся эта международная активность дала мизерные результаты. Стороны лишь подтвердили свои базовые позиции и оказались неспособными составить "дорожную карту" перспективного боснийского урегулирования. Боснийские хорваты впервые открыто заявили о необходимости иметь собственную республику в составе Боснии и Герцеговины - аналог Республики Герцег-Босна времен боснийской войны. Что же касается боснийской Республики Сербской, то её лидеры готовы реализовать свое давнее обещание добиться самоопределения по косовскому образцу - к чему их, по сути, вынуждают западные державы и мусульманские радикалы.

Удастся ли Западу окончательно ликвидировать ещё один балканский островок сопротивления "новому мировому порядку" - боснийскую Республику Сербскую - или созданная в Дейтоне Босния и Герцеговина прекратит существование в своём нынешнем громоздком, малоэффективном, но всё же "государствоподобном" виде?

Западные державы во главе с США и Великобританией при активной поддержке чиновников Евросоюза пытаются радикально изменить конституционные основы Боснии и Герцеговины, закрепленные в Дейтонском мирном соглашении и последующих решениях Совета по выполнению мирного соглашения по Боснии и Герцеговине. Этот орган был создан в конце 1995 года для наблюдения за реализацией дейтонских договоренностей. В его состав вошли представители России, США, Канады, Японии, Европейского союза и Турции как представительницы Организации Исламская конференция. Суть предложений можно свести к жесткой централизации ее властных структур и отказу от консенсуса при принятии решений и, соответственно, права вето. Сегодня такое право существует у мусульман, сербов и хорватов, и оно позволяет избегать принятия односторонних решений на уровне центрального парламента или коллективного Президиума Боснии и Герцеговины. США и ЕС уже заявили, что если боснийские народы не примут предложенные изменения, то они могут ставить крест на планах евроинтеграции. Однако два раунда переговоров ведущих боснийских партий на авиабазе "Бутмир" под Сараево в октябре не принесли результатов.

Фактически западные "гаранты" Дейтона, а конкретно заместитель государственного секретаря США Джеймс Стайнберг, комиссар Евросоюза по вопросам расширения Олли Рен и глава МИД председательствующей в ЕС Швеции Карл Бильдт занимаются - причем в обход Москвы - опасной ревизией дейтонских установлений. Что характерно - именно господин Бильдт в ноябре 1995 года стол у истоков "дейтонской" Боснии. Однако сегодня он уже активно реализует прямо противоположный сценарий.

Неудивительно, что боснийские сербы уже категорически отвергли попытки пересмотра Дейтонского соглашения, гарантирующего существование боснийской Республики Сербской. Как подтвердил недавно глава ее правительства Милорад Додик в интервью белградскому изданию "Данас", "Запад не сможет повлиять ни на меня, ни на легитимные институты Республики Сербской".[1]

Что касается хорватов, то они в ответ призвали создать для себя национально-государственное образование, аналогичное сербской республике, - иными словами, выйти из состава мусульмано-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины. В полемику активно вступил и президент Хорватии Стипе Месич, обвинивший Додика в том, что тот "делает все, чтобы разрушить государство", - и натолкнувшийся на ответный призыв "перестать беспокоиться о Республике Сербской и сосредоточить внимание на боснийских хорватах, которые оказались полностью маргинализованы из-за его безответственной политики". [2]

В настоящее время просматриваются несколько вариантов дальнейшего развития событий в Боснии и Герцеговине. Самым безобидным представляется сохранение нынешнего статус-кво в виде продолжающего действовать в полном объеме Дейтонского мирного соглашения и Республики Сербской. Однако это возможно лишь в том случае, если США и Евросоюз откажутся от прессинга на боснийских сербов и хорватов - что маловероятно, учитывая твердую решимость мусульманских властей Сараево и далее следовать в русле евроатлантизма и, в частности, как можно скорее вступить в НАТО.

Второй вариант предполагает, что Запад руками нынешнего Высокого представителя международного сообщества в Сараево австрийского дипломата Валентина Инцко все-таки "додавит" боснийских сербов как главных противников "анти-Дейтона". Это будет означать окончательное превращение Боснии и Герцеговины в унифицированное радикальное мусульманское государство с ликвидацией сербской государственности и превращением Республики Сербской в один или несколько бесправных муниципалитетов.

Однако не менее реальным выглядит вариант торжества в Боснии и Герцеговине центробежных тенденций и её окончательный распад на мусульманскую, сербскую и хорватскую части. В этом случае на сербском пространстве впервые за несколько последних десятилетий могут восторжествовать объединительные тенденции в виде присоединения Республики Сербской к Сербии и превращения Дрины во внутрисербскую реку. Беседы автора этих строк с Милорадом Додиком позволяют говорить, что Баня-Лука примет такое развитие событий, если на карту будет поставлена судьба сербского народа. Подобный сценарий может быть с оговорками принят и западными державами как часть общего сценария пересмотра балканских границ и введения системы территориальных компенсаций народам и государствам региона. На такую возможность несколько лет назад указывал ещё один архитектор "дейтонской" Боснии и Герцеговины - британский лорд Дэвид Оуэн, предложивший провести очередной международный конгресс по балканским делам наподобие Берлинского конгресса 1878 года. В плане Оуэна особое место уделено воссоединению Сербии с Республикой Сербской в качестве компенсации Белграду за потерю Косова.

Конечно, пока ещё рано говорить о возможности столь глобальных изменений на политической карте Балкан. Ясно одно: нынешнее беспрецедентное обострение ситуации в Боснии и Герцеговине и вокруг неё - прямое следствие того прецедента, каким стало признание Западом независимости Косова. И вполне может оказаться, что за свою поддержку албанских сепаратистов Вашингтону и Брюсселю придётся заплатить своим главным детищем - Боснией и Герцеговиной.

Готова ли к назревающим серьёзным переменам на Балканах российская дипломатия, на которую с надеждой взирают сербы по обе стороны Дрины?

________________________

[1] Danas, 12.10.2009.

[2] http://www.rian.ru/world/20091031/191456630.html

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты "Время новостей" и радиостанции "Голос России".

По информации "Фонд стратегической культуры"

25.11.2009