С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Ирина Лебедева

ХЕРМАН ВАН РОМПЕЙ И БИЛЬДЕРБЕРГСКИЙ КЛУБ

19 ноября в 9 часов вечера Евросоюз объявил о закрытии вакантных позиций. Как и ожидалось, президентом реформированного ЕС стал бельгийский премьер Херман Ван Ромпей, имя которого настолько не на слуху у "мировой общественности", что даже европейские радиостанции произносят его по-разному. Единственно, о чем в унисон писали и рассказывали западные СМИ в связи с наймом "технического" президента ЕС с годовым окладом в 300 тысяч евро, так это о смотринах кандидата в Бильдербергском клубе. Смотрины проходили недалеко от Брюсселя, в замке Валь-Дюшесс, где еще в 1957 году "бильдербергцы" обсуждали Римский договор, ставший черновиком для образования ЕС. О походе Хермана Ван Ромпея на "интервью" в Бильдербергскую группу, закрытый наднациональный элитарный клуб финансистов и промышленников, о котором еще вчера с возмущением писали, как о преступном "теневом правительстве", подкопе под демократию или заговоре "мировой закулисы", дежурно сообщили ведущие западные газеты - британская "Gardian", французская "les Echos", бельгийское информационное агентство "Belga" и десятки других изданий. Церемонимейстером высоких смотрин был 77-летний виконт Этьенн Давиньон, видный транснациональный бизнессмен, соратник "технического" основателя НАТО и первого президента Генеральной Ассамблеи ООН бельгийца Поля-Анри Спаака. "Рекомендацию" нынешнему председателю совета директоров Фонда Спаака дал сам Генри Киссинджер. Для Ангелы Меркель и Николя Саркози, как оказалось, выбор в пользу бельгийского премьера на посту президента ЕС давно был делом решенным.

В свое время в ООН, еще до создания НАТО, Жан-Поль Спаак, писавший, как и новый президент ЕС, стихи, прочитал "гражданам мира" не одно свое "стихотворение в прозе". Уже готовясь провозгласить НАТО, он говорил с трибуны Генеральной Ассамблеи: "Не нужно нам другого комитета. У нас их и так много. Все что нам нужно, - это человек достаточно крепкий, чтобы хранить нам всем верность и вытащить нас из экономического болота, в котором мы утопли. Пришлите нам такого человека, и, будь он Бог или дьявол, мы его примем". В поисках "верных людей" создано было уже немало комитетов, и вот вновь стасована колода прагматиков для реформированного ЕС - не скажем, что из дьволов, но в богоугодных делах явно не замеченных. Новый президент Европейского союза уже поспешил присягнуть на верность "утопопающим в болоте" кризиса, объявив о поддержке идеи глобального "зеленого налога", который собираются протолкнуть на саммите в Копенгагене в конце текущего года его "работодатели". "Присяга" получилась столь топорной, что пресс-службе пришлось недипломатичные заявления нового президента Евросоюза облачать в обтекаемые формулировки. Сложное дипломатическое ведомство ЕС тоже поручено "верному" человеку, но неофиту во внешней политике - 53-летней британке Кэтрин Эштон. На родине ее назначение вызвало недоумение: там ее практически не знают, зато горячо рекомендуют из Брюсселя. В ее актив как комиссара европейской комиссии по торговле записывают разрешение конфликтов с Соединёнными Штатами о гормонах в говядине, договор о свободной торговле с Южной Кореей и близость к разрешению таможенного "бананового конфликта" с Латинской Америкой. Не густо для высокой дипломатической миссии.

Зато у Кэтрин Эштон удачный опыт работы в лоббистских группах. Шесть лет в Великобритании она была директором "общинного бизнеса", на практике продвигая идеи, особо дорогие для принца Чарльза. Тот пестует собственную программу по... мобилизации предприятий на социальные действия. В 1999 году Кэтрин Эштон была "облагорожена" по просьбе Лейбористской партии, получив титул баронессы и став членом палаты лордов с их статусом, не требующим участия в выборах. Гордон Браун, практически сразу после прихода на Даунинг Стрит, назначил госпожу Эштон лидером лейбористов в палате лордов, чтобы облегчить прохождение правительственных решений и в высшей палате. Преимуществом Кэтрин Эштон как верного "человека команды" является и нужная профессия ее мужа - политического комментатора и президента Института общественного мнения "YouGov".

По информации "Фонд стратегической культуры"

23.11.2009