С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Рик Розофф

"ВОСТОЧНОЕ ПАРТНЁРСТВО": ПОСЛЕДНИЙ ШТУРМ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА

На заседании Совета ЕС по общим вопросам и внешним сношениям, состоявшемся в Брюсселе 26 мая 2008 года, Польша, а вслед за ней Швеция, выступили с предложением учредить организацию, получившую затем название "Восточное партнёрство". Её задача должна состоять в реализации интеграционных инициатив по отношению к ещё не вошедшим в состав ЕС и НАТО постсоветским республикам - Армении, Азербайджану, Белоруссии, Грузии, Молдове и Украине. Россия в число партнёров не включена.

Данный список охватывает половину республик СНГ. В теории СНГ должно было превратиться в аналог Евросоюза на постсоветском пространстве (Эстония, Латвия и Литва в его состав с самого начала не вошли и в 2004 году были поглощены Евросоюзом и НАТО).

Предложение "Восточного партнёрства" имело вид безобидной инициативы, официально заявленные цели которой состояли в "значительном повышении уровня политического взаимодействия, в том числе в обеспечении возможности заключения ассоциативных соглашений нового поколения, глубокой интеграции экономик восточных партнёров в экономику Евросоюза, упрощении визовых процедур для граждан государств-партнёров при въезде в Евросоюз при условии соблюдения всех касающихся безопасности требований, реализации совместных усилий в области энергобезопасности в интересах всех участников партнёрства, а также в увеличении объема финансовой помощи" (European Union press release, December 3, 2008). Суть, конечно, заключена в словах об "уровне политического взаимодействия" и "усилиях в области энергобезопасности".

Реальная цель формирования "Восточного партнёрства" состоит в завершении слома СНГ, ЕврАзЭС, членами которого являются Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан, и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а также в недопущении формализации союзных отношений между Россией и Белоруссией. Иными словами, задача "Восточного партнёрства" - изолировать Россию от шести из двенадцати государств-членов СНГ притом, что другие пять из них находятся в поле действия ещё одной интеграционной инициативы Евросоюза. В конечном итоге Евросоюз намерен с помощью "Восточного партнёрства" вывести постсоветские республики из сферы взаимодействия с Россией в вопросах торговых отношений, политики и безопасности и осуществить их интеграцию в евро-атлантические структуры в диапазоне от ЕС до НАТО.

Результатом состоявшегося в прошлом году в Румынии саммита НАТО стала значительно более тесная политическая и военная интеграция, если не сказать слияние, Евросоюза и НАТО и, в частности, соглашение о разделении труда между Евросоюзом и НАТО по принципу "мягкая сила" - "жёсткая сила". "Партнёрству предстоит продемонстрировать возможности "мягкой силы" и показать, что решение о его учреждении было принято в числе прочего и под влиянием августовского конфликта в Грузии" (PanArmenian.net, December 11, 2008).

Впервые предложение о создании "Восточного партнёрства" было сделано в мае 2008 года, но импульс его реализации был дан стремлением Евросоюза дополнить в духе "мягкой силы" решение НАТО о создании Комиссии "НАТО - Грузия", принятое после того, как летом 2008 года вторжение Грузии в Южную Осетию спровоцировало войну на Кавказе. Роль Евросоюза - действовать средствами "дипломатического убеждения" и предоставлять экономические субсидии, в то время как НАТО в целом и страны - члены НАТО по отдельности (а в Европе большинство таковых одновременно являются и членами Евросоюза) продолжат снабжать Грузию передовым наступательным вооружением и системами разведки, а также обучать её армию и поставлять для неё штат постоянно действующих советников.

Как проявление истинных намерений Евросоюза можно рассматривать и то обстоятельство, что Белоруссия была включена в список партнёров только при условии принятия ею плана совершенствования демократии (PanArmenian.net, December 12, 2008). Аналогичное требование не было явным образом сформулировано в отношении Армении, но в силу двух имеющих критическое значение причин она попадает в ту же категорию, что и Белоруссия, и вся связанная с состоянием демократии проблематика тут ни при чём. Если бы наличие демократии (как бы ни понимать смысл этого слова) являлось обязательным условием для включения государства в список партнеров ЕС, в него не имели бы шансов попасть ни Грузия с её деспотичным и страдающим манией величия правителем - ставленником США М. Саакашвили, ни Азербайджан, где президентство передаётся по наследству в династии Алиевых и является фактически пожизненным.

Армения и Белоруссия находятся во втором эшелоне кандидатов на участие в "Восточном партнёрстве", и от них потребуется долгое "совершенствование" прежде, чем они будут поглощены в процессе "мягкой" экспансии на восток.

Ни Армения, ни Белоруссия не состоят в ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) - блоке, созданном в 1997 году в противовес СНГ в результате общих усилий администрации Клинтона и её европейских союзников.

Сопровождавшаяся жертвами среди населения "революция тюльпанов", имевшая место в Армении год назад, и сорвавшаяся два года назад "джинсовая революция" в Белоруссии не дали таких результатов, как их успешные прототипы в Грузии в 2003-м, на Украине в 2004-м и в Киргизии в 2005 годах, и, следовательно, пришло время применения иных средств политической переориентации Армении и Белоруссии и вывода этих стран из тесных союзнических отношений с Россией.

На следующий день после того, как Польша и Швеция выступили с новой интеграционной инициативой, британская The Telegraph писала: "Сегодня Польша бросает вызов своему могучему восточному соседу - России, предлагая Евросоюзу распространить своё влияние вглубь территории бывшего Советского Союза путём учреждения Восточного партнёрства. Это мероприятие станет особенно сильным раздражителем для Кремля в том случае, если осуществится план привлечь к участию в данном Партнёрстве Белоруссию" (The Telegraph, May 26, 2008).

На подходе к декабрьскому (2008) саммиту Евросоюза, на котором были формализованы планы по учреждению "Партнёрства", в грузинской газете появился следующий комментарий: "Этот недавний шаг может иметь ещё одно последствие, о котором в настоящее время, похоже, никто не задумывается. В 1990-х годах США играли основную роль в проталкивании идеи предоставить членство в Евросоюзе восточно-европейским странам с тем, чтобы членство в ЕС стало промежуточным этапом на пути вступления в НАТО. Если этой концепции суждено возникнуть вновь (а некоторым из её авторов предстоит возвращение в Белый Дом в качестве сотрудников администрации нового президента Обамы), то изменения ожидают и Евросоюз, и НАТО, и отношения Москвы и Брюсселя, что приведёт к новым осложнениям между Востоком и Западом" (Georgian Daily, December 8, 2008).

За два дня до перехода председательских полномочий в Евросоюзе к Чехии британская газета весьма точно охарактеризовала не только подрывную, но и провокационную сущность "Восточного партнёрства": "Чехия, которой предстоит первой из республик, в прошлом состоявших в Варшавском договоре, занять президентское место, сделала своим приоритетом реализацию схемы установления более тесных связей с бывшими советскими республиками, невзирая на опасения России по поводу покушения на территории вблизи её границ". Далее утверждалось, что министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг (возможно, по чистому совпадению ярый сторонник размещения в своей стране радара американской ПРО) "подчеркнул, что отношения Евросоюза с бывшими советскими республиками являются его собственным делом, в которое России не должна вмешиваться" (Black Sea Press [Georgia], December 30, 2008). А чтобы Москва не пропустила суть сказанного мимо ушей, К. Шварценберг громогласно заявил, что Россия должна расстаться с иллюзиями насчёт "привилегированных интересов за пределами своих границ" и, совсем уж вызывающе, сообщил, что "в определённых случаях должна быть прочерчена красная линия, за которой Евросоюз не должен идти на уступки".

Рассуждая на тему границ, министр иностранных дел Чехии обнаружил весьма своеобразные представления о географии: Россия, как-никак, граничит с Белоруссией, Азербайджаном, Грузией и Украиной, а между ней и Молдавией и Арменией - только по одному государству, в то время как Чехия изъявляет желание разместить радар ПРО в интересах страны, находящейся на другой стороне земного шара, а свои войска отправила в Афганистан и Ирак.

В связи с этим Джек Мэтлок указывал на то, что он считает "проявлением лицемерия со стороны США в вопросах геополитики". По словам Мэтлока, "хотя сама Америка добивалась практически монополии на власть в Западном полушарии в течение 200 лет, она с момента распада СССР во все большей степени отказывает России в праве обладать собственной региональной сферой влияния. Запад проявил избирательное отношение к принципам, которых следует придерживаться" (Yale Daily News, February 12, 2009).

Если вернуться к предыстории вопроса, следует упомянуть, что через месяц после того, как было сделано предложение о создании "Восточного партнёрства", министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский назвал его "практическим и идеологическим продолжением Европейской политики соседства", которому надлежит стать дополнением к проекту Средиземноморского союза (InfoTag [Moldova], June 26, 2008). Он имел в виду проект Н. Саркози, относящийся к южному флангу "рывка Евросоюза на восток и юг" (это выражение введено в оборот Госдепартаментом США). А его восточная составляющая - это, естественно, "Восточное партнёрство".

Продвижение проекта вызвало следующий комментарий со стороны азербайджанского информационного агентства: "В самой Москве осознают, что основная цель инициативы - избавить вышеупомянутые станы от российского влияния: По словам Комиссара Еврокомиссии по вопросам внешних отношений и европейской политики соседства Бениты Ферреро-Вальднер, не менее одного миллиарда евро в год будет также направляться на осуществление проекта "Черноморская синергетика"" (Azeri Press Agency, June 30, 2008), который является неотъемлемой и наиболее продвинутой частью западной программы борьбы за контроль над добычей и транзитом энергоресурсов. "Партнёрство" также является гражданским дополнением к планам расширения НАТО в Евразии, Средиземноморском регионе, Африке и на Ближнем Востоке.

Страница сайта Еврокомиссии, посвящённая проекту "Черноморская синергетика", содержит следующий комментарий: "Черноморский регион, в состав которого входят Болгария и Румыния, занимает стратегически важное положение на стыке Европы, Средней Азии и Ближнего Востока. Евросоюз намерен оказывать поддержку региональным инициативам, нацеленным на укрепление взаимного доверия и преодоление препятствий на пути к стабильности, безопасности и процветанию стран данного региона". А то, что следует на сайте Еврокомиссии дальше, заставляет вновь вспомнить о ГУАМ и задуматься о возможности возникновения новых очагов вооружённой конфронтации по модели августовской войны на Кавказе: "Евросоюз стремится к обретению более креативной роли в преодолении заморожённых конфликтов (в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе)" (Europa, June 3, 2009).

ГУАМ - альянс, созданный Западом в 1997 году с далеко идущими стратегическими целями. Во-первых, он должен был стать троянским конём в СНГ (до выхода Грузии из СНГ все четыре государства - члена ГУАМ одновременно являлись и членами Содружества) и в конечном итоге способствовать распаду этого постсоветского альянса. Примером реализации данной стратегии является включение Белоруссии и Армении в "Восточное партнёрство". Во-вторых, одной из целей создания ГУАМ было включение четырех бывших советских республик в коридор Евразийского энергетического и военного транзита, ведущий от Чёрного моря через Каспийский бассейн.

Подключение к ГУАМ Узбекистана в 1999 году расширило возможности этого блока, но в 2005 году Узбекистан из него вышел.

Государства ГУАМ вовлечены в каждый из четырёх замороженных конфликтов на постсоветском пространстве: между Грузией, с одной стороны, и Южной Осетией и Абхазией, с другой, между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, между Молдавией и Приднестровьем.

На территории стран, входящих в ГУАМ, имеется еще несколько неразрешённых территориальных конфликтов, в том числе в Аджарии (эта республика была оккупирована и ликвидирована в 2004 году в результате демонстрации силы со стороны обученной и вооружённой американцами грузинской армии - по-видимому, это следует рассматривать как первый пример "мирного разрешения конфликта"), в Самцхе-Джавахети - районе Грузии с преимущественно армянским населением, в Гагаузии на территории Молдавии, а также на Украине - в Крыму и потенциально в Донецком бассейне.

Четыре замороженных конфликта - в Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе и Приднестровье - могут служить иллюстрацией катастрофических последствий безответственного расчленения Советского Союза в 1991 году. Все эти бывшие автономные республики приняли решения об отделении от бывших Советских Социалистических Республик, в состав которых они входили на федеративной основе, что привело к возникновению вооружённых конфликтов и человеческим жертвам.

Все четыре спорные территории, как и Крым, веками являвшийся частью России и переданный Украинской Советской Социалистической Республике в 1954 году, входили в состав соответствующих республик СССР только в более широком контексте существования СССР как такового. Как только СССР перестал существовать, перестали существовать и причины, в силу которых автономии могли бы продолжить пребывать в составе новых, никогда ранее не существовавших, или, по крайней мере, существовавших только во время гражданской войны в 1918-1921 годах, государств.

США и их союзники по НАТО известны умением ловить рыбу в мутной воде и мутить воду с этой целью, а замороженные конфликты на постсоветском пространстве дают Западу возможность препятствовать развитию интеграционных процессов в СНГ, устанавливать тесные связи в военной сфере с вовлечёнными в эти конфликты странами и ещё глубже вмешиваться в дела на территории бывшего Советского Союза под предлогом миротворчества, действуя через ОБСЕ, Евросоюз, а в перспективе - НАТО.

Опаснее всего то, что США и их союзники по НАТО отказались ратифицировать Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), который был подписан только Россией, Белоруссией, Казахстаном и Украиной как государствами - наследниками СССР, а в качестве довода, приводимого в оправдание отказа от его ратификации, увязали данный процесс с выводом небольших российских миротворческих контингентов из Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, где они находятся согласно мандату СНГ.

За 18 лет, прошедших с момента формулировки условий Договора, в Европе возник целый ряд новых независимых государств - Босния, Хорватия, Эстония, Латвия, Литва, Молдавия, Черногория, Сербия, Словакия, Словения (и псевдо-государство Косово). А на Кавказе появились Армения, Азербайджан и Грузия, которые подписантами данного Договора не являются и вполне могут допустить на свои территории вооружённые силы США и НАТО, не неся никаких обязательств относительно их мониторинга перед Россией и прочими тремя странами, Договор подписавшими. И притом допустить на свою территорию они могут не только конвенциональные силы.

На саммите в Киеве в 2006 году блок ГУАМ переименовался и приобрел название "Организация за демократию и экономическое развитие - ГУАМ". При этом он был объявлен международной организацией и обзавёлся собственными вооружёнными "миротворческими" силами.

На саммите было объяснено подробно и более откровенно, чем прежде, почему США и их союзники создали и пестовали ГУАМ, расширенным форматом которого является "Восточное партнёрство": "Создание блока является решительным шагом в развитии маршрутов транзита энергетических ресурсов, связывающих бассейн Каспийского моря и потребителей в Евросоюзе, что позволит ослабить энергетическую зависимость последнего от России. Одним из основных продвигаемых проектов должно стать осуществление поставок сырой нефти из Азербайджана и Казахстана по идущим через территории Грузии и Украины трубопроводам на европейские рынки... Согласно данному плану, предполагается также продлить трубопровод Одесса - Броды до польского города Плоцк, уже соединённого с крупным нефтяным терминалом и нефтеперерабатывающим заводом в Гданьске" (Ukrainian Journal, May 23, 2006).

В том же документе содержится и следующий значимый фрагмент: "Ситуация изменилась с приходом к власти на Украине прозападного лидера - президента Ющенко, давшего обещание заменить поставки нефти из России поставками из Каспийского региона. Трубопровод пойдёт на Украину и в Евросоюз в обход России" (там же).

В 2007 году на саммите в Баку родились на свет партнёрства ГУАМ - США, ГУАМ - Япония, ГУАМ - Вышеградская четвёрка (Чехия, Венгрия, Польша, Словакия), ГУАМ - Балтия. В ноябре 2007 года в США прошла встреча национальных координаторов стран-участниц ГУАМ, на которой "особой темой дискуссий стала оценка потенциала каспийских энерготранзитных сетей в деле укрепления энергобезопасности ГУАМ и текущего состояния проекта Набукко" (Infotag [Moldova], November 2, 2007).

На саммите ГУАМ в 2008 году в Батуми - столице покоренной Грузией Аджарии "стороны выработали курс на развитие регионального сотрудничества в рамках европейского и азиатского интеграционных процессов, на укрепление партнёрских отношений с США, Польшей, Японией и другими странами, а также международными организациями" (Azeri Press Agency, July 2, 2008 ).

Заместитель Госсекретаря США Дэвид Меркель отмечал в связи с этим, что "ГУАМ объединяет Каспийский и Черноморский регионы и может исполнять функцию соединения Центральной Азии с Ближним Востоком" (Georgian Public Broadcasting, July 1, 2008). А министр энергетики Грузии Александр Хетагури взял на себя труд связать ГУАМоцентричные энергетические проекты и с Балтийским регионом, заявив: "Мы обсуждали вопрос о трубопроводе Одесса - Броды - Гданьск, который позволит транспортировать нефть из прикаспийских стран сначала на Украину, а затем и в прочие регионы Восточной Европы" (The Messenger [Georgia], July 1, 2008).

Поворотная точка в обретении Западом решимости оказать поддержку своим сателлитам из блока ГУАМ, а ныне "Восточного партнёрства" в деле "окончательного разрешения" замороженных конфликтов была достигнута на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года. Тогда все 26 членов Альянса подтвердили, что Грузия и Украина - наиболее проамериканские и про-НАТОвские из государств ГУАМ и "Восточного партнёрства" - необратимо встали на путь к полноправному членству в НАТО (хотя и воздержались от предоставления им Плана действий относительно членства в НАТО, что явилось бы последним шагом на пути к интеграции этих государств в Североатлантический альянс).

В качестве основных препятствий для вступления той или иной страны в НАТО рассматривается наличие на её территории неразрешённых конфликтов и иностранных (т.е. не принадлежащих НАТО) военных баз. Грузия между тем не отказалась от претензий на Южную Осетию и Абхазию, а на территории Украины - в Севастополе - продолжает базироваться Российский флот. Распространённое мнение о том, что непредоставление Украине и Грузии доступа к Плану действий относительно членства в НАТО следует рассматривать как категорический отказ этим странам и их спонсору - США является абсолютно неверным. В действительности Грузии и Украине дали не только зелёный свет для преодоления данных препятствий, но фактически и прямое указание, если не приказ, их преодолеть.

В начале августа 2008 г. артиллерийским огнём со стороны Грузии на окраине Цхинвала было убито шесть человек, в том числе один российский миротворец, и ранено еще двенадцать. 7 августа обученные и вооружённые американцами воинские подразделения Грузии пересекли границу Южной Осетии и превратили в руины значительную часть её столицы.

Это нападение, состоявшееся всего через несколько дней после того, как Пентагон завершил учения "Немедленный ответ 2008" в рамках программы НАТО "Партнёрство во имя мира", проводившиеся при участии войск Грузии, Армении, Азербайджана и Украины, через несколько недель после того, как Госсекретарь США Кондолиза Райс посетила Грузию, и всего через несколько часов после того, как президент Грузии М. Саакашвили объявил об одностороннем прекращении огня, закончилось для Грузии - этого важнейшего сателлита США - вооружённым столкновением с Россией.

В течение того же интервала времени, последовавшего за саммитом НАТО, украинские власти интенсифицировали усилия, направленные на то, чтобы срок аренды для российского флота в Крыму не был продлён.

Через несколько недель после окончания войны на Кавказе Евросоюз созвал чрезвычайный саммит "посвящённый ситуации в Грузии", на котором была принята резолюция, в которой говорилось, что "более чем когда-либо необходимо оказать поддержку региональному сотрудничеству и укрепить отношения с восточными соседями, в частности, на основе политики добрососедства, инициативы "Черноморская синергетика" и Восточного партнёрства" (ForUm [Ukraine], September 2, 2008 ).

Вскоре премьер-министр Польши Дональд Туск раскрыл подлинные масштабы "Восточного партнёрства", сообщив, что "события последних нескольких месяцев, в особенности кризис на Кавказе, показали степень предвидения, заложенного в польско-шведской инициативе - предложении, адресованном всему Евросоюзу и имеющем глобальный размах..." (UNIAN [Ukraine], September 18, 2008). Это высказывание было сделано в тот момент, когда США послали эскадру военных кораблей к берегам Грузии, а НАТО усилила свое присутствие в Чёрном море.

В середине ноября 2008 г. в Баку состоялся энергетический саммит, на котором присутствовали президенты Украины, Турции, Польши, Эстонии, Латвии, Румынии, Грузии и другие лидеры.

Выходец из США и нынешний президент Литвы Валдас Адамкус заявил, что "надо увеличить число букв в аббревиатуре ГУАМ - это позволит укрепить и сам блок, и входящие в его состав страны". В.Адамкус пояснил: "Мы работаем над укреплением ГУАМ, расширяя контакты между странами Балтийского, Черноморского и Каспийского регионов и интенсифицируя сотрудничество в области энергетики" (Today.AZ [Azerbaijan], November 14, 2008 ).

В тот же день заявление Адамкуса нашло поддержку в западной прессе: "В рамках плана (выработанного в ходе саммита) акцент делается на формировании "южного газового коридора" для транзита ресурсов из Каспийского и Ближневосточного регионов в обход России, а также на создании энергетического кольца, которое объединит Европу и страны южного Средиземноморья" (Agence France Presse, November 14, 2008).

Саммит проходил под надзором Госсекретаря США по вопросам энергетики Самуэля Бодмэна и спецпредставителя Президента США по вопросам энергетики Евразии Бойдена Грея. Его ключевой темой стал проект трубопровода Каспий - Причерноморье - Балтика - Одесса - Броды - Гданьск, но, судя по сообщению агентства France Presse, была затронута и тема газового мегапроекта "Набукко", которым предполагается охватить Северную Африку и Персидский Залив, равно как энергоресурсы и трубопроводные сети Каспийского региона.

Самуэль Бодмэн торжественно заявил, что "энергетический саммит в Баку является продолжением "контракта века", подписанного в 1994 году". Речь идет о контракте между американскими и европейскими компаниями, с одной стороны, и Азербайджаном, с другой, которым были заложены основы последующей реализации проектов газопровода Баку - Тбилиси - Джейхан и нефтепровода Баку - Тбилиси - Эрзерум, а также проекта "Набукко".

Данные три начинания в области энергетики, беспрецедентные по своим масштабам и "политической капиталоёмкости", предполагается углубить в рамках "Восточного партнёрства". В конце ноября 2008 года ЕС издал проект коммюнике по "Восточному партнёрству", в котором, среди прочего, сообщалось, что "на энергетическом фронте Меморандумы о взаимопонимании должны способствовать обеспечению энергетической безопасности Евросоюза, открывая компаниям стран-производителей, транзитёров и потребителей энергоресурсов путь к совместному управлению и даже владению трубопроводами". Там же констатировалась "озабоченность" Евросоюза по поводу положения соответствующих инфраструктур в зонах конфликтов, например, газопровода Россия - Балканы, проходящего через Приднестровье (Azeri Press Agency, November 25, 2008 ).

Вышедший через несколько дней отчёт Еврокомиссии содержал адресованное Евросоюзу требование "значительно укрепить отношения с Украиной и пятью прочими бывшими советскими республиками и рассматривать в качестве приоритета ослабление влияния на них со стороны Москвы". Агентство Ассошиэйтед Пресс комментировало это требование так: "Согласно отчёту, Евросоюзу следует добиваться диверсификации маршрутов транзита энергоресурсов путём создания условий для строительства постсоветскими государствами новых, с более развитой системой связей трубопроводов и нефте- и газохранилищ. Для Евросоюза было бы желательным существование полностью обходящего Россию газопровода для транзита энергоресурсов с Кавказа" (Associated Press, November 30, 2008).

12 декабря 2008 года главы государств всех 27 стран Евросоюза утвердили создание "Восточного партнёрства". Через 12 дней спецпредставитель Евросоюза на Южном Кавказе Питер Семнеби сообщил дополнительно, что "данная программа была разработана в свете недавно имевших место в регионе событий, войны в Грузии, а также обеспокоенности государств Южного Кавказа вопросами безопасности..." (Today.AZ, December 24, 2008).

19 декабря Вашингтоном и его послушным клиентом президентом Украины Виктором Ющенко была подписана американо-украинская Хартия стратегического партнёрства, и менее чем через неделю разразился газовый конфликт между Украиной и Россией, который вверг в состояние кризиса значительную часть Европы и придал новое звучание призывам Запада изыскать маршруты транзита энергетических ресурсов в обход России.

10 февраля заместитель премьер-министра Чехии по делам Евросоюза Александр Вондра (с 1 января к Чехии перешло председательство в ЕС) объявил, что формальное провозглашение "Восточного партнёрства" должно состояться на саммите в Праге 7 мая 2009 года. Стандартные для таких случаев слова о помощи А.Вондра предпочел заменить новым термином - "стабилизация". "Недавний газовый кризис, - сказал он, - заставляет сделать выводы на только на техническом, но и на политическом уровне. Он показал, насколько важно, чтобы Евросоюз взял на себя ответственность за стабилизацию положения своих восточных соседей и уделил им больше внимания в политическом и финансовом отношениях" (Czech News Agency, February 10, 2009).

В сообщении, из которого позаимствована данная цитата, эта стратегия расписана в подробностях: "За саммитом, посвящённым Восточному партнёрству, должны последовать совещания с представителями стран, включённых в Южный энергетический коридор, связывающий Каспийский регион - в обход России - с глобальными рынками... Встреча, скорее всего, состоится в день саммита по Восточному партнёрству" (там же). О стремлении Запада ещё больше утвердиться на постсоветском пространстве говорит появившееся 11 февраля сообщение о том, что <чешский премьер Тополанек отправится в Центральную Азию с целью провести переговоры по поводу Восточного партнёрства и возможных поставок природного газа в Евросоюз, благодаря которым снизится энергетическая зависимость последнего от России" (Czech News Agency, February 11, 2009).

Ещё одним свидетельством в пользу того, что подход ко всем, кроме России, государствам СНГ на Западе предрешён и является полностью согласованным, служат сообщения информационных агентств Центральной Азии: "28 ноября Евросоюз дал старт новой инициативе "Верховенство закона" для стран Средней Азии. Эта инициатива станет одним из ключевых элементов стратегии в отношении пяти среднеазиатских государств, утверждённой в мае 2007 года и ныне реализуемой Евросоюзом. В рамках данной инициативы будет осуществляться поддержка Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана..." (UzReport [Uzbekistan], December 19, 2008).

"Восточное партнёрство" в действительности предназначено для того, чтобы, играя на теме якобы существующей угрозы энергобезопасности Евросоюза, заявленной генеральным секретарем НАТО Я. де Хооп Схеффером на саммите Альянса в Риге в 2006 году, подчинить Брюсселю и Вашингтону 11 из 12 постсоветских государств, ещё не вошедших в ЕС и НАТО.

Когда к этому списку путём простого приобщения или "смены режима" будет добавлена Белоруссия, РФ лишится последнего буфера, отделяющего её от НАТО и Европы, а заодно единственных вне её границ систем ПВО и раннего предупреждения о ракетном нападении. Уход Армении приведёт к изгнанию России с Южного Кавказа, а с поглощением пяти среднеазиатских государств РФ окончательно утратит всякое влияние на постсоветском пространстве за пределами собственной территории.

Перевод с английского. Источник: Global Research

По информации "Фонд стратегической культуры"

12.03.2009