С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Александр Елисеев

ПАРАДОКСЫ "ПОЛИТИЧЕСКОГО КАТОЛИЦИЗМА"

Религиозные традиционалисты и национал-консерваторы ищут новую формулу европейской идентичности

Европа стремительно теряет свое романо-германское "лицо". Сегодня ее прямо-таки размывают потоки афро-азиатской миграции. Наблюдатели давно уже говорят о грядущей исламизации "старушки" Европы. И тому есть очень серьезные основания. Вот несколько цифр. В настоящий момент во Франции проживает около 7 млн мусульман (10% населения), в Германии - 4 млн, в Великобритании - 1,7 млн, в Италии и Голландии - 1 млн.

Но это только часть айсберга. "Следует отметить, что реальное количество мусульман в Западной Европе не знает никто, так как наряду с легальными иммигрантами и их потомками здесь проживают многие миллионы нелегальных, которые отсутствуют в данных официальной статистики, - пишет А. Крылов. - По разным подсчетам в Западной Европе сейчас проживает от 15 до 24 миллионов мусульман. Демографы предсказывают, что к 2015 году численность мусульман в Европе удвоится благодаря высокому уровню рождаемости и массовой иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока". ("Европеизация ислама или исламизация Европы?" / "Благовест-Инфо".

Очевидно, что европейцы "допрыгались" со своими фетишами - либерализмом, политкорректностью, феминизмом и прочими штучками. Теперь для того, чтобы сохранить себя, им нужно выбрать какое-то очень мощное духовное "оружие".

Но что может стать таким "оружием"? Ответ вроде бы напрашивается сам собой - католический традиционализм.

СОХРАНЕННЫЕ ПОЗИЦИИ

Действительно, даже и в современной Европе католицизм продолжает оставаться мощнейшей идейной и политической силой, привлекающей миллионы верующих-традиционалистов. Поэтому было бы нелишним проанализировать - каковы шансы на "католическое возрождение" в современной Европе.

Прежде всего, надо отметить тот факт, что число католиков в некоторых странах ЕС не уменьшается, а только увеличивается. Причем это касается не только традиционно католических стран. Так, все больше приверженцев католицизма становится в протестантской Англии. По данным газеты The Telegraph, жители Великобритании посещают католические мессы больше, чем англиканские службы.

На воскресные мессы ходят 862 тысяч британцев, тогда как службы в англиканских церквях посещают 852 тысячи прихожан. (Сама посещаемость англиканских служб сократилась в двадцать раз - по сравнению с предыдущими годами.)

Издание на полном серьезе отмечает, что в ближайшее время число британцев, исповедующих католицизм, превысит число англикан и приверженцев других христианских конфессий. Правда, нужно отметить, что приток католиков в Англии осуществляется, во многом, за счет стран Восточной Европы и, прежде всего, Польши. Хотя велик и процент "коренных" британцев, выбравших Римско-католическую церковь. К примеру, католиком стал бывший премьер-министр Тони Блэр.

Положительная динамика наблюдается и в такой "типично" католической стране Западной Европы, как Италия. На этот раз уже за счет "коренных". В 2006 году агентство Eurispes провело опрос, который показал - с 1991 года католиков стало на 8% больше (ныне они составляют 81%). Это очень серьезный показатель, и не исключено, что рост числа верующих так или иначе связан с нынешней "правой волной". Весной этого года в Италии было сформировано крайне правое правительство С. Берлускони, в котором оказались политики типа Р. Кальдероли ("Лига Севера"), некогда открыто надевшего майку с "антиисламской символикой". А спикером парламента был избран Дж. Фини ("Национальный альянс", бывшее неофашистское "Итальянское социальное движение"), который заявил о том, что Папа Римский является "духовным вождем подавляющего большинства итальянского народа".

Несколько иная ситуация сложилась в Испании. Там положительной динамики не наблюдается. Напротив, некоторые наблюдатели говорят о сокращении числа практикующих (соблюдающих обряды) католиков - за счет молодежи. Однако католицизм в Испании по-прежнему очень силен. А католическая общественность ведет "холодную гражданскую войну" с левыми силами, находящимися у власти. Социалистическое правительство Ф. Гонсалеса в 2005 году вознамерилось существенно ограничить роль церкви в жизни страны. "Было приостановлено действие инициированного правыми закона о проведении этих образовательных курсов, - рассказывает К. Эггерт. - Было проведено через кортесы и через парламент законодательство о легализации однополых браков, причем именно как браков, а не как гражданских союзов, да еще и с правом усыновления детей. Кроме того, муссируется идея сокращения субсидий для церкви и лишения граждан Испании возможности отметить в своей налоговой декларации, что тот или иной гражданин хочет 10 процентов, например, своих налогов отдать церкви. Сейчас это составляет, по-моему, порядка 40 процентов дохода церкви". ("Наследники Ибаррури вновь громят Католическую церковь" / "Радонеж")

Однако католическая общественность перешла в решительное наступление, продемонстрировав наличие массовой поддержки: "Наступление на церковь вызвало сильную и интереснейшую реакцию: Впервые за долгие годы католическая иерархия и верующие подняли громадную волну протеста. Католики в Испании - очень активная часть гражданского общества. Например, Союзы родителей-католиков, легко собирают по 600-700 тысяч подписей против образовательной политики правительства. Но впервые публично выступила католическая иерархия, которая до этого по традициям светской секуляризированной Европы делала заявления, но держалась в стороне от политической активности. А сейчас Примас Испании - кардинал Варела идет во главе миллионной демонстрации протеста по Мадриду против политики социалистического правительства". ("Наследники Ибаррури")

ИЕРАРХИ ПРОТИВ НАЦИОНАЛ-ТРАДИЦИОНАЛИЗМА

Гораздо хуже обстоят дела во Франции, которая в славном прошлом была одним из надежнейших оплотов католической веры и даже называлась "старшей дочерью" Римско-католической церкви. Сегодня все иначе - согласно опросам, проведенным институтом СЭСА в 2007 году, лишь 51% считают себя католиками. А "всего лишь" 20 лет тому назад к ним себя относили 80%. Получается, что за относительно короткий промежуток времени Франция сумела проделать какой-то головокружительный скачок в обратную сторону от христианства!

Но даже и среди тех, кто объявляет о своей приверженности католицизму, лишь меньшинство принадлежит к так называемым "практикующим католикам". (Во Франции "практикующие" составляют 30%, в Италии - 25%.)

Что же до представлений о Боге, то они весьма причудливы. "Приходится констатировать, что представления многих опрошенных о Боге весьма удивительны, - отмечает социолог-религиовед Фредерик Ленуар. - Всего лишь 18 процентов этих католиков считают, что с Богом возможно установить непосредственные отношения. Около 80 процентов воспринимают Бога как сгусток энергии, абстрактную силу, с которой невозможно вступить в контакт". ("Истории Запада и Востока. Католицизм во Франции" / Svobodanews.ru)

Правда, и во Франции католический традиционализм сохраняет кое-какие позиции. Есть "Национальный фронт" Ж.-М. Ле Пена, который является "практикующим" католиком и неоднократно заявлял о приверженности традиционным ценностям христианской Европы. Но вот сами католики, в подавляющем большинстве, вовсе не считают Ле Пена своим. Накануне президентских выборов 2007 года социологический центр IFOP провел опрос, призванный выявить политические предпочтения католической общественности. Результаты были следующими: за Н. Саркози оказались готовы проголосовать 33% "просто католиков" и 42% "практикующих", за кандидата от социалистов С. Руаяль - 22% и 16% соответственно, а за Ле Пена - 12% и 16%. То есть получается, что католического традиционалиста поддерживает примерно столько же "практикующих", сколько деятеля Соцпартии, всегда бывшей в авангарде секуляризации!

Во многом этот, более чем скромный для правого националиста, результат обуславливается позицией высших иерархов католической церкви во Франции. В 2002 году, когда Ле Пен вышел во второй тур на президентских выборах, они выступили с резкими нападками на лидера французских националистов.

Тогдашний архиепископ Парижский (глава католической церкви Франции) кардинал Жан-Мари Люстиже протестовал против использования Ле Пеном цитат из Библии. (Среди них были и излюбленные цитаты Папы Иоанна-Павла II.)

Еще резче выступил епископ Сен-Дени монсеньер Оливье де Беранже. Он охарактеризовал Ле Пена в качестве наследника "антихристианской и тоталитарной" традиции. Епископ заявил о том, что "проницательному католику" нельзя поддерживать Национальный фронт.

Получается, интересная ситуация - католическая церковь выступает против католических традиционалистов.

Теология освобождения противостоит попыткам компромисса с глобализмом и неолиберализмом

"ОПУС ДЕИ", ВАТИКАН И ВАШИНГТОН

Вообще, получается нечто удивительное. У католиков достаточно сил, чтобы повести решительное и повсеместное наступление на анти-Традицию и решительно свернуть исламизацию ЕС. Ведь помимо национальных "отрядов", в распоряжении Римско-католической церкви есть могущественная международная организация "Опус Деи" ("Дело Божье"), подчиняющаяся лично Папе. Порой ее даже именуют главной разведывательной службой Ватикана. Она насчитывает в своих рядах 85 тысяч сотрудников, но это - официальные данные. А так считается, что де факто в организации состоят сотни тысяч. Сама структура "Опус Деи" многоуровневая: "Главную роль играют официальные центры, представляющие духовную прелатуру. Затем идут организации, создаваемые правоверными мирянами - членами Ордена и сочувствующими. В названиях этих организаций не присутствует имя "Опус Деи", но они теснейшим образом связаны на религиозном уровне. К ним относятся университетские центры, центры профессионального обучения, различные образовательные учреждения, часто регистрируемые как фонды, культурные центры, где и происходит рекрутирование основной массы молодежи. И наконец, третий уровень включает в себя различные финансовые, политические и идеологические учреждения, не связанные с Орденом на религиозном уровне, но создаваемые людьми "Опус Деи". Эти учреждения настолько скрытно внедрены в структуру Ордена, что их очень трудно распознать. К ним относятся личные фонды, связанные с банками и промышленными предприятиями, политические клубы, семейные ассоциации. Эта система позволяет Ордену проникать в различные сферы и вовлекать в свою деятельность широкий круг людей". (О. Четверикова. ""Опус Деи" в России: политическая миссия?" / Фонд стратегической культуры)

Казалось бы, вся эта мощная сила, в союзе с национал-традиционалистами, должна быть направлена против современного глобализма и либеральной плутократии, противной духу христианства. Однако же этого не наблюдается. Напротив, исследователи подчеркивают - "Опус Деи" и Ватикан великолепно вписаны в систему неолиберального, проамериканского глобализма. Альянс США и Ватикана сложился еще во время "холодной войны", когда последний сделал многое для того, чтобы отколоть Восточную Европу от СССР. Чего стоит один только польский кризис начала 80-х годов! Кстати, именно поляк Кароль Войтыла сделал "Опус Деи" своей личной прелатурой (в 1982 году), то есть освободил орден от контроля со стороны епархиального руководства. А до этого "опусдеисты" сильно помогли ему в борьбе за папскую тиару. Для этого они использовали свои связи с североамериканскими кланами итальянской мафии. Помогли и контакты секретаря Папы Станислава Дзивича с членами мондиалистской Трехсторонней комиссии - Зб. Бжезинским и другими.

С тех пор орден резко активизировал свою активность в США. Кстати, не так давно, на прошлых выборах президента, там произошла довольно-таки неожиданная метаморфоза: "Традиционно католики голосуют за демократов, а протестанты - за республиканцев. Но на выборах 2004 года произошло нечто сенсационное: большинство католиков перешли на сторону Республиканской партии. За республиканца Джорджа Буша проголосовали 59% протестантов и 52% католиков". (М. Пустовойт. "Католики помогли Бушу выиграть выборы" / "Русская линия")

Невольно возникает вопрос - уж не стоят ли за всем этим "рыцари церкви", умеющие вести кропотливую и тщательную "работу"?

Многое писалось и говорилось о связях "Опус Деи" с масонством, в частности со знаменитой ложей "П-2". И вот показательное совпадение - в 1983 году, через год после получения статуса прелатуры, Ватикан изымает канон N"2335, запрещающий католикам состоять в масонских ложах. И в том же году Иоанн Павел II принял членов парамасонской Трехсторонней комиссии в полном составе.

"Параллельно с этой внешнеполитической религиозной задачей "Опус Деи" решал и другую - внутреннюю идеологическую, - сообщает О. Четверикова. - Она заключалась в проведении такой перестройки сознания западноевропейских элит, которая позволила бы им принять англосаксонский неолиберальный проект. Идеологические установки Ордена, будучи своеобразным симбиозом неолиберализма и религиозного фундаментализма, явились фактически католическим аналогом теории экономической свободы Ф. Хайека... Эти установки были положены в основу соответствующих учебных и исследовательских программ в контролируемых Орденом университетах, институтах и финансовых школах. Вдохновителем их стал американский Институт изучения религии и свободы им. Эктона (Мичиган), а главным центром распространения - Международная академия философии в Лихтенштейне".

Для чего же понадобилось скрещивать католический традиционализм и англосаксонский неолиберализм? Это нужно для того, чтобы встроиться в глобальный миропорядок, заняв там выгодные места. Ценой такого встраивания является компромисс с плутократическим либерализмом, чьим ударным отрядом сегодня выступают США. И в рамках этого компромисса самому либерализму оказывается весьма действенная помощь.

От наблюдателей не скрылся тот факт, что "Опус Деи" связан с нынешним президентом Франции Н. Саркози. Не случайно же его программная книга "Республика, религии, надежда" написана в соавторстве с Т. Колленом, который близок к ордену. Не случайно и то, что Саркози высказал мысль о возможности изменить закон 1905 года, отделяющий церковь от государства. И это во Французской республике, которая так гордится своим секуляризмом! Как видим, компромисс начинает приносить свои плоды. "Рыцари церкви" поддерживают неолибералов, а неолибералы дают кое-какие поблажки. Но при этом нет и речи о возрождении христианской, традиционной Европы. "Право первородства" продано за "чечевичную похлебку" глобализма.

Понятно, что все попытки националистов-католиков выступить против глобализма и мировой плутократии будут всячески блокироваться самим же Ватиканом и его "спецслужбой". И они попадут (да уже попали) в очень сложное положение. Перед ними станет выбор - либо самим пойти на поклон к глобалистам, либо выступить против "непогрешимого" Папы, против высших иерархов.

КАТОЛИЦИЗМ И "СОЦИАЛИЗМ XXI ВЕКА"

Но, может быть, католическое возрождение начнется не в Европе? И в авангарде его станут не "правые", а "левые"? Сегодня в Латинской Америке разворачивается континентальная Боливарианская революция, чьи вожди - У. Чавес, Э. Моралес, Д. Ортега, Р. Корреа - пытаются реализовать проект "Социализма XXI века". И они черпают вдохновение не из марксизма, но из "теологии освобождения" - мощного духовного и политического движения, возникшего в 60-е годы прошлого века. По сути, в рамках этой теологии происходил (и происходит) консервативно-революционный синтез "правого" (религиозно-традиционного) и "левого" (социалистического). Конечно, это всего лишь один из вариантов "консервативной революции" - с характерной латиноамериканской спецификой. И левого там пока намного больше, чем правого - что, впрочем, также вытекает из местной специфики. Латиноамериканские правые, в большинстве своем, являются агентурой США. Национализм и консерватизм используются ими как прикрытие для компрадорского, плутократического либерализма.

Ярчайший пример - чилийский диктатор и американский ставленник А. Пиночет. Он уничтожил тысячи своих соотечественников и обратил в нищету сотни тысяч. В 1973 году доля бедных семейств составляла 30%, в 80-е годы она уже достигла 40%. Ужасающим был уровень безработицы. В 1982 году он составил 30,5%, тогда как в 1972 году, при Альенде, безработица составляла всего 3,8%. Свыше 40% людей, вытесненных из сферы занятости, стали маргиналами. Около трети крестьян разорилось.

Показательно, что в Пиночете разочаровались и многие правые, способствовавшие его приходу к власти. Так, бывший лидер ультраправой партии "Патриа и либертад" (Родина и свобода) П. Родригес резко выступал против экономической политики правительства, критикуя "свободный рынок". При этом он пользовался сочувствием одного из участников хунты генерала Г. Ли.

Характерно, что против теологии освобождения решительно выступает "Опус Деи" (поддержавший, в свое время, Пиночета) и нынешний Папа Бенедикт XVI. "Йозеф Ратцингер стал одним из самых ярых поборников ретроградной политики "Опус Деи", - пишет С. Земляной. - "Это Его (Христа) церковь, а не поле для экспериментов", - так сформулировал кардинал свою позицию с прицелом на "теологию освобождения". Именно Ратцингер разрабатывал атаки Святого престола на непослушных Ватикану кардиналов, прелатов, епископов и священников, заменяя их на более удобных. В 1985 г. бразилец Леонардо Бофф, один из главных идеологов "теологии освобождения", был приговорен к 18 месяцам "молчания" кардиналом Йозефом Ратцингером, который вел тогда крестовый поход против уклонистов - адептов этой доктрины, проповедовавшей тезис о "предпочтительных условиях для бедных". ("Теология освобождения. Марксистская ересь или метаморфоза католицизма?" / Политический журнал)

Латиноамериканская правая изрядно дискредитировала себя приверженностью к либеральной плутократии. И это заставляет многих традиционалистов искать правду в левизне. Но при этом и сами левые сдвигаются в сторону Традиции. И сегодня их вожди апеллируют уже не к Марксу, но к Христу - как Чавес, который 25 декабря 2005 года обратился к нации с такими словами: "Для меня Рождество - это Христос. Христос-бунтарь, Христос-революционер, Христос-социалист".

В Новом Свете сегодня нарождается новая сила, имеющая европейские истоки. Вчера Европа и Запад подчиняли себе Латинскую Америку. Но история часто дает пример того, как последние становятся первыми. Завтра огненная пассионарность, присущая Боливарианской протоконсервативной революции, может перекинуться через Атлантический океан и вдохнуть новую жизнь в постхристианскую Европу.

По информации RPMonitor

06.11.2008