С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Андрей Конуров

"Северный поток". Информация к размышлению

10 июня 2008 г. голландская Nederlandse Gasunie присоединилась к соглашению о строительстве Северо-Европейского газопровода (СЕГ) из России в Германию по дну Балтийского моря, подписанному 8 сентября 2005 г. в Берлине компанией "Газпром" и немецкими BASF и E.ON. Для реализации проекта строительства в Швейцарии была создана компания Nord Stream (Северный поток), в которой "Газпром" получил 51% акций, немцы по 20%, а голландцы 9%.

"Северный поток" длиною 1198 км соединит российский Выборг с немецким Грайфсвальдом. Его маршрут будет пролегать через территориальные воды и исключительные экономические зоны Финляндии, Швеции и Дании.

Строительством "Северного потока" создается принципиально новый маршрут транспортировки в Европу российского природного газа. Рынки западноевропейских стран - Германии, Великобритании, Голландии, Франции, Дании - перестают зависеть от политических проблем, регулярно возникающих у России с транзитными странами сухопутных маршрутов, Украиной и Польшей. К тому же ликвидация длинных транзитных цепочек удешевляет газ на месте назначения.

Речь также идет об общем увеличении объемов российского газового экспорта, с которыми имеющиеся на сегодняшний день мощности уже не будут справляться. Через десять лет, по прогнозам экспертов, импорт газа в ЕС увеличится по сравнению с сегодняшним днем на 200 млрд. м3 в год, и проектная мощность нового газопровода - 55 млрд. м3 в год - покроет свыше четверти этого роста. Предполагается, что на полную мощность "Северный поток" выйдет к 2012 г. На начальном этапе своего функционирования трубопровод будет наполняться газом с западносибирского Южно-Русского месторождения, в последующем туда планируется закачивать газ со Штокмановского месторождения в Баренцевом море, вокруг которого было сломано столько копий.

Известие о строительстве СЕГ, как и предполагалось, вызвало бурную реакцию в Восточной Европе. Больше всех негодовала Польша, чей амбициозный политический класс тщится встать вровень с ведущими странами Европы - Германией и Францией. Правда, хромающая польская экономика не оставляет для достижения этой цели иного пути, как крикливые политические акции и палки в колеса сотрудничества между Россией и ЕС с молчаливого одобрения Вашингтона. В ход сразу же пошла тяжелая артиллерия - проект строительства газопровода тут же окрестили "новым пактом Молотова - Риббентропа", что, по идее, должно было воздействовать на впечатлительных немцев.

Заговорили и о том, что газопровод де неминуемо загубит уникальную экосистему Балтийского моря, на дне которого хранятся огромные запасы немецких боеприпасов времен Второй мировой войны, включая даже химическое оружие. Было, правда, непонятно, почему эту экосистему до сих пор не загубил газопровод Baltic Pipe между Польшей и Данией, но в пылу риторики на такую мелочь не обратили внимания. Помимо Польши, организованно повозмущались три прибалтийских мушкетера, но как-то дежурно - до польской патетики им было далеко. В такой позиции был свой резон: даже если бы немцы или русские вдруг дрогнули и отказались от строительства СЕГ, выгоды прибалтам все равно бы никакой не было, а так, глядишь, с России можно что-то и получить.

Увидев образовавшуюся брешь в позиции младоевропейцев, Nord Stream начала обхаживать прибалтийских экологов, помогать Балтийскому молодежному оркестру в Риге и даже выступила спонсором тестового выстрела из действующей копии пушки образца XVI века в гавани Висби на острове Готланд в Швеции. В результате на состоявшемся 14 мая 2008 года в Риге круглом столе с представителями экологических организаций, который прошел в рамках Балтийского экологического форума, проект Nord Stream получил высокую оценку за открытость и серьезное отношение к экологическим вопросам. А Вера Овчаренко из Коалиции "Чистая Балтика" даже призналась, что она "никогда раньше не присутствовала на встречах подобного рода, где эксперты компаний были бы столь внимательны к вопросам и комментариям экологов".

Еще раньше Nord Stream заручился поддержкой Комитета по петициям Европарламента, который по запросу Польши и примкнувшей к ней Литвы провел слушания касательно этого проекта. И тут польские паны оказались биты. Nord Stream получил статус приоритетного европейского инфраструктурного проекта и поддержку еврокомиссара по энергетике, бывшего министра финансов и образования Латвии Андриса Пиебалгса.

Позиция США по отношению к проекту тоже оказалась предсказуемо негативной, но не из-за того, что обидели их польских клиентов, а потому что, как предполагалось ранее, газ, добытый на Штокмановском месторождении, будет сжижаться и отправляться в Америку. Об этом в 2000 году Б.Клинтон лично договаривался с В.Путиным. Изначально также планировалось, что под разработку этого месторождения будет создан консорциум с солидным участием американских компаний Chevron и ConocoPhilips, но потом все как-то переигралось.

В несколько сложном положении оказалась Германия, которой нужно, с одной стороны, обеспечить свою энергетическую безопасность, а, с другой, заверить мировую общественность, что с фашизмом действительно покончено навсегда. Бывший учитель пения, а ныне депутат Европарламента Витаутас Ландсбергис заявил, что новый альянс немцев и русских спланирован для изменения политической карты Европы, зная, как много политическая элита Германии готова сделать, чтобы развеять такие опасения. И если на "предателя западных интересов" Герхарда Шредера буферные государства давно махнули рукой, то от Ангелы Меркель, выросшей в ГДР и, по идее, "настрадавшейся от советского деспотизма", ждали того, что канцлер ФРГ будет теснее координировать свою внешнюю политику с восточноевропейскими приживалками.

При этом страны, находящиеся еще западнее Германии, которые тоже рассчитывают поживиться газом из "Северного потока", стыдливо отмалчивались, предоставляя защиту энергобезопасности Западной Европы сумрачному германскому гению. Меркель и делает это, как может, хотя получается немножко топорно. Взять хотя бы ее фразу о том, что этот проект должен развиваться так, чтобы другие страны ЕС не страдали. Видно, без этих неуклюжих реверансов сейчас не обойтись, ибо поляки тонко чувствуют слабые места политкорректной и толерантной Европы и вовсю эксплуатируют свой статус инвалидов с детства, при каждом удобном случае выставляя напоказ свои язвы, струпья и культи и так вот агрессивно побираясь. Тем не менее, в данном случае они терпят поражение, что практически признал польский премьер Дональд Туск, когда сказал, что в отношении газопровода, "естественно, каждая сторона имеет право выбора".

Строительство "Северного потока" набирает обороты, успешно преодолевая все препятствия. Российская пресса в связи с этим преисполнена триумфа, а политики важно преподносят реализацию проекта как прорыв российской дипломатии. И в самом деле приятно наблюдать, как бьется в бессильной злобе уродливое детище Версальского договора, но только вот повод, по которому это происходит, должен бы говорить нам о том, что радоваться пока рано.

Решение о строительстве "Северного потока" было принято в контексте общего ухудшения российско-американских отношений, когда Россия в ответ на свои многочисленные уступки Штатам после 11 сентября так и не дождалась ответных шагов, получив вместо этого выход американцев из договора по ПРО, санкции в отношении российских предприятий, сотрудничавших с Ираном, и "цветные революции" в СНГ. В этот момент в российской экономической и политической элите открытые сторонники США были вынуждены отступить на второй план; возобладала позиция тех, кто считает, что России следует ориентироваться на Европу, прежде всего, на Германию, которой, похоже, суждено служить своеобразным клапаном для выпуска в нужные моменты накопившегося в российском обществе антиамериканского пара. Германия - это не Иран, это в известной мере безопасно.

Относиться серьезно к такой демонстрации антиамериканизма мешают, по крайней мере, три обстоятельства.

Во-первых, этот антиамериканизм не является серьезным. Так называемая российская элита очень хочет дружить с Америкой, но никак не может добиться от нее взаимности, ибо США даже на пике российских уступок никогда не идут дальше символических шагов типа пустых обещаний отменить поправку Джексона - Вэника и посодействовать вступлению России в ВТО. Поэтому время от времени у нашей элиты возникают приступы отчаяния, которые и приводят к показным антиамериканским поступкам. Здесь нет последовательности. Во всех предыдущих случаях после некоторого периода охлаждения отношений российские политики сами бежали к американцам мириться и несли им новые гостинцы.

Во-вторых, даже если бы Россия и хотела порвать с зависимостью от США раз и навсегда, то выбор в сотоварищи Германии можно назвать, мягко говоря, "не самым удачным". Несмотря на существующий в отношениях двух стран потенциал стратегического сотрудничества в противовес Америке, при нынешнем руководстве Германии никакие серьезные проекты, направленные на ликвидацию гегемонии США в Европе, невозможны, потому что немецкая элита является еще более проамериканской, чем российская, а у власти сейчас находится ее наиболее проамериканский сегмент. Конечно, когда Москва предлагает Берлину такой заманчивый проект, как прямой газопровод из России, было бы грех этим не воспользоваться, но выходить ради этого из НАТО или требовать вывода со своей территории американских войск Германия не будет точно.

Ну и, наконец, в-третьих, в проекте, который предусматривает увеличение экспорта сырья из России на Запад и закрепление за Россией статуса сырьевой страны, по определению не может быть ничего фундаментально антиамериканского, так как это именно то, чего американцы всегда добивались.

Строительство "Северного потока" обернется тактическим поражением и стратегической победой США, если наращивание экспорта российского газа будет идти параллельно с повышением на него цен внутри России, что даст дальнейшее снижение конкурентоспособности нашей промышленности и ухудшение условий жизни российских граждан. Тот факт, что этот газ пойдет не в США, а в Европу, для самой России ничего не меняет.

Концепция "Россия - великая энергетическая держава" может оказаться всего-навсего словесным прикрытием зависимости страны от экспорта энергоносителей - зависимости, для прекращения которой ничего не делается.

В ХХI веке, как еще раз показал саммит "восьмерки" на Хоккайдо, по-настоящему великой энергетической державой станет та, которая первой найдет и освоит новые источники энергии - более дешевые и экологически чистые. Однако для того, чтобы пойти в этом направлении, российской правящей элите нужно не только изменить стратегию действий, но и измениться самой.

По информации "Фонд стратегической культуры"

10.07.2008