С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Наталья Бокарева

ДУМАЕМ ОДНО, ДЕЛАЕМ ДРУГОЕ. УЧЕНЫЕ ОБ ОТЛИЧИЯХ РОССИИ ОТ ЕВРОПЫ

Надежда на строгого, но справедливого царя-батюшку, который в беде не оставит, традиционна для нашего патерналистского государства. Очевидно, что пока она остается господствующей в сравнении с идеологией протестантского Запада, где каждый сам за себя и кузнец своего счастья.

* * *

Чем Россия отличается от Европы, а русские - от европейцев? На эти вечные вопросы пытались ответить мыслители с древних времен до наших дней. Разделение на "славянофилов" и "западников", возникшее в первой половине XIX века, не исчерпало проблемы, а современная эпоха глобализация лишь добавила ей новые грани. Сегодня на пресс-конференции был представлен сравнительный проект в области социальных наук "Европейское сравнительное исследование" (European Social Survey - ESS). Его авторы рассказали о работе, которую они проделали, пытаясь определить, насколько новая Россия вписывается в европейское социокультурное пространство. Проще говоря, насколько мы европейцы и европейцы ли вообще?

Исследование проводится каждые два года, начиная с 2002 года. Россия впервые приняла участие в его третьей волне (2006-2007 годы). Некоторые результаты выглядят довольно неожиданными, но ознакомится с ними интересно. Задавшись целью проследить изменения в социальной структуре общества, взглядах, мнениях, ценностях, укладе, ученые взяли во внимание самые разные стороны жизни. Политика, социальная структура, неравенство, проблемы семьи, трудовая деятельность, религиозные взгляды - вот далеко не полный перечень того, чему посвящен многостраничный труд.

Итак, по мнению авторов исследования, россияне все же в большей степени европейцы, нежели евразийцы, как любят их именовать сторонники "особого пути" нашей страны. Хотя Россия занимает в рейтингах неоднозначное положение, как правило, она не выпадает по большинству параметров из данных по большинству европейских стран. А по некоторым позициям даже обгоняет группу "молодых демократий" Восточной Европы, к которой ее отнесли исследователи.

Начнем с главного - социально-статусной структуры общества. В советское время наемными работниками были практически все россияне, а зарплата для них оставалась главным, если не единственным источником дохода. С тех пор мало что изменилось - по сей день доля наемных работников в России самая высокая среди европейских стран. Только 4% опрошенных имеют основной доход от частного бизнеса. Доходы же 94% граждан состоят из зарплаты и социальных пособий. "У них" бизнесменов больше, а наемных рабочих, соответственно, меньше. Однако все зависит от страны: из блока стран Восточной Европы больше всего граждан имеют доход от частной деятельности в Эстонии (4,8%), больше всего - в Польше (15,5%). В Западной Европе лидер - Испания (15,8%), аутсайдер - Португалия (2,7%). Правда, в последней более "увесистыми" источниками дохода являются пенсии и социальные пособия.

Развитию частного предпринимательства в России мешают два фактора, считает руководитель Центра изучения социальных и культурных изменений Института философии РАН Людмила Беляева. Первый - препоны малому бизнесу со стороны властей, высокий уровень коррупции и фактическая невозможность открыть свое дело. Второй - нежелание нашего народа брать ответственность за себя и свою семью. Надежда на строгого, но справедливого царя-батюшку, который в беде не оставит, традиционна для нашего патерналистского государства. Очевидно, что пока она остается господствующей в сравнении с идеологией протестантского Запада, где каждый сам за себя и кузнец своего счастья.

Однако по профессиональному составу наше общество может дать фору иному европейскому. Свыше 30% работающих россиян можно отнести к профессионалам высокой и средней квалификации. В этом Россия опережает бывшие социалистические и некоторые западные страны, например, Испанию, Кипр и Португалию. Однако значительно отстает от развитых государств, например, Швейцарии или Дании (свыше 40%). Это говорит о том, что Россия находится на индустриальном этапе развития, считает Л. Беляева. Меньше, чем в Европе, у нас занятость в сфере обслуживания, которая относится к постиндустриальному сектору экономики. Это означает, что на пути к развитому обществу нам необходимо решить проблему изменения профессиональной структуры населения.

По уровню образования в группе стран Восточной Европы нас опережают Эстония и Словакия, зато "западные" Кипр, Испания и Португалия находятся на ступеньку ниже. Отличительной чертой России является крайне низкое число людей, имеющих естественно-научное (1,7%) и медицинское (4,4%) образование, что, в свою очередь, объясняется отсутствием финансирования данных секторов деятельности. Для сравнения, в Западной Европе быть ученым или медиком не только престижно, но и высокооплачиваемо. Поэтому, например, в Великобритании "естественники" составляют 11,9%, медики - 9,7%. Это опять-таки говорит о том, что наше общество находится на индустриальной стадии развития. В постиндустриальном обществе (Северная и Западная Европа) особое внимание уделяется развитию науки, медицины, образования и сферы услуг.

Про отношение россиян и европейцев к политике рассказала директор ESS в России Анна Андреенкова. По ее словам, 41% наших граждан интересуются политикой, что является средним показателем. В Северной и Западной Европе этот показатель выше, в Турции, Португалии и Греции - ниже. Интересно, что на втором месте по степени этого интереса находится... Украина с ее политическими баталиями, далеко опережая остальные восточноевропейские государства. На первом месте - благополучная Дания, где, казалось бы, все проблемы давно решены. Впрочем, прямой зависимости между благополучием страны и политической активностью ее граждан нет. Так, Швейцария - одна из старейших демократий мира - находится на последнем месте по степени участия граждан в политике и управлении.

Что касается форм этого участия, то демонстрации наиболее популярны во Франции и Испании - традиции, как говорится, обязывают. В Северной Европе люди подписывают петиции и бойкотируют те или иные товары и услуги. Восточная Европа и Португалия демонстрируют низкий процент участия во всех этих "деяниях" - видимо, люди считают, что все это бесполезно и не верят в реальные изменения. В общем, над демократией нам еще работать и работать, подытожила А. Андреенкова.

Особый интерес вызвал "семейно-брачный" подраздел исследования. По результатам анализа, Россия оказалась единственной в Европе страной, где более половины опрошенных не имеют супругов или партнеров. Как рассказал доцент кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Александр Синельников, среди женщин репродуктивного возраста (15 - 49 лет) на совместную жизнь с мужчинами приходится чуть меньше половины - 17,4 года. Аналогичные показатели лишь в Великобритании, в других странах Европы в браке (официальном или нет) живут свыше 60% граждан. В большинстве стран женщины проводят в браке или сожительстве больше времени, чем в России. Это снижает и без того крайне низкий уровень рождаемости.

И дело не в том, что люди никогда не имели партнера (первичное безбрачие) - таковых у нас не более 3-5%. Как правило, картина стандартная - в официальный брак люди вступают достаточно рано (23 - 25 лет), срок добрачного сожительства довольно короток. Затем быстро разводятся (реже - вдовеют) и после уже не связывают себя новыми отношениями. В других европейских странах либо реже разводятся (Испания, Польша и т.д., где сильны католические традиции), либо чаще заключают повторные браки (Северная Европа). Причины, по мнению А.Синельникова, в завышенных ожиданиях, которые россияне (особенно, россиянки) предъявляют к потенциальному партнеру. Многие считают, что лучше остаться одиноким, чем жить с кем попало.

Немало крови людям портит и жилищный вопрос - многие и после развода живут с бывшими супругами, фактически ставя крест на других отношениях. "Изучая брачные объявления, я обратил внимание на то, что женщины часто пишут - "живущих с бывшими супругами просьба не беспокоиться", - отмечает А.Синельников. Видимо, они считают, что такому "жениху" нужна не жена, а квартира. Те же, у кого квартира есть, в женах, увы, не нуждаются...

При этом общественное мнение разводы осуждает - более половины россиян оценивают их резко негативно. Но от разрушения семьи их это не удерживает. Для сравнения: в Польше доля тех, кто пережил развод, вдвое ниже, чем у нас, а доля одобряющих его - вдвое больше.

Чуть лучше, чем к разводу, россияне относятся к добрачному сожительству и рождению детей вне брака.

И напоследок еще один интересный факт: лишь 3% россиян одобряют добровольный отказ от рождения детей, в Западной Европе - 27%. Однако, по другим данным, рождаемость у нас гораздо ниже западноевропейской. Получается, думаем одно, а делаем другое?

По информации POINT.Ru

01.04.2008