С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Денис Тукмаков

ПОЛЯРНАЯ НОЧЬ СУДНОГО ДНЯ

На прошлой неделе мировые агентства обошла новость об открытии на Шпицбергене уникального "Свальбардского глобального хранилища семян" (Svalbard Global Seed Vault) - 120-метровой штольни, вырубленной в вечной мерзлоте в недрах горы из песчаника и снабженной передовой системой охраны как от попыток взлома злоумышленниками, так и от таяния ледников или попадания ядерной бомбы. Хранилище, способное вместить 4,5 миллиона образцов семян со всего света, заполнено уже на треть стараниями престижнейших мировых сельскохозяйственных корпораций и фондов, включая российских участников проекта.

Распиаренное во влиятельных СМИ по всей планете и получившее неофициальное название "Хранилище Судного дня", оно преподносится едва ли не как вершина международной кооперации перед лицом глобальных рисков, с которыми должно столкнуться человечество в обозримом будущем: фантазии репортеров, как правило, ограничиваются ужастиками вроде столкновения с астероидом, потепления климата или ядерного апокалипсиса. В более взвешенных комментариях миссией проекта называют сохранение разнообразия сортов растительных культур на случай утраты тех или иных видов растений другими генетическими банками. Утверждается, что из 1400 подобных банков по всему миру именно Свальбардское хранилище - в силу своей надежности, уникального расположения и сотрудничества с ведущими экспертными институтами в области сельского хозяйства - будет держать марку лидера и надежно сохранит семена двадцати одной наиболее важной с/х культуры мира.

Между тем, еще с начала своего строительства в июне 2006 года это "чудо инженерной мысли" обрело множество критиков, которые видят в данном проекте лишь очередной пример лицемерия и алчности монстров глобального агробизнеса, а также - ни много ни мало - угрозу национальной безопасности многих государств мира в преддверии планетарного голода.

Первый вопрос, который возникает здесь, - кто является организатором проекта и фактическим хозяином Свальбардского хранилища? Некоторые, в том числе российские, комментаторы невинно говорят о ничтожной сумме в "восемь миллионов долларов", которую затратило на проект норвежское правительство. Другие оговариваются о частной доле финансирования проекта и осторожно упоминают Фонд Билла и Мелинды Гейтс (B&MGF), крупнейшую благотворительную организацию на планете, пожертвовавшую на Хранилище "всего каких-то 750 тысяч долларов". Третьи, как, например, "Нью-Йорк Таймс", говорят уже о десятках миллионов долларов частных инвестиций из Великобритании, Австралии, Германии и США. Наконец, антиглобалистские круги, такие как "Центр исследования глобализации", открыто называют организаторами проекта частные фонды и транснациональные корпорации, и прежде всего - "Monsanto", "Syngenta" и "Pioneer Hi-Bred International" (крупнейшие производители генетически модифицированных семян и химикатов), а также Фонд Рокфеллера и "Консультативную группу по международным сельскохозяйственным исследованиям" (CGIAR) - неправительственное международное ученое сообщество, созданное Фондом Рокфеллера и Всемирным Банком и контролирующее большинство частных банков семян по всему миру. Управляться Хранилище также будет не единолично норвежским правительством, а совместно с "Глобальным трестом разнообразия с/х культур" (GCDT), "генетически" восходящим к CGIAR и Фонду Рокфеллера.

Ирония заключается в том, что "сохранять многообразие семенного фонда планеты" на Шпицбергене взялись те самые транснациональные компании, фонды и частные исследовательские структуры, которые повинны в катастрофическом обеднении этого самого фонда в XX веке. Любые, даже самые ангажированные комментаторы в один голос признают, что нивелирование сортов важнейших сельхозкультур в условиях неравноправного сотрудничества мелких фермеров и крупных с/х корпораций явилось самым страшным последствием "Зеленой Революции" 1940-70-х гг., превратившей мировое сельское хозяйство в транснациональный агробизнес. Выгоднее производить и продавать два-три унифицированных сорта "суперпшеницы" или яблок, чем возиться с сотнями сортов, обеспечивающими, между прочим, высокое генетическое разнообразие вида и, следовательно, - большую степень устойчивости культуры перед теми или иными катастрофами. Все начиналось как борьба с голодом в Мексике и Индии, а вылилось в ситуацию, когда фермерские хозяйства по всей планете оказались на грани либо исчезновения, либо почти полной зависимости от нескольких компаний-монополистов - поставщиков "уникальных" семян, удобрений, пестицидов и с/х техники.

Не секретом являются и результаты последних экспериментов в области генной инженерии. Настоящей бомбой явились, например, опыты с т. н. "технологией терминатора" (совокупность методов по ограничению использования генно-модифицированных растений), благодаря которой подобные растения не дают второе поколение семян (вообще или в случае недостатка определенных химикатов). Широкомасштабное введение подобной технологии (экспериментально уже достижимой) означает тотальный контроль не только фермеров, но и вообще всего сельского хозяйства Земли от поставщиков семян и химикатов - то есть от всё того же десятка ТНК. Генная инженерия творит чудеса, и никто не может сказать точно, какие именно семена станут создаваться в корпоративных лабораториях в ближайшем будущем. Может быть, им не будет страшен сорокаградусный мороз, а может быть, они будут приводить к бесплодию среди определенных групп людей: По сути, это и есть подлинная власть над миром, которая куда эффективней контроля над энергоресурсами или над СМИ.

Но, может быть, создавая Свальбардское хранилище, монстры злаков и гении семян решили, наконец, исправить прошлые ошибки и сохранить хотя бы то, что уцелело после их варварского бизнеса? Куда там. Международная неправительственная организация "GRAIN", выступающая с антиглобалистских позиций, уже подвергла проект уничтожающей критике, возмущенная порядком управления и организации Хранилища.

Прежде всего, "GRAIN" утверждает, что никакие хранилища семян, которых, напомним, в мире существует почти полторы тысячи, так и не смогли хоть как-то справиться с оскудением сортового многообразия с/х культур. Более того, консервационная стратегия дарит ложное чувство безопасности, которое множество раз оборачивалось уничтожением ценнейших образцов прямо в хранилищах в результате тех или иных катаклизмов - и не только в развивающихся странах. Свальбардское хранилище также не может дать никаких особых гарантий на будущее.

Принцип функционирования Хранилища фундаментально несправедлив. Фермеры и с/х хозяйства, чей труд, по сути, и создал семенной фонд планеты, будут лишены возможности воспользоваться Хранилищем, если только они не ассоциированы в ТНК и спонсируемые ими исследовательские центры. Более того, по правилам Хранилища, образцы семян не могут дублироваться, и доступ к ним могут иметь лишь их конкретные поставщики, а поскольку основным поставщиком образцов на Шпицберген является CGIAR, то именно она оказывается эксклюзивным распорядителем доступа к Хранилищу. И если, к примеру, какая-то из стран задумает продублировать свой банк семян в Свальбарде, она не сможет сделать этого и вообще не сможет воспользоваться Хранилищем, даже если CGIAR собирала хранимые образцы в этой самой стране.

Иными словами, Свальбардское хранилище - это вовсе не "спасение человечества", но частный "сейф" десятка ТНК, доступа к которому нет ни у рядовых с/х хозяйств, ни у национальных правительств.

На сакраментальный вопрос "Что же делать нам?" есть, однако, вполне конкретные ответы. Не вбухивать деньги в доказавшие свою неэффективность всевозможные хранилища и бункеры, но всячески диверсифицировать собственное сельское хозяйство, поддерживая в первую очередь мелкие и средние с/х производства. А главное - ради собственной продовольственной безопасности противостоять попыткам интегрироваться в глобализованный сельскохозяйственный рынок на шатких правах "равноправных партнеров транснациональных корпораций".

По информации газеты "Завтра"

02.03.2007