С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Юрий Рубцов

ЗАЧЕМ ПРИЕЗЖАЛ В РОССИЮ РОБЕРТ ГЕЙТС?

Визит Роберта Гейтса в Россию 22 марта - последний для него в качестве министра обороны США. Через непродолжительное время глава Пентагона, доставшийся Б. Обаме в наследство от Дж. Буша-младшего, покинет свой пост. Однако было бы ошибочно считать его "хромой уткой". Так с чем всё-таки Р. Гейтс приезжал в Россию?

Линию поведения шефа Пентагона можно было бы предсказать по аналогии с прошлогодней встречей министров обороны двух стран в Вашингтоне. Тогда, в сентябре 2010 г., Анатолий Сердюков удостоился от американцев немалых комплиментов. Их квинтэссенцией стала статья в газете "The New York Times", в которой Гейтс и Сердюков были представлены как военные реформаторы, объявившие войну "дорогостоящим и неэффективным бюрократическим системам своих стран, чем вызвали недовольство в аппаратах своих же министерств". "Впрочем, - признавала газета, - в сравнении с амбициями Сердюкова программа Гейтса меркнет". В бочонок журналистской лести по адресу Сердюкова: "таким образом, армию (российскую. - Ю.Р.) пытаются превратить из громоздкого реликта времен холодной войны в нечто более подвижное", свой черпачок добавил и Р. Гейтс, отметивший, что военные ведомства РФ и США в ходе реформы вооруженных сил сталкиваются с похожими проблемами. "Я внимательно наблюдаю за реформаторскими усилиями, предпринимаемыми министром Сердюковым в России. И меня впечатляет то, что масштаб и глубина некоторых из проводимых им реформ совпадают с тем, что я пытаюсь делать здесь, в США", - заявил тогда Гейтс. "Я желаю ему успеха", - резюмировал глава Пентагона.

Если вооруженные силы вероятного противника под маркой реформы подвергаются масштабному сокращению и перманентной структурной ломке, отчего же не пожелать "реформатору" успеха? А подтверждения того, что США продолжают смотреть на Россию именно как на противника, поступают чуть ли не еженедельно. Не далее как 11 марта директор национальной разведки Джеймс Клаппер, выступая в сенатском комитете по вооружённым силам, высказал уверенность, что Китай и Россия являются самой большой угрозой для Соединённых Штатов. Сенаторы попытались уточнить: может, на самом деле речь идет об Иране и Северной Корее с их ракетами? Нет, стоял на своем Клаппер. "Русские, - буквально заявил он, - обладают потенциалом, представляющим для нас смертельную угрозу". Хотя и оговорился: он не думает, что "обе эти страны имеют сегодня намерение напасть на нас". И это, заметим, говорит профессионал-разведчик, а не политик-болтун.

О действительном отношении в американских верхах к нашей стране красноречиво говорит и факт недавней поддержки госдепартаментом США территориальных претензий Японии к России.

Это, однако, не помешало министру обороны США перед началом прошедших 22 марта российско-американских переговоров в интервью "Интерфаксу" назвать нынешние двусторонние отношения "тесными и партнерскими" (?). Вопиющих противоречий между словами о партнерстве с Москвой и антироссийской риторикой Вашингтон умудряется не замечать. Избранная им "модель прагматичного партнерства" позволяет действовать исключительно в своих интересах, одновременно создавая иллюзию относительно общности этих самых интересов с Россией.

Напомним, что тогда, в Вашингтоне, министры обороны США и России договорились о создании двусторонней рабочей группы, которая призвана заниматься вопросами, связанными с военной реформой и обеспечением прозрачности военной политики США и РФ. В заявлении министров был очерчен конкретный их перечень: "реформа и трансформация вооруженных сил, приоритетные вопросы оборонной политики и нацбезопасности, прозрачность и укрепление доверия ради улучшения взаимопонимания, региональная и глобальная безопасность, новые вызовы и угрозы, сотрудничество в сферах взаимного интереса".

За обтекаемыми формулировками встает, однако, суровая действительность. Обращает на себя внимание, например, удивительное совпадение: встречи Р. Гейтса с политическими и военными руководителями РФ словно синхронизированы с акциями Вашингтона против государств-"изгоев". В ходе сентябрьской (2010) встречи с А. Сердюковым Р. Гейтс "выразил удовлетворенность" в связи с сотрудничеством России в выработке санкций против Ирана. На сей раз он прибыл в Москву в разгар ливийских событий. Не полностью удовлетворившись фактическим согласием Москвы на санкции против Ливии, он зовет Россию к непосредственному участию ее вооруженных сил в международных коалициях. Отказ РФ как постоянного члена Совета Безопасности ООН применить право вето на бомбардировки ливийской территории для главы Пентагона недостаточен. "Я призываю вас и ваше руководство подумать, в какой форме российские военные могли бы действовать в рамках международных коалиций", - заявил Р. Гейтс, выступая перед слушателями Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова в Санкт-Петербурге. Можно не сомневаться, что то же самое он говорил и на переговорах с А. Сердюковым, и на встрече с Д. Медведевым.

Вот вам, пожалуй, главная цель, во имя которой Гейтс пересёк океан. В условиях, когда бомбардировки Ливии уже по сути раскололи НАТО, Вашингтон желает пристегнуть Россию к интервенции против Ливии, поссорив нашу страну с арабским миром. А заодно - обрушить позиции РФ в сфере ВТС (по подсчетам экспертов, Россия недосчитается 4,5 млрд. долларов от срыва оружейных поставок Триполи - а это почти половина всего российского экспорта вооружения и военной техники в 2010 г.).

Высокий гость назвал "ложью" утверждения ливийского лидера о жертвах среди мирного населения в результате ударов сил международной коалиции и изволил попенять хозяевам по поводу того, что в России звучат заявления о ситуации в Ливии, не соответствующие действительности.

В какую графу из перечня вопросов, сформулированных в прошлом сентябре в Вашингтоне и отнесенных к компетенции российско-американской рабочей группы во главе с министрами обороны, отнести это стремление заокеанского гостя вовлечь Россию в ливийские дела? К приоритетным вопросам оборонной политики и нацбезопасности? К укреплению доверия? К региональной и глобальной безопасности?

Р. Гейтс в ходе своего визита не скрывал своего большого удовлетворения от того, что Москва по ряду направлений действует заодно с Вашингтоном. Хотя, на наш взгляд, при этом нередко действует не в своих интересах. Глава Пентагона назвал "очень важным" сотрудничество с Россией по резолюциям Совбеза ООН в отношении Северной Кореи и Ирана, в противодействии терроризму и борьбе с распространением наркотиков. И это говорит человек, представляющий армию, после введения которой на территорию Афганистана наркотрафик в Европу, в том числе через Россию, вырос многократно.

Завидный оптимизм продемонстрировал и министр обороны РФ Анатолий Сердюков. По его словам, встреча с Гейтсом - "подтверждение позитивного развития отношений в военной области".

Откуда это "позитивное развитие", если учесть, что стороны обсуждали ситуацию вокруг Ливии и Афганистана, реализацию нового договора по СНВ, а также вопросы, связанные с созданием ПРО в Европе?

К "позитивному развитию" военных отношений в связи с Афганистаном, вероятно, надо отнести все более настойчивые попытки Вашингтона не мытьем, так катаньем вовлечь туда Россию. И во многом это удается. Разве не факт "прогресса", когда по соглашению о транзите войск и военных грузов через территорию России Пентагон в течение полутора лет осуществил 1050 транзитных рейсов в Афганистан, одних военнослужащих перевезено 112 тысяч. Правда, прогресс мог быть еще большим, ведь общее количество полетов американских воздушных судов может достигать 4500 в год в одну сторону. Это - как бы одолжение российской стороне. Но и Москва не осталась в долгу: ведь все полтора года соглашение действовало без ратификации, и лишь 25 февраля с.г. Госдума смело решилась на этот акт.

На переговорах Гейтса и Сердюкова обсуждалась также тема ПРО. "Сегодня мы обменялись взглядами на возможные пути решения проблемы ПРО, - цитирует ИТАР-ТАСС слова российского министра. - Есть общее понимание того, что сотрудничество лучше, чем конфронтация. Дискуссии будут продолжены на экспертном уровне в специализированной рабочей группе". Вот и весь результат переговоров: сотрудничество лучше, чем конфронтация. А еще, если кто не знает, Волга впадает в Каспийское море.

Да иного и напрасно было ждать: последний Лиссабонский саммит НАТО показал, что никаких реальных предложений по проблематике ПРО со стороны Запада нет и обсуждать, вообще-то, нечего. Не стоит забывать и о той решимости, с какой американские сенаторы отстаивали независимую позицию относительно НПРО при ратификации СНВ-3, дав обязывающие рекомендации администрации Б. Обамы.

Итак, что после визита министра обороны США имеем в сухом остатке - кроме комплиментов, которыми он обменялся с А.Сердюковым?

По информации - Фонд стратегической культуры

24.03.2011