С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Леонид Савин

ИГРЫ, ВОЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ЭКОНОМИКА США

Из истории российской государственности известно, что Петр Великий в юношестве любил устраивать потешные игры, которые имитировали настоящее сражение. В ХХ столетии советские пионеры играли в "Зарницу", отрабатывая первые навыки боя. Однако все это относится к области реальных действий в реальном времени. А какова роль различных игрушек в военном деле? Если вернуться во времена гонки вооружений, нам на ум придут не только муляжи стрелкового оружия, но и "продвинутые" игрушки вроде танков на дистанционном управлении. Сейчас этим уже никого не удивишь, однако, учитывая тесную взаимосвязь экономики, военного дела, науки и техники, можно предположить, что такие игрушки в странах Западной Европы и США в 70-е гг. были напрямую связаны с разработкой беспилотных летательных аппаратов, ныне активно применяемых Пентагоном, и других технических средств ведения войны.

В Америке современные электронные игрушки служат испытанию новейших военных технологий. Как указывает специалист по хедж-фондам Энди Кестлер в недавней статье, вышедшей в "Уолл стрит джорнэл", США тем самым убивают сразу двух зайцев - получают от граждан косвенные дотации на разработку новых систем вооружений и испытывают эти смертоносные системы на эффективность. "Первые компьютеры применялись во время Второй мировой войны для того, чтобы рассчитывать артиллерийские залпы и расшифровывать коды. Спутниковая система GPS была профинансирована Конгрессом США не по причине потребности в навигации, а для того, чтобы она служила в качестве системы опознавания детонации ядерных взрывов. Микроволновые печи, лазерные диски и многое другое первоначально были созданы с помощью правительственных программ США и лишь потом вошли в нашу жизнь в качестве технических и развлекательных средств", - пишет автор.

Э. Кестлер приводит конкретные примеры такой взаимосвязи. За последние два месяца 2010 г. в США было продано пять миллионов игровых приставок Kinect, которые используют алгоритмы, способные распознавать лица, жесты и отвечать на голосовые команды, при этом игрокам не нужно использовать кнопки или джойстик. Такие же алгоритмы разрабатывались для пилотов F-16, чтобы корректировать направление огня.

Аналогично игры-симуляторы, которые сейчас доступны широким массам, одно время применялись исключительно в военных целях. Например, после конкурса "Game After Ambush!" для виртуальных тренингов в армии США была выбрана игра "Virtual Battlespace 2" (VBS2, есть также версия VBS2-Lite), которая взята за основу стандарта игры, применяемой на персональных компьютерах в качестве обучающей. Одна из версий этой игры поступила в широкую продажу, а через некоторое время стала доступной и в Интернете.

Подобные виртуальные учения "сделают реальный бой чем-то вроде дежавю", - говорил еще в 90-х гг. эксперт Пентагона по специальным операциям Крейг Чайлдресс, отмечая важность виртуального моделирования и симулирования различных ситуаций. Текущим примером может послужить взаимодействие военных США с Институтом креативных технологий Университета Южной Калифорнии, направленное на разработку специальной компьютерной игры UrbanSim, которая, по мнению ученых и военных, сможет улучшить тренировку бойцов и подготовить их к проведению спецопераций в реальном времени и боевой обстановке. Данная игра создается под руководством Центра симуляции и тренинговых технологий, входящего в командование по исследованию развития и инжиниринга армии США. Этот командный центр в свою очередь ведет с десяток проектов от медицинских исследований до боевых роботов и асимметричной войны. Что касается самой игры UrbanSim, то, как сказал в одном из интервью Эндрю Гордон из Института креативных технологий, курирующий этот проект, "игра поможет армии США лучше тренироваться искусству боевого командования. UrbanSim создает симуляцию городской среды, в которой проходит политическое, экономическое и клановое соперничество. Игрок выступает в роли командира батальона, управляющего действиями подразделений". Одним из инновационных элементов игры является компонент, в который включен боевой опыт командиров из Ирака и Афганистана. По словам Гордона, в игру включены все концепции, которые обычно проходят на тренингах в военных школах, но данная программа позволит студентам на практике ощутить эти концепции в современной операционной среде.

Обратная связь с потребителями, которые в большинстве случаев не подозревают, что они просто используются военно-промышленным комплексом для финансирования новых перспективных проектов, существует не только в сфере компьютерных технологий. Например, автоматический пылесос Roomba, проданный согласно заявлению фирмы-изготовителя iRobot в количестве не менее пяти миллионов, помог снизить стоимость роботов для разминирования, сделанных по заказу армии США. Аналогичные "вливания" США получают и от продажи нового программного обеспечения, iPad и прочих коммуникационных развлекательных технологий, оставаясь лидером в этой сфере и привлекая новые научные кадры из-за рубежа.

К примеру, Национальный центр телездоровья и технологии США, входящий в сеть оборонных центров превосходства (Defence centres for excellence), разработал специальное приложение iBreathe для снятия стрессов, концентрации сознания и нормализации дыхания. Идея создания подобного приложения зародилась на основе наблюдений в области физиологии и поведения человека в стрессовых ситуациях; по мнению специалистов, данная программа поможет бойцам быстрее регулировать до нормативных показателей свое физическо-психологическое состояние. Приложение было успешно испытано и должно появиться в свободном доступе в январе 2011 г. Оно будет иметь подробную видеоинструкцию с примерами, что облегчит его применение бойцами. Кроме того, как было заявлено разработчиками этого приложения, оно будет усовершенствовано для применения на базе тактической мобильной платформы "Андроид", разработанной оборонной компанией Raytheon совместно с Googles (Raytheon Android Tactical System). Последняя предназначена для военнослужащих американской армии, непосредственно выполняющих боевые задачи. Цель системы - оперативно передавать бойцам контент, в том числе и видеоизображения. Сейчас разрабатывается приложение по сбору разведданных и их анализу.

Параллельно ведутся работы и над изменением антропологических характеристик. И если для войск специального назначения имеет значение хорошая физическая форма, то мысли о создании универсального солдата никогда не покидали умы проницательных военных специалистов. Ранее работа велась по двум направлениям. Первое - это повышение сопротивляемости организма к внешней среде и критическим условиям, что было возможно либо с помощью различных стимуляторов временного действия (как психологических, так и физических), либо изменения структуры тела (протезирование, медицинские эксперименты с тканью мышц и костей). Второе направление - непосредственное воздействие на сознание человека. В XX веке неоднократно осуществлялись попытки создания дисциплинированных солдат-зомби, способных целенаправленно выполнять поставленную задачу.

Концепция применения мысли для перемещения предметов, именуемая телекинезом, ранее была достоянием научной фантастики. Современные исследования, в основном в области медицины (так как подобные нужды испытывают, прежде всего, люди с ограниченными возможностями), показали, что подобная практика вполне возможна. Включение автоматизированных устройств, перемещение инвалидного кресла и т.п. в ближайшем будущем без применения физической силы станут вполне реальными и доступными для многих. Результаты подобных исследований собирает и анализирует проект BrainGateT. Эта двойная технология в перспективе, по мнению американских экспертов, сослужит хорошую службу для Пентагона. С одной стороны, она облегчит жизнедеятельность тех военных, которые получили ранения и увечья, а с другой - может применяться на поле боя. Уже не нужно будет управлять боевыми роботами с помощью удаленных систем, сидя у монитора. Как считают военные специалисты США, небольшие автоматизированные устройства, напичканные различными видами вооружений, будут управляться непосредственно мыслью оператора. Конечно, при этом, предположительно, сам оператор должен будет имплантировать себе определенные устройства, что сделает из него киборга, но не к этому ли ведет трансформация современного общества, в том числе сообщества военных?

Фундаментальное исследование проблемы применения человеческого мозга, точнее его потенциальных возможностей, проводил Джонатан Морено. В своей работе "Mind wars: brain research and national defense" он исследует глубокую взаимосвязь ультрасовременной науки, исследующей мозг, американских оборонных агентств и энергозависимого геополитического пейзажа, где новые виды вооружений должны преодолеть пределы классических форм войск и оружия. Данная книга являлась одним из первых фундаментальных исследований, посвященных военным технологиям и нейрофизиологии. Морено показал, как военные ведомства пытаются применить нервную систему человека в качестве мощного оружия против вражеских солдат, опираясь на достижения нейрофармакологии и специальные устройства, служащие интерфейсом между человеческим сознанием и машинами. В книге описаны довольно интересные проекты вроде того, например, как обезьяны с помощью своего сознания приводили в действие автоматизированное оружие или разработки технологии чтения мыслей на расстоянии, препаратов "антисна", направленных на увеличение рабочих характеристик солдат, и многие другие от трансформации эмоциональных реакций в насилие до перспективных технологий, призванных открыть двери в эру нейрооружия, например разработка специальных вирусов, поражающих мозг человека.

Россия сталкивается с двумя фундаментальными проблемами, вызванными появлением подобных технологий. Во-первых, учитывая общий упадок науки и образования, вряд ли можно говорить о наличии каких-то российских разработок, конкурентоспособных по отношению к подобным американским разработкам. Во-вторых, Россия, как и другие страны, приобретая подобные программы, товары и услуги, косвенно субсидирует военную мощь США с их планами глобального доминирования. А в рамках "перезагрузки" отношений с Америкой, когда обещания передачи различных передовых технологий даются Москве в обмен на определенные политические уступки с её стороны, подобная зависимость может напрямую угрожать национальной безопасности России.