С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Юрий Рубцов

СНВ-3: СКАНДАЛ В ВАШИНГТОНЕ

Сообщения из Вашингтона свидетельствуют о лихорадочных попытках администрации США добиться до конца ноября ратификации Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), подписанного президентами России и США 8 апреля 2010 г. в Праге. После поражения демократов на промежуточных выборах 2 ноября здесь возникли проблемы. Звучат прямые обращения Барака Обамы и членов его команды к общественности, увещевания обитателей Капитолийского холма, проводится обработка отдельных влиятельных законодателей-республиканцев, таких как сенатор от Аризоны Джон Кайл или старейший член Комитета по иностранным делам Сената Ричард Лугар.

Чтобы получить необходимые для ратификации голоса сенаторов, сомневающихся в эффективности мер Обамы по модернизации ядерного арсенала США, Белый дом объявил, что готов пересмотреть план развития национального ядерного комплекса на 20 лет, увеличив расходы на $4,1 млрд. и доведя их до астрономической суммы в $180 млрд.

СНВ-3 - едва ли единственное достижение администрации Обамы в плане "перезагрузки" отношений с Россией. И если ратификации не удастся добиться в ходе начавшейся 15 ноября сессии "хромых уток", когда заседает еще старый состав законодателей, то в новом году, при другом соотношении сил между демократами и республиканцами, решить эту задачу будет намного сложнее.

Вице-президент США Джо Байден, убеждая сенаторов проголосовать "правильно", заявил, что без ратификации договора СНВ-3 США не смогут отслеживать состояние российского ядерного арсенала. "Новый договор СНВ составляет фундаментальную часть наших отношений с Россией", - заявил Байден, а эти отношения "жизненно важны", подчеркнул он, "для обеспечения наших [американских. - Ю.Р.] войск в Афганистане, а также для действенности санкций против иранского правительства".

Стало известно и разъяснение, которое дал Комитет по иностранным делам Сената США, готовя резолюцию по ратификации. Американская сторона считает, что действие Договора распространяется и на боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) в том случае, если они будут созданы. В отличие от США, Россия активно развивала БЖРК, они находились в составе РВСН со второй половины 80-х годов и до 2006 года, когда были уничтожены в соответствии с требованиями СНВ-2 (1993 г.). "Разъяснение" сенатского комитета блокирует возможность для России возобновить строительство БЖРК.

В том же "разъяснении" Комитет по иностранным делам Сената США заявил, что готовящийся к ратификации Договор СНВ-3 ни в чём не ограничивает деятельность Пентагона по развертыванию ПРО, а неядерные системы вооружений вообще не подпадают под ограничения. Заявление скандальное - оно ставит Россию перед фактом расширенного толкования Договора в одностороннем порядке и подлога, на который идут США. Москве предлагается согласиться на ратификацию не аутентичных текстов.

В ответ на это Комитет по международным делам Государственной Думы временно отозвал свою рекомендацию Госдуме ратифицировать СНВ-3. Глава комитета Константин Косачёв заявил, что вопрос необходимо рассмотреть заново, с привлечением военных экспертов. Абсолютно естественный шаг, но что означают в этом контексте указанный Косачёвым срок нового рассмотрения вопроса - до двух недель и его оговорка о том, что "никоим образом" не надо подвергать сомнению готовность российской стороны "высказаться в пользу ратификации"? К чему эти оговорки, когда факт подлога, за которым видно стремление Вашингтона добиться контроля над российским ядерным потенциалом любой ценой, сам по себе делает проблематичной синхронизацию работы сторон по вступлению в силу Договора СНВ-3?

Российские специалисты неоднократно разъясняли, что СНВ-3 не несёт "судьбоносного" характера, который ему пытается придать администрация США. Обращалось внимание и на ненужность спешки в этом вопросе: до 31 декабря 2012 г. продолжает действовать подписанный в 2002 г. Договор о стратегических наступательных потенциалах (СНП).

Сегодня уже видно, что к "перезагрузочной" риторике Белый дом прибегает тогда, когда добивается от России уступок. Ряд уступок американской стороне сделан: Россия отказалась от поставок Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300, проголосовала за санкции против Тегерана, заключила договор о поставке 50 самолетов Boeing-737 на 3,7 млрд. долл. И если, имея до выборов 2 ноября достаточно возможностей для ратификации, Вашингтон тянул до последнего, это означает только одно: от России хотят ещё больше уступок.

Особый аспект - взаимосвязь СНВ и ПРО. В свое время при разработке проекта договора СНВ-3 по настоянию российской стороны эта взаимосвязь была отражена в преамбуле документа. Шла речь о подготовке специального соглашения, в котором были бы детально прописаны меры, позволяющие сбалансировать развитие систем наступательного и оборонительного оружия во избежание получения одной из сторон решающих преимуществ.

И что?

Некоторые американские сенаторы, опасавшиеся, что за их спиной администрация Обамы подготовит такой договор с Россией, который ограничит возможности ПРО США в обмен на договор по СНВ, получили развеявший их опасения ответ от госсекретаря США Хиллари Клинтон и главы Пентагона Роберта Гейтса: те заверили сенаторов в специальном обращении, что договор с Россией по СНВ не помешает Соединённым Штатам в "развертывании эффективнейшей противоракетной обороны". А официальный представитель госдепа Филипп Кроули добавил, что США "не собираются заключать договор с Россией по противоракетной обороне".

То, что никаких переговоров по ПРО не ведётся, подтвердил и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Итак, вопрос о взаимосвязи СНВ и ПРО отодвинут в сторону, а неприглядный политический спектакль в Вашингтоне, затеянный ради того, чтобы добиться от России односторонних уступок в сфере обороны и безопасности, продолжается полным ходом.

По информации - Фонд стратегической культуры

19.11.2010