С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Виктор Ковалёв

О СБЛИЖЕНИИ РОССИИ С НАТО. ЦЕНА ВОПРОСА

19 - 20 ноября в Лиссабоне состоится саммит НАТО, на котором будет принята новая стратегическая концепция Альянса, закрепляющая переход данного военно-политического союза от выполнения оборонительных функций в региональном масштабе к решению глобальных задач в интересах "ядра" современной капиталистической мир-системы. На деле это будет означать институционализацию победы Запада в третьей мировой (холодной) войне - победы, проявившейся уже в отказе от Ялтинско-Потсдамской системы и создании функционального "заменителя" ООН (по крайней мере, её Совета Безопасности).

Заметим попутно, что как только Россия согласилась на участие в Лиссабонском саммите, НАТО тут же "подлила ложку дегтя в бочку меда" - запланировала на следующем саммите "разбор полетов" по отношению к России в связи с ее участием в событиях 08.08.08 с привлечением к "разбору" Саакашвили.

Втягивая Россию (страну "полуперифирии") в союз с НАТО в качестве младшего партнера и подключая к этому Европу, Америка опять, как и при переговорах по новому ДСНВ, "загнала" основные элементы системы принятия политических решений в своеобразный "оперативный цугцванг", обеспечивающий процесс (управляемый извне) встречного движения России и НАТО.

Цель организации такого "встречного движения" не скрывается. Включение России в "глобальную сеть безопасности", заявил З. Бжезинский, должно ослабить ее "имперские амбиции".

Говорят, за одного битого двух небитых дают - но только в том случае, если битый понимает, почему и как был бит, делает из поражений правильные выводы и использует их для разработки будущих "побеждающих стратегий". В свое время потерпевшая поражение в Первой мировой войне Германия, как писал К. Поланьи в "Великой трансформации", "оказалась способной понять скрытые механизмы мироустройства XIX века и использовать своё знание для того, чтобы разрушить это устройство. Некое зловещее интеллектуальное превосходство Германии было выработано ее государственными деятелями в 1930-е годы". У России с "интеллектуальным превосходством" что-то не получается.

Сближение с НАТО в наши дни - не просто политическое решение, это ещё и цивилизационный выбор. Двигаясь в направлении НАТО, необходимо осознать, готовы ли мы (не только очень тонкая "вестернизированная" прослойка, но и большинство политически активного населения) "слиться" с теми, кто веками вел с нами войны, кто и сегодня ведет против нас "холодную войну" в новейшем варианте - на основе стратегии "непрямых действий", с использованием технологий "управляемого хаоса".

Как объяснить декларации о сближении с НАТО в условиях, когда 2 ноября 2010 г. госдеп США поддержал территориальные претензии Японии к России, а Европарламент ещё в 2005 г. принял резолюцию, в которой назвал Курилы "оккупированной территорией" и призвал Россию вернуть их Японии?

Если же российская сторона рассматривает в качестве базовой внешнеполитической стратегии "модель прагматичного партнерства", основанную не на общих ценностях, а на общих интересах, то хорошо было бы определить, в чём заключается общность данных интересов.

Создаваемый сегодня на руинах разрушенного Западом "ялтинско-потсдамского мира" новый миропорядок несёт с собой обострение негативных мировых процессов под влиянием определённых циклических тенденций ("кондратьевских циклов"). Еще сам Н.Д. Кондратьев указывал на то, что "длинные волны" тесно связаны с поворотными политическими событиями, каковыми, как правило, являются крупные войны и геополитические сдвиги. При этом переход от "повышательной" волны к "понижательной" даёт высокую вероятность возникновения серьезных войн или же крупных региональных военных конфликтов. Уже сейчас ситуация на Дальнем Востоке похожа на ту, что складывалась в Европе накануне Первой мировой войны.

Из результатов работ по проблеме "исследования будущего", проводимых в Российской Академии Наук (ИПМ им. М. Келдыша, МГУ и др.), следует:

- во-первых, выход из глобального кризиса 2008-2010 гг., скорее всего, не приведет к стабильному росту, и уже в 2012-2013 гг. весьма вероятен новый мировой экономический кризис;

- во-вторых, период 2014-2020 гг. будет насыщен социальными и военно-политическими конфликтами.

То есть после окончательного разрушения Ялтинско-Потсдамской политической системы сущностью нового мирового порядка станет состояние "глобальной турбулентности". Мир-система находится, говоря языком синэргетики, в "перемешивающем слое". Здесь теоретически возможны разные пути построения глобального мира, в том числе не обязательно ведущие к "миру Америки". Ясно, что идёт процесс глобальной трансформации мира, но не ясно - в каком направлении.

То ли это движение к позднекапиталистическому миру, в котором хозяйничает "транснациональное сообщество", то ли наступает посткапиталистический мир, где 20% населения планеты живет в сегрегированном сегменте и материальном благополучии, а 80% - в хаосе и бедности.

По сути, мы живём в эпоху системного кризиса и исторического упадка капитализма, обострённого эффектом "восставшей Азии". Для России главная задача - не рухнуть в "чёрную дыру истории" вместе с капитализмом. Однако именно туда подталкивает Россию Запад - ему не нужны сильные конкуренты в посткапиталистическом мире, ему нужно "окончательное решение русского вопроса".

Данные положения целесообразно рассматривать как ограничивающие условия при формировании модели "прагматического партнерства с НАТО".

Так что же предлагает Альянс России?

В статье руководителя Военной миссии связи НАТО в России генерал-майора венгерской армии Ласло Макка "Доктрина Синатры" - выбор НАТО и выбор России", опубликованной в газете "Независимое военное обозрение" 29 октября 2010 г., содержится призыв к руководству России совместно оценивать угрозы безопасности. Мысль хорошая: в истории немало примеров, когда перед лицом общего врага заключались самые невероятные союзы и создавались самые фантастические с точки зрения здравого смысла блоки. Блок "СССР - США - Англия" для борьбы с Германией - тому самый яркий недавний пример.

Какие же совместные угрозы безопасности предлагается парировать стратегическому союзу Россия - НАТО? Если "отфильтровать" туман слов, основной замысел предлагаемого "партнерства" проявляется очень чётко:

1. Вовлечь Россию в противостояние с миром ислама.

2. Нейтрализовать Россию при намечающемся силовом решении "иранского вопроса" - ликвидации Ирана как субъекта мировой политики и регионального лидера.

3. Использовать Россию в качестве "топлива" в "топку" замедляющего ход "локомотива" НАТО путём втягивания нашей страны в афганскую авантюру.

4. Вбить клин в наметившийся ранее стратегический диалог с Китаем, замкнуть "кольцо окружения Китая".

Здесь уместен вопрос: "А НАМ ЭТО НАДО?"

Зачем России быть "предпольем" НАТО в случае вооруженного конфликта в Азии? Не лучше ли "с противоположного берега наблюдать за пожаром", как рекомендует девятая стратагема сражений при равенстве сил? Не лучше ли занять позицию "умной обезьяны" и, "сидя на вершине горы, наблюдать за схваткой двух тигров" в ожидании, чем закончится битва США и Китая на валютном и промышленном фронтах?

Если этого не сделать, для России может повториться ситуация со "странной войной" 1939 г., когда после нападения на Польшу Англия и Франция объявили войну Германии, да так "защитили" эту страну, что та была оккупирована в считанные недели:

Анализируя политику Запада в целом и Альянса в частности, слабо веришь в то, что в случае крупного конфликта России и, например, Китая, солдаты европейских армий прибудут нам на помощь в Сибирскую тайгу или Забайкальские степи.

Позиция российских "агентов перемен" по данной проблеме сводится к следующему:

1. Россия должна сделать цивилизационный выбор в пользу Западного мира, сохранить нынешнюю (разваливающуюся) мир-систему, пусть даже оставаясь полупериферийной страной (за это нам, может быть, помогут с модернизацией экономики).

2. НАТО - это "входной билет" в Западный мир.

3. Стратегический союз с НАТО - первый шаг к будущему вступлению в Альянс, обеспечивающий право покупки "входного билета" на Запад (в Евросоюз и т.д.).

Сторонники данной схемы постоянно замалчивают цену вопроса.

Поэтому мы схематично покажем, сколько может стоить "входной билет" в НАТО.

"Цена вопроса" складывается из потерь, обусловленных следующими факторами:

1. Принципом консенсуса при принятии решений в НАТО.

2. Необходимостью урегулирования всех территориальных споров.

3. Необходимостью перехода на стандарты НАТО.

4. Ограничением возможностей проведения самостоятельной политики в военно-политической сфере, в том числе в сфере военно-технического сотрудничества.

5. Развалом основ политики России по недопущению в НАТО стран из бывшего СССР.

6. Необходимостью внесения взносов в бюджет НАТО, которые перераспределяются на цели, не всегда совпадающие с интересами России.

7. Вынужденной приверженностью химере "атлантической солидарности" и, как следствие, вступлением в "энергетическое НАТО", что влечет за собой отказ от инициатив России по созданию "газового ОПЕК".

Остановимся подробнее на первых двух факторах.

Для урегулирования территориальных споров России придётся:

1. Вернуть Японии так называемые "северные территории" (четыре острова Курильской гряды). И это как минимум. В своё время Конгресс США принял бессрочную резолюцию с требованием пересмотра Сан-Францисского мирного договора и союзных документов по Японии. В той же резолюции правительству США было "рекомендовано считать незаконно отторгнутыми японскими территориями" не только все (!) Курилы, но и Южный Сахалин. Данная резолюция действует до сих пор. Достаточно вспомнить недавнюю поддержку Конгрессом США протестов Японии по поводу посещения Президентом России Курильских островов.

2. России придется уступить в "арктическом споре" с Данией и Канадой и, в частности, "отдать" хребет Ломоносова. И это опять же как минимум. Не исключено, что России придется полностью сдать свои позиции в Арктике и согласиться с Евросоюзом, который пытается интернационализировать Арктику так же, как и Антарктиду. Уже объявлено, что "северное измерение" НАТО простирается до полюса.

3. Не исключено, что России будут выставлены территориальные претензии, которые официально не оформлены, но существуют де факто.

Во-первых, Эстония требовала вернуть ей Печерский, а Латвия - Посталовский районы Псковской области.

Во-вторых, Россия до сих пор не может согласовать с Украиной статус Керченского пролива и Азовского моря.

В-третьих, не решены проблемы черноморской границы с Грузией. Необходимо разделить территориальные воды, экономическую зону и шельф. Делимитация сухопутной границы затруднена наличием новых региональных политических субъектов (Абхазии и Южной Осетии).

В-четвёртых, прикаспийские государства требуют раздела Каспия и, главное, его шельфа, часть которого хотят получить Казахстан, Туркмения и Азербайджан.

Кроме территориальных претензий России придется иметь дело с особенностями принятия решений в НАТО по принципу консенсуса, когда согласиться на вступление в Альянс должны все его члены. И здесь неизбежно столкновение с "новой Европой" в лице Польши и стран Прибалтики, которые уже делегировали себе посреднические функции между Россией и Западом, понимая их как функции оценки и надзора!

"Новая европейская государственность" выбрала себе в качестве поведенческой стратегии агрессивный национализм, который всё более выказывает себя формой прямого "европейского фашизма" (см. недавний скандал с министром иностранных дел Латвии, ксенофобскую позицию которого фактически поддержал парламент). Эти государства продолжают требовать от России покаяния и выплаты контрибуции за "оккупацию"! Материальные претензии к России имеют в настоящее время 8 государств (большинство из них - члены НАТО) на общую сумму, превышающую весь Стабилизационный фонд России!

Таким образом, дорого заплатив за "входной билет", Россия вряд ли что-нибудь получит от вступления в НАТО (или от сближения с Альянсом). Бессмысленны, к примеру, надежды на то, что это поможет в модернизации российской экономики. Достаточно посмотреть на Грецию, которую принудительно деиндустриализовали, вынудили ликвидировать судостроительную промышленность и "посадили на евроиглу".

Таким образом, даже первый схематичный анализ проблемы показывает, что по критерию "стоимость - эффективность" России нет смысла сближаться с НАТО. Оптимальной поведенческой стратегией России в ближней и среднесрочной перспективе представляется политика активного нейтралитета, опирающаяся на механизм стратегического сдерживания и подкрепляемая фактором силы.

Не вступление в НАТО, а мобилизация сил, составляющих оборонный потенциал страны, может обеспечить невовлечение России в будущий мировой военный конфликт.

России для того, чтобы в соответствии со стратагемой №9 "наблюдать за пожаром с противоположного берега", надо помнить об уроках истории и иметь соответствующий военный потенциал, включая потенциал Стратегических ядерных сил. А кроме того - не дать Западу воспользоваться стратагемой №20: "пожертвовать сливой (Россией. - В.К), чтобы спасти персиковое дерево (западную цивилизацию. - В.К.)".

По информации - Фонд стратегической культуры

15.11.2010