С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Евгений Иванов

ПОЧЕМУ В США НЕТ ПРОРОССИЙСКОГО ЛОББИ И НУЖНО ЛИ ОНО РОССИИ?

Из всех стран, отношения с которыми имеют особое значение для США, Россия является, пожалуй, единственной, которая систематически не лоббирует свои интересы в Вашингтоне. Это, разумеется, не означает, что американские пиар-агенства и лоббистские фирмы никогда не видели "российских" денег. Отнюдь. Российские компании со значительным присутствием на американском рынке (Газпром, ЛУКойл, Северсталь) постоянно используют профессиональных лоббистов для защиты своих корпоративных интересов. Иногда успехи лоббистов впечатляют. Так, например, компании APCO Worldwide, нанятой в свое время ЮКОСом, вопреки очевидным фактам удалось убедить весь западный мир в том, что ЮКОС являлся "самой открытой и прозрачной компанией России." А чуть позже кудесники из APCO ухитрились возвести осужденного за неуплату налогов Михаила Ходорковского в ранг политического великомученика. Когда владелец "Базового элемента" Олег Деpипаска испытал проблемы с получением американской визы, он нанял адвокатскую компанию, в которой работал бывший лидер сенатского большинства в Конгрессе США Боб Доул (Bob Dole). Вопрос был быстро улажен, что, по слухам, обошлось Деpипаске всего лишь в 560 тысяч долларов.

Так что, когда говорят, что в Америке нет российского (пророссийского) лобби, имеется в виду другое: в США отсутствуют организованные группы русскоговорящих американцев, которые оказывали бы России политическую поддержку, отстаивали ее интересы в Вашингтоне и систематически работали над улучшением российско-американских отношений.

Однако предпосылки к созданию такого лобби имеются. По некоторым оценкам, число иммигрантов из бывшего Советского Союза, живущих в США, составляет от 3 до 6 миллионов (включая тех, кто находится в США нелегально); из них порядка 30% живут в штате Нью-Йорк. Другими штатами со значительным "русским" присутствием являются Калифорния, Нью-Джерси, Иллинойс, Пенсильвания и Массачусетс. B своей массе русскоговорящие американцы довольно-таки хорошо обеспечены, что, без сомнения, объясняется их высоким образовательным уровнем: по подсчетам, чуть ли не 80% русскоговорящих иммигрантов имеют высшее образование.

В Нью-Йорке, где уже около миллиона человек якобы говорят на русском (четвертом самoм популярнoм в США языке после английского, испанского и китайского), русскоговорящие избиратели постепенно начинают становиться силой, с которой вынуждены считаться местные политики. Недавно был даже принят закон, согласно которому все избирательные документы должны теперь переводиться с английского на русский в дополнение к испанскому, китайскому и корейскому.

Нью-Йорк также является "вотчиной" Алика Брука-Красного, первого выходца из бывшего Советского Союза, избранного в Ассамблею штата. Считается, что Брук-Красный является самым "высокопоставленным" русскоговорящим политиком США. Однако Нью-Йорк - это, скорее, исключение из правил, поскольку нигде больше влияние русскоговорящих избирателей не достигло критической массы, заставляющей политиков относиться к ним серьезно. Не будет преувеличением сказать, что еще ни один из политиков национального уровня не проиграл выборы из-за того, что не поддерживал дружественные отношения с Россией.

Впрочем, выборами дело не ограничивается. В отсутствие пророссийского лобби никто в США не боится, например, подписать какое-нибудь бессмысленное антироссийское воззвание, проголосовать за антироссийскую резолюцию в Конгрессе или публично оскорбить Россию или её руководство. А уж что о России говорится и пишется в американских средствах массовой информации - это вообще отдельный разговор. Может ли кто себе представить американского политика или мало-мальски вменяемого журналиста, который позволил бы себе не то что оскорбительное - недружелюбное - высказывание по поводу Израиля?

Одной из причин неспособности русской диаспоры в США создать функциональное лобби является почти подсознательное отвращение многих русскоговорящих американцев к политике, в чем они сильно напоминают своих родственников и друзей на родине. Хотя культурные и религиозные организации, объединяющие иммигрантов из бывшего Советского Союза, довольно многочисленны, они четко избегают деятельности, характеризующей "настоящие" лобби. Например, одно из наиболее влиятельных объединений такого рода, Американская ассоциация русского языка, культуры и образования, определяет свою деятельность как "содействие американской русскоговорящей общине в вопросах культуры, образования, искусства, спорта и молодежи." Как видим, ни слова о политике.

Исключение составляет, пожалуй, только Конгресс русских американцев (КРА), организация, основанная в 1973 г. "гражданами и легальными резидентами США российского происхождения, разделяющими некоммунистические взгляды и ...православные религиозные ценности" (как следует из материалов КРА, размещенных в Интернете). Одну из своих задач КРА определяет как борьбу "...с русофобией и восстановление дружественных отношений между США и Россией."

В начале 80-х годов КРА развернул активную борьбу против пресловутой резолюции Конгресса США о "порабощенных нациях." Принятая в разгар холодной войны (в 1959 г.), резолюция призывала к солидарности с народами стран, в которых правили "коммунистические и другие недeмократические режимы." КРА критиковал резолюцию за использование таких выражений, как "Русский коммунизм" и "Коммунистическая Россия", аргументируя свою позицию тем, что российский народ был такой же жертвой коммунизма, как и другие "порабощенные нации." Однако попытки КРА изменить текст резолюции не увенчались успехом, прежде всего благодаря координированным усилиям более мощных и лучше финансируемых балтийских и восточноевропейских лобби.

КРА добился определенного успеха на другом направлении: ему удалось поспособствовать принятию резолюции Конгресса, объявившей 7 ноября 1988 г. "Днем памяти жертв коммунизма." В этой резолюции выражается солидарность со всеми "порабощенными" народами СССР, включая и русских.

Несмотря на то, что КРА имеет свой офис в Вашингтоне, он не считает себя "лоббистской организацией", а определяет свою задачу как "выражение взглядов русско-американской общины." И действительно, какую бы роль ни видел КРА для себя в будущем, в настоящий момент у него нет ни организационных, ни финансовых ресурсов для выполнения функций полноценного пророссийского лобби.

Политическая пассивность русскоговорящих американцев - не единственная причина отсутствия пророссийского лобби. Думается, что гораздо большим препятствием на пути к его созданию является идеологическая разнородность pусской диаспоры. Без малого столетие еврейской эмиграции из России и Советского Союза в США привело к тому, что порядка 70% тех, кого в Америке по откровенной безграмотности называют русскими, являются этническими евреями. Так что представители этой общины, по-видимому, разделяют "некоммунистические взгляды" членов КРА, но вряд ли их "православные религиозные ценности".

Практически никакой серьезной работы не было проведено по систематическому изучению национальной структуры и политических взглядов русскоговорящей общины в США. Однако несколько вещей считаются общепринятыми. Так, например, известно, что иммигранты из СССР, прибывшие в Америку в 70-х и 80-х, в большинстве своем имели статус политических беженцев и как таковые придерживались ярко выраженных антикоммунистических и антисоветских взглядов. Некоторые члены этой общины, подросши и оперившись, превратились в профессиональных критиков России и ее политического устройства. Например, Леон Арон (Leon Aron), работающий в American Enterprise Institute.

Крушение СССР существенно изменило взгляды многих русскоговорящих американцев на свою родину. Некоторые из них превратились в адвокатов более прагматичного подхода к России. Так, бывший москвич Дмитрий Саймс (президент The Nixon Center и издатель журнала The National Interest) считается лидером т.н. "реалистической школы" в российско-американских отношениях, призывающей Вашингтон и Москву акцентировать внимание на поиске точек соприкосновения, а не поводов к конфронтации. Бывший советский диссидент, а ныне президент Американского университета в Москве Эдуард Лозанский посвятил многие годы организации т.н. Русских Форумов (World Russian Forum) в Вашингтоне.

В отличие от политических беженцев 70-х и 80-х, русскоговорящие иммигранты 90-х и 2000-х годов обосновались в Америке в основном по "экономическим" соображениям, получив работу в американских компаниях и университетах. Многие из них сохранили российское гражданство и активный интерес к происходящему в России. Очень часто они поддерживают тесные контакты с представителями российского бизнеса, что делает их естественными сторонниками развития нормальных экономических отношений между США и РФ. Есть основания надеяться, что в будущем эти люди способны оказать общественную поддержку пророссийскому лобби.

Руководство России совершает ошибку, полагая, что существенное улучшение российско-американского диалога произойдет или само по себе, или исключительно как продукт президентских саммитов между Медведевым и Обамой. Судьба такой занозы в российско-американских отношениях, как пресловутая поправка Джексона - Вэника, будет решаться не в Белом Доме, а на Капитолийском Холме. То же самое произойдет и с такими важными для России соглашениями, как новый договор по СНВ и т.н. 123 Agreement по ядерной энергетике. Именно там, в стенах Конгресса, этнические лобби оказывают наибольший эффект на процесс принятия политических решений (более подробно по этой теме смотрите предыдущую статью автора). Россия же без своего лобби не имеет практически никаких рычагов влияния в Конгрессе США.

Своим ожиданием того, что администрация Обамы возьмется выполнять работу несуществующего пророссийского лобби, Москва показывает, что она не знает правил игры в Вашингтоне. Результаты окажутся соответcтвующими.

Больше 100 стран мира, больших и малых, лоббируют свои интересы в США. Может быть, и России вступить в этот "клуб"?

Евгений Иванов (США)

По информации - Фонд стратегической культуры

13.02.2010