С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Евгений Иванов

ДОБРОГО ВАМ ЗДОРОВЬЯ, ИЛИ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПОДАРОК ПРЕЗИДЕНТА ОБАМА

Если бы президента Обаму спросили, какой из всех подарков, полученных им на Рождество, оказался для него самым дорогим, он бы, безусловно, сказал: "Принятие законопроекта о реформе здравоохранения".

В роли доброго Санта Клауса, преподнесшего Обаме столь желанный подарок, выступил Сенат Конгресса США, который накануне Рождества в обстановке глубокой политической драмы одобрил эту наиболее приоритетную внутриполитическую инициативу президента.

Еще пару недель назад такой исход событий казался совсем не очевидным. В начале ноября с перевесом всего лишь в 5 голосов из 435 вариант законопроекта о реформе здравоохранения (под официальным названием "H.R. 3590, the Patiеnt Protection and Affordable Care Act") приняла Палата Представителей Конгресса США, а затем Сенат приступил к обсуждению своей, сенатской, версии. В отличие от Палаты, где все решения принимаются простым большинством голосов, в Сенате один-единственный сенатор из 100 может заблокировать рассмотрение любого законопроекта на процедурной основе (т.н. filibuster). Чтобы разблокировать filibuster и поставить законопроект на голосование, необходимо квалифицированное большинство в 60 голосов, после чего для одобрения самого законопроекта достаточно уже простого большинства в 51 голос.

Теоретически 60 голосов в Сенате у президента Обамы были: 58 демократов и два "независимых" сенатора, которые обычно голосуют с демократами. Однако собрать все голоса вместе оказалось совсем не простым делом: угрозы filibuster шли не только от 40 республиканцев, но и от "своих" сенаторов, недовольных тем или иным положением законопроекта. Лидер демократического большинства в Сенате Харри Рид (Harry Reid) напоминал человека, пытающегося собрать головоломку из 60 фрагментов, но то один, то другой кусочек выпадал из общей картинки...

Прорыв наступил в ночь на 21 декабря, когда Риду удалось, наконец, найти компромиссный вариант законопроекта, за который согласилась проголосовать вся его рать. А через три дня состоялось голосование и по сути вопроса. До смерти уставшие и мечтавшие только о том, как бы побыстрей добраться домой, сенаторы вынесли свой окончательный приговор: 60 за, 39 против.

Прежде чем обсуждать, почему реформа системы здравоохранения вызвала такое ожесточенное противостояние в Конгрессе США, давайте посмотрим, как эта система устроена и от каких недугов страдает она сама.

США являются единственной из развитых стран мира, которая не имеет гарантированной для всех граждан системы здравоохранения. И тем не менее в Америке любят говорить, что американская медицина - "лучшая в мире". Действительно, на финансирование исследований в области медицины здесь не скупятся. Во всех ведущих американских госпиталях функционируют центры, где новейшие научные открытия без промедления внедряются в медицинскую практику, после чего опробованные методики берутся на вооружение докторами по всей стране. Высокое качество медицинского обслуживания в США отрицать нельзя.

Однако у американской системы здравоохранения есть одна фундаментальная проблема - она запредельно дорога. Визит к врачу с обычной простудой обойдется вам в 150 долларов. Родить ребенка встанет в 8-9 тысяч. Ну, а уж если вы действительно заболели... Операция по удалению аппендицита стоит примерно 20 тысяч, "обычная" операция на сердце - 30-50 тысяч (операция на открытом сердце - больше 120). И это только за саму операцию: за каждый день пребывания в госпитале до и после операции вам нужно будет выложить 5-6 тысяч.

Понятно, что ни один нормальный человек не способен платить такие деньги. Поэтому для покрытия расходов по медицинским услугам существует система медицинского страхования (health insurance), предоставляемая специальными страховыми компаниями. Вы покупаете страховку, платите ежемесячно какую-то сумму, а затем уж ваша страховая компания оплачивает ваши расходы.

Традиционно основное бремя оплаты медицинского страхования несут на себе работодатели: любая уважающая себя компания считает своей обязанностью предоставить своим сотрудникам приличную медицинскую страховку, а ее качество часто является одним из факторов, определяющих выбор работы. Порядка 80% американцев, имеющих медицинскую страховкy, получают ee через свою работу. Остальным ее предоставляет государство, используя различные программы. Наиболее популярными из них являются Medicare и Medicaid, обслуживающиe пенсионеров и бедных.

Однако под тяжестью роста цен на медицинские услуги начинает прогибаться и существующая система медицинского страхования. И немудрено: за последние 10 лет средняя цена страхования одного работника выросла более чем в два раза. Одна за другой американские компании перестают предоставлять своим сотрудникам медицинские страховки. А есть еще и безработные, число которых резко возросло в связи с экономическим кризисом.

Посильную лепту в усугубление ситуации внесли и страховые компании, изобретающие свои методы "борьбы с ростом цен". Они начали отказываться страховать людей с хроническими или серьезными заболеваниями ("pre-existing conditions"), такими как, например, диабет или высокое давление. Участились случаи, когда страховые компании прерывали дальнейшее страхование людей, заболевших серьезной болезнью, например раком.

В результате около 54 миллионов американцев (т.е. примерно каждый шестой житель Америки) вообще не имеют никакой медицинской страховки и, следовательно, никакого систематического доступа к медицинскому обслуживанию. Социальные и экономические последствия такой ситуации трагичны: по мнению специалистов, недоступность медицинской помощи вызывает по меньшей мере 45 тысяч смертей в год, а неоплаченные медицинские счета ежегодно становятся причиной около миллиона банкротств.

Создалась парадоксальная ситуация: самая богатая страна в мире тратит на здравоохранение около 17% своего ВВП (порядка 2,3 биллиона долларов в год), а результаты плачевны. Детская смертность в США - самая высокая среди развитых стран. Продолжительность жизни находится где-то на 50-м месте в мире (на Кубе и то дольше живут). Конечно, можно ублажать себя разговорами, что американская медицина - "лучшая в мире". Однако Всемирная Организация Здравоохранения поставила ее в одном из своих рейтингов только на 37-е место (позади Коста-Рики и Колумбии).

Осознание того, что с системой здравоохранения нужно что-то делать, пустило корни в общественном сознании США. Хоть и с опозданием, это дошло даже до американских политиков. Не случайно все основные кандидаты в президенты на выборах 2008 г. предлагали тот или иной вариант реформы системы здравоохранения.

В 1993 г. попытку такой реформы предпринял Билл Клинтон, но он совершил ошибку, оказавшуюся фатальной: сосредоточив всю работу над реформой в Белом Доме (под мудрым руководством своей жены Хиллари), он полностью проигнорировал Конгресс. Считающие себя пупом земли законодатели ему этого не простили: когда Клинтон внес на рассмотрение Конгресса законопроект реформы, его просто размазали по стенкам.

Обама, разумеется, не собирался повторять ошибок своего предшественника и, дав демократам в Конгрессе лишь самые общие указания, демонстративно отстранился от технической стороны вопроса. Задним числом кажется, что это тоже была ошибка: каждый член Конгресса имеет свою, особую, точку зрения на то, какой должна быть реформа (причем часто сформулированную за конгрессменов лоббистами страховых компаний). В результате деятельность Конгресса по разработке конкретного законопроектa быстро приобрела элементы восточного базара.

Главным камнем преткновения между сторонниками и противниками реформы оказалась предложенная Обамой государственная страховая программа (public option), нацеленная на помощь мелкому бизнесу. По мнению президента, такая государственная программа, не ставящая перед собой цели получения прибыли и поэтому более дешевая, внесла бы на рынок медицинского страхования необходимый элемент конкуренции, вынуждая и частные страховые компании снижать свои цены.

Однако в Америке принципов рыночного капитализма придерживаются только до тех пор, пока они не затрагивают чьих-то интересов. Страховые компании не без основания восприняли public option как угрозу своей монополии и предприняли ответные меры. В течение лета под лозунгом "Не дадим Обаме национализировать систему здравоохранения!" была организована серия шумных публичных протестов, исправно освещавшихся в консервативных СМИ. Президента обвинили в попытке создания нечто среднего между гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом, а его самого регулярно называли "социалистом", "коммунистом", "нацистом" и "фашистом". Противники Обамы даже и не скрывали, что их истинная цель была нанести президенту политическое поражение ("устроить ему Ватерлоo", как выразился один сенатор-республиканец).

В начале осени, почувствовав, что он теряет контроль над ситуацией, Обама обратился к Конгрессу со специальным посланием, призывая его интенсифицировать работу над законопроектом. Параллельно Белый Дом включился в обработку колеблющихся законодателей-демократов. Такая активность привела к желаемому результату: Палата Представителей приняла версию законопроекта, включающую в том числе и public option. Однако выкрутить руки некоторым "принципиальным" сенаторам не удалось, и из конечной версии сенатского законопроекта public option была исключена.

Помимо public option, две версии законопроекта отличаются и по ряду других важных параметров, например по их суммарной стоимости, а также по способам финансирования. По закону для принятия единой версии законопроекта будет создана (скорее всего, в начале января 2010 г.) специальная согласительная комиссия. Безусловно, и Белый Дом, и лидеры демократического большинства в Конгрессе сделают все возможное, чтобы найти компромиссы по всем вопросам. Однако мало кто сомневается, что в угоду Сенату public option придется пожертвовать.

И все же у президента Обамы есть все основания торжествовать: многое из того, что он обещал, будучи еще кандидатом в президенты, войдет в окончательный вариант реформы. Медицинские страховки впервые получат более 30 миллионов американцев (тем не менее, оставляя незастрахованными порядка 20 миллионов), причем половине из них за это заплатит государство. Страховым компаниям запретят отказывать в услугах людям с хроническими заболеваниями (pre-existing conditions) и снимать со страховки заболевших людей. И хотя Обама, судя по всему, не получит дорогой его сердцу public option, реформа предполагает создание специальной "страховой ярмарки" (insurance exchange), где мелкие предприятия будут способны покупать страховки для своих служащих по рыночным, а не монопольным ценам.

И уж, конечно, всем очевидно, что принятие реформы здравоохранения будет означать серьезную политическую победу самого президента, победу, которая мобилизует Демократическую партию в преддверии парламентских выборов в ноябре следующего года.

СМИ сообщили, что, сидя в Белом Доме 24-го декабря, Обама с нетерпением ждал результата голосования в Сенате, а, получив приятные новости, тут же укатил с семьей на Гавайи на празднование Рождества. Интересно, а какие подарки подарали Обаме его жена и дочки? Да и нужны ли ему были другие подарки?..

По информации "Фонд стратегической культуры"

29.12.2009