С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Роман Томберг

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА ОБАМЫ: ПОСЛЕДСТВИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

19 марта 2009 года в обращении к нации 44-й президент США Барак Обама сделал важное заявление об энергетической политике своей администрации: "Перед нами стоит выбор. Мы можем, как и прежде, оставаться ведущим в мире импортером нефти, а можем инвестировать в возобновляемые источники энергии, чтобы в будущем стать их основным экспортером. Мы может продолжать закрывать глаза на проблемы, связанные с глобальным изменением климата, а может попытаться остановить этот процесс. Мы можем спокойно смотреть на то, как за рубежом создаются рабочие места, а можем создавать их здесь в Америке. И это станет основой для будущего процветания".

Ранее, 13 февраля, обе палаты Конгресса США одобрили план по выходу из кризиса, подготовленный администрацией Б. Обамы и получивший название "Акт восстановления и реинвестиций США 2009 года". В программе общей стоимостью 787 млрд. долларов большое внимание уделено энергетике. На развитие и переориентацию этой отрасли из антикризисного бюджета планируется выделить 61, 3 млрд. долларов.

В настоящее время США - абсолютный лидер по потреблению углеводородов: свыше 2,3 млрд. тонн нефти в год, или четверть мировой добычи "черного золота". Это самый высокий показатель в мире. Вторую позицию занимает Китай (1,7 млрд. тонн), а на третьем месте - Россия (646 млн. тонн). Основные поставщики нефти в Соединенные Штаты - страны Персидского залива (Саудовская Аравия, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Катар) и Венесуэла. В энергетическом балансе страны доля нефти составляет 40%, природного газа - 23%, угля - 22%, атомная энергетика - 8%, а сектор альтернативной энергии занимают всего около 7%.

Среди возобновляемых источников наибольшее распространение в США имеет биотопливо, на долю которого в 2007 году пришлось 53% выработки альтернативной энергии. Далее следует гидроэнергетика - 36%; на геотермальные источники и энергию ветра приходится по 5%, на солнечную энергию - 2%.

Барак Обама - давний сторонник "экологически чистой энергетики". О развитии альтернативных источников энергии на национальном уровне он говорил ещё будучи сенатором штата Иллинойс, а потом уже в статусе кандидата в президенты США. В основе энергетической части его антикризисной стратегии лежат два взаимосвязанных принципа. Во-первых, Америка должна решительно сокращать зависимость от импортируемых углеводородов. А во-вторых, компенсировать понижающееся потребление нефти за счет повышения доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе страны.

Принятая программа, осуществление которой поручено недавно назначенному на пост главы Министерства энергетики США (Department of Energy) нобелевскому лауреату Стивену Чу, включает в себя следующие мероприятия: строительство новых энергосистем в целях решения вопроса с доставкой энергии в городские и индустриальные центры (на это будет потрачено 11 млрд. долларов), внедрение программы энергосбережения (6,3 млрд. долларов), разработка новых энергосберегающих технологий (2 млрд. долларов), а также проведение тренингов и семинаров для разъяснительной работы среди американских граждан (600 млн. долларов). Кроме того, активно обсуждается возможность законодательного ограничения выбросов углекислого газа и введения сертификатов на СО2, как это практикуется в Европе.

Программа во многом отталкивается от реально сложившихся условий: США ведь по-прежнему пребывают в состоянии глубокой экономической рецессии. Реализация плана Обамы и развитие "экологичных" технологий предполагает оживление на рынке труда. Хорошие перспективы в автомобильной индустрии, поскольку подразумевается широкое распространение автомобилей с гибридным двигателем. Множество рабочих мест планируется создать при возведения объектов энергетической инфраструктуры: современных угольных электростанций и электроэнергетических сетей.

Общий объем инвестиций в альтернативную энергетику должен составить 150 млрд. долларов в течение десяти лет. Таким образом, по замыслу к 2012 году доля энергии, получаемой из возобновляемых источников, должна достичь 10%, а к 2025 году - 25%.

Правда, скептики утверждают, что новая энергетическая стратегия несвоевременна и нерациональна. Кризис является не самым удачным време-нем для модернизации энергетического сектора. В условиях уменьшения спроса на энергию, относительно низких цен на углеводороды, невозврата кредитов и отсутствия прорывных инновационных технологий стремиться к увеличению альтернативной энергетики, говорят скептики, нецелесообразно. Производство энергии из возобновляемых источников - капиталоемкий процесс. К тому же, большинство источников альтернативной энергии удалены географически, издержки на доставку такой энергии к потребителю слишком велики. Если при прежних высоких ценах на нефть альтернативная энергетика понемногу выходила на уровень коммерческой рентабельности, то при нынешней рыночной ситуации подобный способ производства электроэнергии перестает быть оправданным с финансовой точки зрения.

Эксперты полагают, что в ближайшее время мир не ощутит изменений, которые повлечет за собой принятие новой энергетической программы в США. В связи с планируемым понижением импорта Соединенных Штатов, резкого спада стоимости углеводородов (цены на газ в мировой энергетике привязаны к ценам на нефть) не ожидается. И на это есть несколько причин. Во-первых, план Обамы долгосрочный, рассчитанный более чем на десятилетие. В процессе его реализации наверняка возникнут непредвиденные сложности, которые могут привести к изменениям в самом сценарии. Во-вторых, сокращение потребления нефти будет идти постепенно, значительные изменения в энергетической структуре такой большой страны не могут произойти в одночасье. В-третьих, если США снижают потребление и импорт углеводородов, то лидеры развивающегося мира, наоборот, быстрыми темпами наращивают эти показатели.

Что касается влияния новой американской энергостратегии на Россию, то здесь следует учитывать, что она ориентируется не на американский, а европейский рынок. В странах Западной Европы сектор возобновляемых источников в целом более развит, чем в США, что, однако, никак не влияет на потребность в российском газе. Тем более строительство ВСТО дает России возможность выйти на рынки тех государств, которые только увеличивают потребление нефти, в первую очередь это КНР и Республика Корея.

Другое дело, что последствия новой энергетической стратегии США в глобальном итоге всё же больше на руку картелю покупателей, нежели продавцов. Снижение нефтяных аппетитов Соединённых Штатов позволит другим крупным потребителям нефти вести себя более разборчиво при покупке данного товара. К примеру, требовать более низкую цену. Так, вопрос ценообразования на нефть и, особенно, природный газ, можно назвать одним из наиболее проблемных в экономических отношениях России и Китая на современном этапе. Похоже, что сейчас ситуацию может усугубить и американский энергетический фактор.

__________________

Роман ТОМБЕРГ - аспирант Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН.

По информации "Фонд стратегической культуры"

04.06.2009