С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Ирина Лебедева

ROLLBACK

Уже не один российский политик сравнил травму, нанесенную России августовскими событиями на Кавказе, с американской трагедией 11 сентября 2001 года. Такое сравнение можно оспорить только в том смысле, что с момента активизации усилий международной и внутренней антанты по развалу СССР мы пережили уже не одно "11 сентября". Кажется, и о последнем потихоньку начали забывать.

После Беслана В. Путин говорил: "Мы имеем дело не с отдельными акциями устрашения, не с обособленными вылазками террористов. Мы имеем дело с прямой интервенцией международного террора против России. С тотальной, жестокой, полномасштабной войной, которая вновь и вновь уносит жизни наших соотечественников. Весь мировой опыт показывает, что такие войны, к сожалению, быстро не заканчиваются. В этих условиях мы просто не можем, не должны жить так же беспечно, как раньше".

Говорил тогда российский президент и о главном уроке, который страна должна вынести из бесланской трагедии - о необходимости мобилизации нации перед общей опасностью. О том, что сокрушить и уничтожить террористов (кто бы их ни направлял!) можно лишь там, где им противостоит не одна лишь мощь государства, а еще и организованное, сплоченное гражданское общество.

В. Путин знал, о чем говорил. Однако о принятии "Патриотического акта", подобно тому, который был принят в Соединенных Штатах Америки после 11 сентября и мобилизовал американское общество на борьбу с организаторами и пособниками международного террора, в России, похоже, не задумываются. Наоборот, "международная общественность" в лице политиков второго плана ("евроатлантистов") - выступила единым фронтом против страны, на которую напали. Мобилизации нации на борьбу с пособниками террористов тоже не произошло: позиция Запада нашла беспрецедентную (скандальную!) поддержку в российских "свободных средствах массовой информации", а конфликт интересов прозападной элиты России с чаяниями подавляющего большинства ее граждан сделал обреченной попытку реально ввести в действие силы гражданского общества.

Почему действительной мобилизации нации на борьбу с тем, что В. Путин назвал "прямой интервенцией международного террора против России", не произошло? Основных причин две. Во-первых, народ пока лишь смутно чувствует, что его подвергают смертельной опасности, что предупреждение о прямой интервенции международного террора и полномасштабной войне - не фигура речи второго российского президента. Во-вторых, выиграть в этой тотальной, жестокой войне может лишь народ, укорененный в СВОЕЙ системе ценностей - тех, ради которых он живет, рожает детей, совершает открытия, множит добро, оставляя следующиям поколениям свою землю в единстве прошлого, настоящего и с несомненной надеждой на будущее.

Что делать, чтобы полномасшабная война, которая ведется против нас не первый год, но о которой многие в России даже не подозревают, не уносила вновь и вновь жизни наших соотечественников? Прежде всего - понять природу угрозы, указать не абстрактного врага вроде "Запада" или "Америки", а определить системные параметры опасного противника, главное направление наносимого им удара, конкретных исполнителей. Наметить, наконец, комплекс мер всеобщей гражданской обороны, напрямую связанных со спецификой использования против России - и не только России - средств террора.

"Плодоносить еще способно чрево, которое вынашивало гада", - писал Б. Брехт в антифашистской пьесе "Карьера Артуро Уи". Если сказать читателю, что трагедия убийства сотен наших соотечественников на Кавказе в августе 2008 года - продолжение не прекращавшейся ни на минуту ТОЙ войны, это тоже воспримут как фигуру речи. А между тем это - правда.

Не пришло ли время посмотреть правде в глаза?

24 сентября два президента двух постсоветских республик - ставленники евро-атлантического лобби, приведенные к власти исключительно для того, чтобы сделать свои страны частью военной машины НАТО, - встречаются в США с заокеанскими руководителями Атлантического совета для согласования дальнейшей стратегии давления на Россию. Встреча с двумя политиками, Ющенко и Саакашвили, поднимающими на щит фашизм и фашистов времен второй мировой войны, станет и дебютом на международной арене для Сары Пэйлин. Комментируя в английской "Гардиан" "избирательность" кандидата в вице-президенты от республиканской партии США, политолог и демократ, аналитик могущественного американского Council on Foreign Relations Питер Бейнарт с деланным простодушием вопрошал: "А что тут удивительного? Встреча пройдет с лидерами стран, которые рассматриваются группой Маккейна как более проамериканские".

В числе других "более проамериканских" лидеров, с которыми состоятся встречи, еще две марионеточные фигурки - президенты Ирака и Афганистана. Такой выбор объясняет, на основе чего произведут размен: помощь зашатавшимся постсоветским лидерам, которых выволокло мусорной волной "цветных" революций, будет поставлена в зависимость от их способности набрать свежие воинские контингенты для войны в Ираке и Афганистане, организовать проверку боем украинских и грузинских солдат ввиду вероятной войны с Ираном, а самое главное - создать очаги перманентной военно-политической напряженности на сухопутных и морских границах с Россией.

Это и есть "либеральный джихад". Воспользуемся термином Питера Бернайта - рупора демократов и видного американского аналитика (по слухам, консультирует Барака Обаму). Колумнист американского журнала "Тhe new republic", привычно комментирующий для европейских СМИ взаимоотношения США и Украины, российскими политологами подчеркнуто отвергается. Два года назад, когда вышла книга Питера Бернайта "Правильный бой" (The Good Fight) на него обрушилась "продвинутая критика" из андерграуда Глеба Павловского. Особо изощренной издёвке подвергалась концепция, претендующая, как писали, "на выработку стратегии на будущее", но "увязающая в прошлом". Критики свысока отмечали, что работа представляет собой ученический пересказ истории "холодной войны", - где уж такому быть проводником в будущее.

Вдоволь позубоскалив над тем, что Бейнарт взял за отправной пункт анализа современности 1947 год, критики с важностью указывали, что автор формулирует "эталонные" принципы внешней политики Демократической партии США в русле традиции "антитоталитарного либерализма времен холодной войны". Пощеголяв эрудицией, критики даже не попробовали задуматься, какие вызовы современная американская политическая мысль несет для России. А ведь как раз в этом отношении предложения Питера Бейнарта в книге, заявленной как программный документ, заслуживают самого пристального внимания.

Радикальная программа для застоявшихся демократов провозглашалась уже подзаголовком книги: "Почему либералы - и только либералы - могут победить в войне с террором и снова сделать Америку великой".

Питер Бейнарт предложил возродить традицию "жестоковыйного либерального реализма" в духе Рейнхольда Нибура, перед которым преклонялся столп "холодной войны" Джордж Кеннан. Он предложил соединить новый крестовый поход против России ("либеральный джихад") с завоеванием сердец и умов при помощи нового "плана Маршалла", борьбы за "права человека" и тесных контактов с международными организациями типа "комиссии Бликса". (Идея понятна: если есть НАТО - структура, параллельная ООН в военной сфере, - то надо обновить "комиссию Бликса" как структуру, параллельную МАГАТЭ в сфере разоружения. "Война и мир" - это постоянная тема либеральных мировых контролеров и перераспределителей ресурсов).

Въедливые российские политологи отчего-то не желают понять, что по отношению к России глубинное течение мировой политики, к которому подключили американскую нацию, остается неизменным с начала "холодной войны". Программы вроде "Правильного боя" Питера Бернайта снова и снова напоминают: пока все идет согласно плану, принятому 60 лет назад.

В свое время в Америке план борьбы с Россией и ее влиянием в мире официально назвали Rollback. Буквально это означает "откат назад" - и воспринимать выдвинутые этим планом цели и задачи нужно буквально и никак иначе. Программа была практически списана с гитлеровской теории "освобождения" и предполагала силами новой коалиции евроатлантистов - без бомб и снарядов, одними методами информационно-психологической войны - отобрать у России ее победы и преимущества, добытые во Второй мировой и Великой отечественной войнах.

Рассказывать об операции Rollback нужно честно и подробно, - не страшась обвинений в том, что "увязаешь в прошлом". Такое обвинение абсурдно, ибо Rollback - это не прошлое. Это наше настоящее, хотя от современников - в первую очередь русских - существование плана тщательно прячут в архивах.

В Америке существует специальная многосерийная радиопередача "Из архивных серий" (продюсер Дэвид Эмори - David Emory), основанная на свидетельствах очевидцев и документах эпохи, с которых снят гриф секретности. Одна из серий называется "Как Соединенные Штаты проиграли вторую мировую войну". Исследовательские данные, представленные в передаче, подтверждают: во время <холодной войны> идеи, воодушевлявшие нацизм, как и их непосредственные исполнители, никуда не исчезли. Больше того - они одержали победу над союзниками по антигитлеровской коалиции.

Дэвид Эмори напоминает, что еще после первой мировой войны в Германии была разработана концепция "борьбы с коммунизмом" путем создания "пятой колонны" в странах, которые предполагалось завоевать. Это была так называемая "теория освобождения", которая ко времени второй мировой войны была отточена в деталях и подкреплена разветвленной конспиративной сетью "антикоммунистов", которую курировал Герхард Гелен.

Этот "пакет идей" нацистская Германия и решила продать англо-американским союзникам, чтобы уйти от поражения.

Когда стало ясно, что армии "третьего рейха" будут разгромлены, начались секретные переговоры германских военных и финансовых кругов с западными союзниками СССР. Переговорщики с обеих сторон принадлежали к транснациональному финансовому и промышленному братству, которое пестовало и финансировало фашизм. Результатом переговоров между нацистами и англо-американскими союзниками стала договоренность о продвижении идеи "христианского Запада", объединяющего "третий рейх без Гитлера", Соединенные Штаты, Англию, Францию и ряд других европейских стран в общеевропейский, евро-атлантический, антисоветский альянс.

В соответствии с этой договоренностью денацификация Германии была приостановлена, нацисты возвращены к власти буквально в каждом уголке ФРГ. Впоследствии "третий рейх без Гитлера" был инкорпорирован в антисоветский (антироссийский) альянс, получивший название Организации Северо-Атлантического договора (НАТО). Организация Герхарда Гелена функционировала и в США. Работая над созданием пугающего образа "советской угрозы", именно люди Гелена манипулировали фобиями "холодной войны".

Наиболее важным результатом деятельности организации Гелена, считает Дэвид Эмери, было внедрение в США теории Rollback - аналога немецко-фашистской теории "освобождения", в американское стратегическое мышление. С помощью Rollback (методически организуемого "отката назад"), итоги второй мировой войны должны были быть переиграны, преимущества, завоеванные Советским Союзом в войне, у России отобраны.

Rollback представляла собой собрание методов нетрадиционной информационно-психологической войны, которые в 30-х годах ХХ века разрабатывались в Ostministerium Альфреда Розенберга. Эти методы были положены в основу политической стратегии Запада в "холодной войне", а также многочисленных "операций прикрытия". Стратегия Розенберга базировалась на повальной вербовке диссидентов из нерусских народов СССР и имела конечной целью развал Советского Союза. В обмен на участие в этой грандиозной стратегической операции национальным меньшинствам в СССР и, соответственно, их "республикам", на территории которых они были "титульными" народами, обещалась номинальная независимость - в роли, разумеется, государств-сателлитов Великой Германии.

В своем англо-саксонском (евро-атлантическом) воплощении стратегия Rollback имела целью изгнание коммунистов из Восточной Европы и полное сокрушение СССР. В американский политическое сознание мощная евро-атлантическая пропаганда была введена с помощью акции "Крестовый поход за свободу" (Crusade for Freedom). Это была гигантская по масштабам кампания, проводившаяся в Соединенных Штатах совместно Центральным разведывательным управлением и ведущими американскими средствами массовой информации.

В рамках "Крестового похода за свободу" аналог фашистской теории "освобождения" был внедрен в качестве основополагающего элемента в разработки американских мозговых центров, а европейские фашисты, близкие к среде Гелена - десантированы на передовые позиции во властных структурах Америки.

И Рональд Рейган, и Джордж Буш-старший неуклонно следовали установкам теории "освобождения" (Rollback)

В конце концов, рецепты были усвоены, установки воплощены в жизнь: Советский Союз был разрушен, Россия советская - расчленена. Однако реализация программы "освобождения" (Rollback) "нанесла огромный урон экономике Америки", говорит Дэвид Эмори.

"Ценой развала СССР, - подчеркивает американский исследователь, - стало то, что сама Америка превратилась в крупнейшего мирового должника, ее производственная инфраструктура была серьезнейшим образом повреждена, конкурентоспособность на международном уровне - утрачена. Не говоря уже о том, что ущерб, нанесенный американским демократическим институтам, скомпрометировавшим себя за время "холодной войны", возможно, не поправим".

Связь всей современной истории с задачами пересмотра итогов второй мировой войны и переносом психологических операций военного времени в сферу глобальной политики евро-атлантистов, целящих в Россию, - тема, широко разрабатываемая американскими исследователями. Правда, "остаться в теме" удалось лишь тем, кто не выходил за рамки концепции тождества коммунизма и нацизма. В таком ключе выстроено опубликованное в 2000 г. исследование Питера Гроуза "Операция Rollback. Тайная война Америки за железным занавесом". Его же перу принадлежит работа "Джентльмен-шпион: жизнь Аллена Даллеса, бывшего дипломатического корреспондента "Нью-Йорк Таймс" и исполнительного директора "Форин Афферз".

Питер Гроуз, опираясь на документы, показывает, что Гарри Трумэн ввел в практику подрывные операции "за железным занавесом" руками "пятой колонны" задолго до того, как термин Rollback вошел в моду при Д. Эйзенхауэре. Одним из первых американских дипломатов, показавшим преимущества найма восточно-европейских и "русских" эмигрантов для опасной подрывной работы на Востоке, стал Джордж Кеннан (1904 - 2005), неоднократно направлявшийся на работу в Москву (в последний раз, в 50-х годах, - в качестве посла США в СССР).

Питер Гроуз подробно рассказывает о секретной организации Управление координации политики (Office of policy coordination - OPC), созданной Директивой Совета национальной безопасности США (National Security Directive) 10/2 от 18 июня 1948 года. В задачи ОРС входило осуществление подрывных и воинских операций, включая создание "подразделений коммандос, сил саботажа и локализованных повстанческих отрядов за железным занавесом".

OPC проводила согласованную линию Госдепа и ЦРУ. Джордж Кеннан намеревался назначить на пост руководителя ОРС Аллена Даллеса, но тот предложил свою креатуру: руководителем тайных операций "за железным занавесом" стал Франк Виснер, соратник Даллеса по работе в Управлении стратегических служб (Office of Strategic Services - OSS), преобразованном впоследствии в ЦРУ. Эта американская спецслужба сумела прибрать к рукам "переметнувшегося" к союзникам гитлеровского генерала Рейнгарда Гелена с его восточно-европейской агентурой. В США Гелена "раскрутил" Даллес.

Услуги, оказанные Даллесом по спасению британских, американских, ватиканских, а также немецких инвестиций в экономику проигравшей войну Германии, способствовали небывалому взлету карьеры членов семьи Даллесов, консультантов с Уолл-стрит, выручавших не всегда законными средствами деньги своих "оступившихся" клиентов. Руководитель швейцарского офиса OSS Аллен Даллес через несколько лет станет директором ЦРУ, его брат Джон Фостер Даллес - государственным секретарем США. Их клиенты и спонсоры, также связанные с OSS, проплатят выборы и приведут к власти "своего" президента - генерала Д. Эйзенхауэра, которого они сделают первым главнокомандующим вооруженных сил НАТО, а в 1952 г. - президентом США.

Нужно ли удивляться такому головокружительному подъему адвокатов с Уолл-стрит, игравших в монополию на передел мира? Ведь в руках ребят из OSS окажется фантастический "административный ресурс" - неконтролируемая "американская помощь" в переделе сфер влияния сначала в послевоенной Европе, а потом в самой Америке. Здесь были и деньги Фонда Маршалла, и ресурсы структур Общего рынка, и средства Манхэттенского проекта, и гарантии по защите сверхкрупных корпоративных интересов в Северо-Атлантическом альянсе.

Эти идеи глобального переустройства мира, основательно замешанные на частном бизнесе частных граждан, люди OSS будут лоббировать в Европе и Америке в основном на средства американских налогоплательщиков, не сведущих в специфике психологической войны и в коммуникативном потенциале конспиративных сетей. Команде чернопиарщиков из OSS удастся убедить американцев отдать миллиарды долларов плана Маршалла на "восстановление христианской Европы" и "защиту от коммунизма". Для этого послевоенную Америку по всем правилам психологической войны выведут из традиционного изоляционизма, завещанного отцами-основателями США, и затащат в бездну финансовых манипуляций, предопределивших нынешний кризис глобальной финансовой системы.

Говоря о событиях 1948 года, предшествовавших появлению плана Маршалла, а затем и НАТО с его секретным оружием - диверсионными отрядами stay behind, Питер Гроуз цитирует один из меморандумов Дж. Кеннана: "По контрасту с операциями ЦРУ, прямо связывающими американское правительство с подпольной деятельностью, этот проект должен подразумевать... глубоко скрытый правительственный контроль за подпольными операциями с тем, чтобы этот контроль не мог быть обнаружен. Общее управление и финансовая поддержка будут идти от государства, средства будут проходить через частные американские организации..., состоящие из частных граждан... Эти организации через их местные офисы в Европе и Азии будут устанавливать контакты с разнообразными национальными представителями подполья в свободных странах и через этих посредников осуществлять управление движениями сопротивления за железным занавесом".

На 256 страницах с фотокопиями документов эпохи "холодной войны" и архивными фотографиями Питер Гроуз восстанавливает цепь ключевых событий операции Rollback Факты, изложенные в работе, взяты почти исключительно из архивов ЦРУ, рассекреченных и опубликованных в начале 90-х годов, и не дают почти ничего, ранее не известного заинтересованному исследователю. Принципиальный интерес представляет лишь сам факт включения работы П. Гроуза о диверсиях Rollback в оборот новейшей американской советологии.

Питер Гроуз - академический исследователь, работающий по программе международной безопасности Белфер-центра, престижного аналитического департамента правительственной школы Джона Кеннеди при Гарвардском университете. По уровню цитируемости этот центр не уступает Гарвардскому центру по изучению России или Центру международных исследований Массачусетского технологического института. Похоже, правда, что и эти столпы американской академической науки были созданы и проплачены в качестве пропагандистских форпостов все той же командой из Управления координации политики Даллеса - Виснера. Впрочем, источник данной информации уже не проверишь: один из наиболее активных американских "неакадемических" критиков стратегии Rollback, автор исследования "Происхождение сверхкласса" (The origins of the Overclass) Стив Кангас в 1999 году загадочно погиб.

Военный разведчик, изучавший русский язык в Институте военной лингвистики (Defence Language Institute, Monterey), Стив Кангас в 1984 году был переброшен в Германию, где в его обязанности входила электронная слежка за советскими воинскими подразделениями в Восточной Европе, расшифровка секретных донесений и переговоров, подготовка аналитических сводок для НАТО. Там-то, писал Стив Кангас в своей краткой автобиографии, "я и узнал, что нападение Советского Союза на Восточную Европу было невозможно... Однако наших руководителей можно было часто видеть по телевизору, внушительно устрашающих нас советской угрозой, нависшей над Европой как крышка гроба..."

Имея на руках диплом специалиста по России в области политики и экономики, Стив Кангас уходит из военной разведки и решает продолжить политическое образование в Калифорнийском университете, поскольку "после падения коммунизма политика интересует его все больше". О России, которую Стиву Кангасу удалось посетить в 1989 году, он писал: "Эта поездка была самым невероятным впечатлением в моей жизни. Русские - это самый теплый, самый дружественный народ, который я где-либо встречал."

Трагическая смерть настигла Стива Кангаса в офисе Ричарда Мэллона Скейфа - миллиардера-"филантропа", участвовавшего своими "благотворительными" проектами не в одной глобальной кампании по дискредитации России. Гибель Кангаса была представлена публике как самоубийство. В версию самоубийства не поверили ни родственники, ни читатели. Свидетельства о характере выстрела из первых отчетов полиции и последующих официальных отписок были противоречивыми - сначала писалось о ране в левой части головы, потом - о выстреле в рот. Что-либо прояснить уже не представлялось возможным. Тело поспешно кремировали, а домашний компьютер Кангаса к приходу дознавателей был уже продан соседом по квартире якобы за просроченную оплату жилья, содержание жесткого диска компьютера стерто. Ни полиция, ни медэксперты не смогли дать вразумительного ответа на вопрос родителей: зачем их сыну, без малейшей склонности к депрессии, было отправляться убивать себя за много километров от дома, без кредитных карточек, с 14 долларами в кармане? Почему трагедия произошла в офисе одного из антигероев его расследования, почему еще до гибели эксперта Ричард Меллон Скейф нанял своего лучшего адвоката для выяснения "подноготной" Стива Кангаса?

Описывая ложь и манипуляции, взятые на вооружение семейными кланами, стоявшими у истоков доктрины "холодной войны" и создания Северо-Атлантического альянса, Стив Кангас рассматривал суть дела по-военному прямолинейно: он показывал, как выходцы из OSS 40-х годов - консультанты, адвокаты, пропагандисты, работники пиар-фирм и их спонсоры, ориентированные на власть "мирового правительства", сумели к 70-х годам ХХ века создать отлично организованную, слаженную и эффективно работающую машину по "дренажу" средств рядовых американцев.

Пышным цветом расцвела коррупция. Разросшиеся, как грибы после дождя, "благотворительные" компании, частные фонды скрыто получали огромные средства от американского государства, которые шли вовсе не на филантропические цели, что не мешало фондам уходить от налогов по причине их "благотворительного" статуса. "Придворные" промышленные и оборонные предприятия в свою очередь имели гарантированные заказы за рубежом. Этих заказов корпорациям было бы не видать в силу неплатежеспособности послевоенной Европы, если бы не поделенный между "своими" план Маршалла и разрастающаяся НАТО. Все последующие реляции о спасительной роли плана Маршалла в подъеме послевоенной Европы были пропагандистским мифом: быстрее других восстановили экономику те страны, которые получали самую незначительную помощь из средств плана Маршалла или не воспользовались ею вовсе. Зато средние американцы нищали на глазах. В 1975 году 1% богатейшего слоя населения владел 22% американского национального богатства, к 1992 году эта цифра почти удвоилась, составив 42% - самый высокий уровень социального неравенства в XX веке.

Как всё это начиналось?

Изначально OSS и его руководитель Билл Донован, прозванный "Диким Биллом", ориентировались на элиту - бизнесменов-миллионеров, брокеров Уолл-стрит, представителей ведущих СМИ и аналитиков "Лиги плюща" (выходцев из престижных американских университетов, связанных с англофильской традицией воспитания элиты с участием разного рода орденов и закрытых обществ). Позже Виснер и Гелен разбавят застоявшихся "интеллектуалов" головорезами из этнического подполья, пассионариями из религиозных орденов и бандитами международной мафии, создадут собственные "псевдомасонские" боевые подпольные ордена в структурах "stay behind".

ЦРУ, выросшее из OSS "Дикого Билла", было новой для Америки инфраструктурой воздействия на международную политику. В государственном масштабе традиционно изоляционистские США не имели должного опыта в организации спецслужб мирового масштаба, и контуры внешней разведки прочерчивались по лекалам прежде всего британских спецслужб с использованием германской агентурной и технологической базы. Не было проблем с привлечением в такие структуры англофилов из Йеля, тосковавших от нехватки адреналина "больших идей", или благонравных клерков и брокеров, представляющих себя героями головокружительных авантюр в духе Джеймса Бонда. Между 1948 и 1959 годами более 40 тысяч американцев служили источниками для спецслужб. Уже к 1953 году оффис Франка Виснера, занимавшийся саботажем, помощью подпольным организациям, диверсиями, подкупом политиков и журналистов и другими грязными трюками в "свободном мире" и за его пределами, вырос до штата в 7200 человек и проедал 74% всего бюджета ЦРУ.

Стенли Ловелл, набиравший для Билла Донована "учёных", так описывает те времена: "Все, что от меня требовалось, - это вызвать наружу плохого парня, скрывающегося в каждом американском ученом, и сказать ему: "Выброси свои скучные законопослушные концепции в окошко. Есть шанс устроить настоящий ад. Помоги мне это устроить..."

Другой сотрудник "Дикого Билла", Жорж Хантер Уайт, вспоминает: "...Это было смешно, смешно, смешно... Где еще розовощекий американский парень может лгать, убивать, предавать, воровать, насиловать и грабить с санкции и благословения на самом верху?..."

"Черный юмор" - фирменный знак этих розовощеких борцов с коммунизмом. Три четверти "интеллектуалов" американских спецслужб были носителями вековых "социал-утопических" наднациональных идей, знакомыми к тому же с практикой "технологии перемен" через простейшие манипуляции массовым сознанием (уничтожение подобного подобным, доведение идеи до абсурда, провокация ситуаций для поворота "общественного переключателя" в нужное время и нужном месте).

Не случайно свою первую операцию по скупке на корню сначала американских, а потом центрально-европейских, левеющих после второй мировой войны СМИ, адепты психологической войны назовут "Пересмешник". По сути, эта операция оставила Америку без свободной прессы. Уже в 1975 году, в ходе публичных слушаний так называемого "комитета Черча", были обнародованы данные по вовлечению в операцию "Пересмешник" американских СМИ. Более 400 журналистов получали зарплату от ЦРУ, 25 американских СМИ и пиар-агентств были участниками проекта по нагнетанию страха перед "советской угрозой". Перечисление фамилий американских журналистов, проходивших по ведомостям ЦРУ, мало что скажет российскому читателю, но для американцев названные в ходе слушаний имена звучали как оглашение полного текста справочника "кто есть кто в американской журналистике".

Еще раз подчеркнем: все эти проекты запускались в рамках "борьбы с коммунизмом" в соответствии с концепцией Rollback, нацеленной, как потом уточнят при Рейгане, на ликвидацию советского влияния буквально во всех сферах. Советская интеллигенция об этих планах мало что знала, не поддаваясь даже на правдивую пропаганду собственных партийных боссов, тогда как самой Америке и демократиям Европы промывание мозгов агитаторами Rollback нанесло сокрушительный удар.

Советского иммунитета тоже хватило не надолго, когда от саботажно-повстанческих действий исполнители концепции перешли к скрытой психологической войне. Операция Rollback была замешана на принципах "культурной войны" (разрушить защитные функции традиционной культуры и религии) и ставила задачу победить "русских руками русских", в основном используя потенциал национальных меньшинств бывшей Российской империи, создавая "пятую колонну" диссидентов для уничтожения и размывания культурных опор общества.

После провала попыток Виснера и Гелена организовать ряд вооруженных восстаний своих "сил сопротивления" на Украине, в Белоруссии, Молдавии, координаторы проекта, постоянно наталкиваясь на двойных агентов и получая резкий отпор со стороны СССР, перенесли "русское сопротивление" почти исключительно на фронты психологической пропагандистской войны. Вчерашние полицаи, воевавшие на фронтах Гитлера, или представители других меньшинств из лагерей перемещенных лиц широким потоком рекрутировались для диверсионной работы в Мюнхене или Америке. Недавние нацисты и бандиты становились респектабельными советологами, заполняя вакансии на радиостанциях со словом "свобода" в названии.

Как писал покойный Стив Кангас в своем исследовании, радиопередачи "Голоса Америки" и "Свободной Европы" были настолько лживыми, что какое-то время закон запрещал публиковать их транскрипты в США. Но и с этим реликтом американской демократии "координаторы политики" со временем справились. По словам Наума Чомски, "холодная война сдерживала не коммунизм, она сдерживала демократию".

Официальный автор политики "сдерживания" и "холодной войны" Джордж Кеннан считал, что коммунизм уже не играет особой роли для послевоенной России и ее руководителей, а марксизм - лишь "фиговый листок для их морали" и некий "предмет респектабельности". Волновало Кеннана совсем другое - то, что действительно, по его мнению, делало партнерство с Россией невозможным. Как о неустранимой угрозе со стороны СССР и "линиях, за которые нельзя дать России переступить", Кеннан говорил о возврате страны и ее народа к русским традициям, оборонному сознанию, к православной Церкви, к "суеверию", зовущему Россию идти своим путем.

И здесь главной технологией стало "кривое зеркало", уничтожение подобного подобным. Ставка была сделана на отождествление коммунизма и фашизма. В 1959 году галицийский националист Лев Добрянский пробил в конгрессе США "Закон о порабощенных народах", по которому Россия и русские признавались агрессорами, а все остальные "порабощенные народы" СССР призывались сбросить иго русских. Авторы документа даже не позаботились замести следы того, что вся концепция "порабощенных народов" была разработана в фашистской Германии. К примеру, Белоруссия в этом документе называется "Белой Рутенией" - по названию "Нацистской партии Белой Рутении", образованной из польских и белорусских националистов еще в 1937 году в Берлине немецкими спецслужбами. В нацеленности "Закона о порабощенных народах" на раздел территории исторической России, свидетелями чего мы стали, и на уничтожение русских как этноса сомневаться не приходится. Генерал Максуэлл Д. Тэйлор, бывший начальник штаба армии при президенте Д. Эйзенхауэре и председатель Объединённого комитета начальников штабов при президентах Дж. Кеннеди и Л. Джонсоне, в 1982 г. опубликовал в "Вашингтон пост" статью с обоснованием концепции атомного удара, при котором "по мере возможности... цели должны быть ограничены областями с преимущественно этнически русским населением, чтобы ограничить ущерб в нерусских республиках"... Столь открытым текстом о своих планах не объявляли даже при Гитлере.

Скоро исполнится 50 лет со времени принятия в США "Закона о порабощенных народах", и каждую третью неделю июля, из года в год, очередной президент Соединенных Штатов торжественно зачитывает декларацию, инспирирующую сепаратизм на территории России, а официальная Москва отмалчивается! В 2008 году, правда, когда Джордж Буш открыто приравнял коммунизм к фашизму, оскорбив память победителей в Великой войне, российский МИД огрызнулся. Но основной замысел операции Rollback - уничтожить русских руками русских, вскармливая внутренних "диссидентов" - остается в неприкосновенности. Совсем недавно Буш-старший наградил Горбачева, одного из главных виновников разрушения нашей страны, медалью за победу в "холодной войне". Чью победу?

Еще в конце 80-х американский ученый из Гарварда Расс Беллант опубликовал исследование с длинным названием "Старые нацисты, новые правые и администрация Рейгана: роль внутренних фашистских сетей в Республиканской партии и их воздействие на американскую политику "холодной войны". Исследование начиналось с перечисления не одного десятка фамилий украинских, белорусских, прибалтийских, польских, венгерских и других представителей семейных кланов эмигрантов в Америке, воевавших на стороне гитлеровской Германии и рекрутированных после войны для "борьбы с коммунизмом".

Импульс этой политике придал еще Никсон. Консультантом предвыборного штаба Ричарда Никсона был некто Ласло Пастор, венгерский эмигрант, служивший во время второй мировой войны в Берлине эмиссаром фашистского венгерского правительства. Никсон, баллотируясь в президенты, решил использовать широкие связи своего консультанта в этнических нацистских кругах и пообещал консультанту, что если победит, то так называемый "этнический департамент" Республиканской партии получит постоянный статус, а Ласло Пастор - престижную работу с готовым штатом своих сотрудников. Под это обещание "фашисты" рыли носом землю, обрабатывая свои общины в верном направлении. Никсон победил, и слово, данное консультанту, сдержал.

При Рейгане "этническая дивизия" республиканцев стала проявлять еще более кипучую активность. Это было время "большой жратвы" для советологов, диссидентов, прочих ненавистников России и одновременно - время сильных перебоев с элементарными продуктами питания за городской чертой Москвы и Ленинграда. Тогда-то Рейган и его консультанты из "этнического департамента" и провели в жизнь целую серию супер-секретных директив Совета национальной безопасности, касающихся СССР.

Директива NSDD-32, принятая в марте 1982 года, гласила, что США должны "нейтрализовать" советский контроль в Восточной Европе, и разрешала использовать тайные операции и другие средства для поддержки антисоветских групп. В ноябре 1982 года вышла секретная директива NSDD-66, в которой говорилось, что США должны подорвать советскую экономику, разрушая стратегическую триаду важнейших ресурсов Советского Союза - финансовый кредит, высокие технологии и природный газ. Помощник Рейгана Роджер Робинсон позже называл эту директиву тайным объявлением экономической войны Советскому Союзу. Третья директива - NSDD-75 - была подготовлена известным гарвардским советологом Ричардом Пайпсом. Появившись в январе 1983, эта директива призывала США покончить с концепцией сосуществования и фундаментально изменить общественно-экономическую природу Советского Союза. "Это был четкий разрыв с прошлым, - вспоминал Р. Пайпс. - На этом пути была вера, что в нашей власти изменить советскую систему через внешнее давление. Язык этой директивы был недвусмыслен: Америка намеревалась отбрасывать назад советское влияние при любой возможности".

Катерина Чумаченко, жена нынешнего украинского президента, еще застала в Америке "романтические" времена начала большого "крестового похода" против СССР, работая при администрации Рейгана в отделе связей с общественностью. Будущую супругу Виктора Ющенко в те годы можно было частенько увидеть на митингах в Вашингтоне, протестующей вместе с представителями других "порабощенных народов" против преследования диссидентов, отсутствия свободы слова в СССР или ввода советских войск в Афганистан.

Многие ли на Украине стали ли бы продвигать Ющенко в президенты, если бы знали, что второй брак украинского лидера был спецоперацией грандиозного масштаба?! Еще в 1988 году, то есть за 16 лет до переворота на Украине, тот же Расс Беллант среди действующих лиц "внутренних фашистских сетей", созданных под эгидой Республиканской партии США для развала СССР, выделял и Катерину Чумаченко.

В заключительной части своего исследования Р.Беллант вычерчивает схемы этих сетей, соединяющих персоналий разных разведок, политических партий, зонтичных фондов и их эмигрантских штурмовиков. От Всемирной антикоммунистической лиги (поддерживавшей, к примеру, "эскадроны смерти" в Южной Америке) и Антибольшевистского блока народов (название которому дал Эдуард Штадлер, идейный предтеча Гитлера) диаграмма Белланта ведет к руководству "национал-меньшинств" из ЦРУ, многочисленным организациям прикрытия, создававшимся из эмигрантов для "борьбы с большевиками". В центре диаграммы - руководитель Антибольшевистской лиги народов Ярослав Стецько, координатор ЦРУ и ОУН-Б, а также сменившие его родственники и соратники, участвовавшие в числе других украинских националистов в террористической операции "Огайо". Другая линия ведет к Украинскому конгрессовому комитету Америки (на диаграмме он обозначен как Ukrainian C). С этого комитета и начинала свою профессиональную деятельность Катерина Чумаченко-Ющенко, работая параллельно в Комитете порабощенных народов, связанном со зловещей Всемирной антикоммунистической лигой.

Украинский конгрессовый комитет преуспевает в Америке и сегодня. Его нынешний руководитель, лидер украинской диаспоры в Америке Майкл Савкив (Michael Sawkiw) активно расходовал американские фонды на поддержку "оранжевой революции", собирал средства "на украинскую демократию" с украинских националистов Чикаго. Замечен во всех американских спецоперациях, направленных против России.

* * *

После долгого перечисления различных "этнических сетей", читатель вправе спросить: ну, а где русские? Этот же вопрос Ричард Никсон задал Ласло Пастору, когда тот принес ему длинный список, в котором русских не оказалось. Оплошность исправили. Так в Америке появилась первая организация этнических русских - Конгресс русских американцев (КРА). Летом 2008 года отмечалось 35-летие КРА, в интервью юбиляры рассказывали о том, как они создали организацию, чтобы противостоять "Закону о порабощенных народах". Хочется спросить: а что так долго ждали? "Закон о порабощенных народах" галицийский националист Лев Добрянский протащил в Конгрессе США в 1959 году, КРА был создан в 1973-м.

Фотографии тех лет, подготовленные к юбилейному буклету КРА, на многое открывают глаза. На фотографии рядом с учредителями - все тот же Ласло Пастор. То есть и эта организация была создана в США для того, чтобы "встроить" русских эмигрантов в блок "борцов с коммунизмом", а в действительности - в общий фронт развала России. Когда российская интеллигенция, источившая зубы в критике "совка", начнет запоздало сокрушаться - мол, "целились в коммунизм, угодили в Россию", - Александр Зиновьев резонно возразит: "Куда целили, туда и попали".

Старая идея "победить русских руками русских" была конкретизирована в преимущественном использовании для этих целей еврейского этнического фактора. В 2008 году Эхуд Ольмерт отметил главенствующую роль "русской улицы" в крушении СССР. Это подтвердили и американцы, вручив Натану Щаранскому - вместе с Михаилом Горбачевым - престижную медаль за общую победу в "холодной войне". Используя потенциал уважения и доверия, заработанный Россией в левых политических кругах Запада и в странах третьего мира, еврейская эмиграция из СССР отодвинула самих русских с международной политической сцены в полном соответствии с нацистской теорией "освобождения".

Самым активным и аморальным представителям еврейской эмиграции была отведена роль новых полицаев в отношении как собственно русских эмигрантов, так и той части еврейской эмиграции, которую сочли безнадежно "обрусевшей" в плане сохранения совести, бережного отношения к памяти о Великой отечественной войне и жизни в СССР. С "обрусевшими" распорядились в духе рейхминистра по делам восточных территорий Альфреда Розенберга, расселяя еврейских стариков, не утративших ностальгическую доброжелательность к советским временам, в густонаселенных субсидированных домах "еврейской бедноты" и реализуя востребованность в них как в электоральном ресурсе (а также в мобилизации средств для помощи Израилю, борьбы с коммунизмом и антисемитизмом, участия в антисоветских митингах) через свое проверенное "руководство" в домовых комитетах, "русских" общинах и синагогах.

Конгресс русских американцев (КРА), состоявший первоначально из этнических русских и православных, и близко не был подпущен к легальному политическому лоббизму. В течение десятка лет КРА безуспешно обращался с петициями в Конгресс США с требованием отмены или изменения Закона о порабощенных народах. Другой долговременной акцией КРА были обращения в Конгресс и ФБР по поводу неправомерного использования американскими СМИ термина "русская мафия" применительно к еврейским эмигрантам, замешанным в беспрецедентных для Америки аферах и махинациях. Как метко заметила представитель КРА в Вашингтоне Людмила Фостер, подозрения в антисемитизме, благодаря усилиям активистов Антидиффамационной лиги и израильскому лобби в Конгрессе США, приравниваются в Америке к обвинениям в педофилии. В конце концов, Конгресс русских американцев сдался, отказался от выдвижения политических требований и переключился на благотворительность.

Тем не менее в августе 2008 года произошло чудо: КРА оказался единственной русской организацией в Америке, поддержавшей позицию России в конфликте на Кавказе. В защиту российской позиции горячо высказались новые в Конгрессе русских американцев яркие потенциальные лидеры - правнук Столыпина Николай Случевский, Георгий Шереметев (не путать с Петром Шереметевым, зиц-председатем Московского совета российских соотечественников), профессор-политолог Андрей Цыганков.

За поддержку России в КРА был вновь спровоцирован раскол. Работу эту проделала некая "инициативная группа", в составе которой Анатоль Шмелев, архивист Гуверовского института, и Наталья Сабельник, руководитель Руссского культурного центра в Сан-Франциско, бывший менеджер нефтяного концерна "Шеврон" в России.

* * *

31 октября - 1 ноября 2008 г. в Москве должна состояться Всемирная конференции российских соотечественников, на которую приглашены делегации из 85 стран. Редкие представители русских в Америке узнали о Всемирной конференции случайно из информации ИТАР-ТАСС. В США делегацию формировал очередной зиц-председатель, за которым стоит все то же "руководство" из "русскоязычных". Оно и будет участвовать в принятии поправок к российскому закону о соотечественниках, которые, как можно предположить, законодательно закрепят замену одного этноса другим. "Руководство" своих планов уже не скрывает. Не так давно, одобрительно комментируя массовое возвращения евреев из Израиля в Москву, представитель Бронфманов - клана, знаменитого бутлегерством и руководством всемирными еврейскими конгрессами, уверенно заявил: "Евреи - это улучшенные русские".

Похоже, в Фонде "Русский мир" разделяют это убеждение. Недавно исполнительный директор Правления Фонда Вячеслав Никонов в комментарии для "Вестей" говорил о "многомиллионной" русской диаспоре в Америке. Но ведь не на облаке живем! В США есть лишь одна русская организация - Конгресс русских американцев, в ее постоянном активе порядка ста человек, сейчас и она на распутье. Все остальные русские организации не могут претендовать на статус общественных и уж тем более на какую-то роль в международной политике - это мелкие бизнес-сообщества, объединенные коммерческими интересами их основателей.

Массовой эмиграции русских в США никогда не было (за исключением давних периодов революции 1917 года и второй мировой войны). Была массовая эмиграция евреев, 80% которых занимают воинственно антироссийскую позицию. Поэтому понятно, о каких "70-ти русских изданиях только в Нью-Йорке" говорил в интервью "Вестям" Вячеслав Никонов.

У русских в Нью-Йорке нет ни одного профессионального издания, принадлежащего русским и освещающим проблемы с позиции русского человека.

На сайте "Русского мира" можно ознакомиться со стенограммой конференции Фонда "О международных связях российских общественных организаций", проходившей летом 2008 года. Конференцию "Русского мира" вел представитель "руководства", президент Всемирного еврейского конгресса Борис Шпигель, он же руководит в Совете Федерации России вопросами развития гражданского общества. Председатель Конференции международных неправительственных организаций при Совете Европы Аннелиз Ошгер назвала количество разного рода НПО, созданных в России, - 250 тысяч организаций (!). Нетрудно понять, что это и есть костяк "пятой колонны". Вячеслав Никонов обещает, что их будет больше. Еще Вячеслав Никонов обещает чуть ли не каждый день создавать по культурному центру - всех, говорит он, объединяет любовь к русской культуре. Песня знакомая. В штате Массачусетс, где я живу, нет ни одного русского культурного центра и нет ни одного русского издания, но теперь уже и не надо - и так понятно, кто этой культурой будет руководить, чтобы ее испохабить и уничтожить. Словом, как ни бейся, не найдешь, чем концепция "русского мира" в интерпретации некоторых российских деятелей отличается от концепции Rollback, она же концепция "освобождения" Альфреда Розенберга.

* * *

Этой осенью из уст российских государственных деятелей и политологов звучали разного рода заявления, уточняющие курс российской политики после резкого кризиса в отношениях России и Запада. МИД РФ даже предлагал Вашингтону прямо высказаться, чего же он все-таки хочет от России. Но Вашингтон уже не раз высказывался по этому поводу - с прямотой, переходящей в грубость. Поэтому главный вопрос должен был бы формулироваться иначе: какой выбор остается России, учитывая, что западная политика по отношению к ней определилась определеннее некуда и практически не менялась в последние 70 или даже 100 лет?

Пора сказать несколько слов и о той картине мира, которая рисуется евроатлантическими идеологами. Она особо не афишируется, хотя и не скрывается. Называть эту идеологию можно по-разному - глобализация, новый мировой порядок, неоколониализм, сути дела это не меняет. В основе этой идеологии лежит консолидация власти в руках наднациональных структур из "супер-эталонного" меньшинства ("мировое правительство"), разрушение государства-нации, поглощение этой сверх-цивилизацией с ее "эталонными ценностями" всех остальных. Можно наугад называть любого известного западного политика или магната, имеющего отношение к концепции Rollback (Уинстон Черчилль, Джорж Кеннан, Аллен Даллес, Дуайт Эйзенхауэр, Збигнев Бжезинский, Рокфеллеры, Ротшильды, Поль-Анри Спаак, Адольф Гитлер), или российских прозападных "шестерок" - все они приверженцы концепции "мирового правительства" и говорят об этом открыто. Заговор ли это против остального мира? Безусловно.

Свою программную работу о "мировом правительстве" Герберт Уэллс назвал "Открытый заговор" (Open conspiracy). Психология сокрытия такого заговора строилась на двух основных посылках. Во-первых, на старой масонской истине, гласящей, что лучший способ сокрытия - оставить предмет на виду. Во-вторых, расчет делался на известную трусость поведенческой реакции в подобной ситуации. Достаточно было запустить в академическую и журналистскую среду тезис, объявляющий лженаукой и конспирологическим бредом любые попытки разобраться с планами идеологов "новых мировых порядков", как ученые и профессиональные журналисты отступили.

То, что мир сейчас стоит на переходном этапе к "мировому правительству" - результат этой общей мыслительной и поведенческой трусости.

* * *

В свое время Джордж Кеннан отмечал влияние нацистских концепций на европейскую интеграцию. "Когда я был в Берлине во время войны, - писал он, - меня поразил тот факт, что Гитлер: выполнил многие из технических задач по объединению Европы. Он создал централизованные власти в целых секторах промышленности - на транспорте, в банковском секторе, в поставках и распределении сырья, в контроле над различными формами национальной собственности. Почему, спрашивал я себя, это не может быть употреблено с пользой после победы союзников? Нужно было только решение союзников не ломать эту сеть централизованного контроля, когда война закончится, а захватить ее, убрать нацистское руководство, которое сделало эту работу, назначить других руководителей на их место, а затем дополнить это физическое объединение новой европейской федеральной властью. Когда я вернулся из Германии в 1942 году, я старался добиться от Государственного департамента понимания этой идеи".

Как видим, понимания этой идеи и Джорджу Кеннану, и тем, кто стоял у него за спиной, добиться удалось. Для жителей бывшего Советской Союза, да и всей Восточной Европы, эта идея означала примерно то же, что предлагали относительно "лишних", не вписывающихся в эти планы "лузеров" Адольф Гитлер, Маргарет Тэтчер, Мадлен Олбрайт или Анатолий Чубайс. Гитлер тоже обещал поддерживающим его "цивилизованные ценности". "Вокруг города, - говорил фюрер, - на глубину тридцать-сорок километров мы создадим пояс симпатичных деревень, связанных лучшими дорогами. Все, что существует за этими пределами, относится к другому миру". Другой мир - это мир тех, кто не поддался онемечиванию. Этот мир предназначался к вымиранию или отбрасывался в варварство.

К этому все и идет. Достаточно бросить беглый взгляд на события в Вашингтоне в сентябре 2008-го. В Атлантическом совете США - влиятельном мозговом центре, определяющем стратегию мировой политики, президенты Грузии и Украины по очереди присягали "цивилизованным ценностям", вымаливая у "централизованной власти" Вашингтона додавить Россию, немедленно принять их в НАТО. В том же сентябре идею нового "западного союза" лоббировал в Вашингтоне бывший премьер-министр Франции Эдуард Балладюр, в кабинете которого получил путевку в мировую политику Николя Саркози. Теперь Европа предлагает Америке новый евроатлантический сговор - "истинный союз" с общими централизованными административными и военными структурами, с общими приемами манипуляций для "интеллектуального захвата" ресурсов "неполноценных народов". России в этом союзе места не предусмотрено.

И слава Богу, что Россию в новый западный союз не пускают - не то наши политики таких дел натворили бы, что вовек не расхлебать. А пока шансы отыграть, что можно, назад, у России есть - и дипломатические, и организационные. Еще Вальтер Шелленберг, руководитель внешней разведки нацистской Германии, отмечал, что самое опасное для Германии (и - добавим от себя - ее последователей) состоит в непостижимой способности русского народа набирать мощную энергию при наличии лидера, которому русские верят.

России пора готовить свой Rollback. И желательно - без единого выстрела.

По информации "Фонд стратегической культуры"

24.09.2008