С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Владимир Батюк

ВОЕННАЯ ПОЛИТИКА США В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ

В отличие от Ближнего и Среднего Востока громадный Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) представляется зоной политической стабильности, впечатляющего экономического роста и успешной международной интеграции. Практически исключена возможность прихода к власти радикальных исламистов в какой-либо из стран региона; с подавляющим большинством государств АТР у Соединенных Штатов прочные отношения, и тем не менее многие в Вашингтоне считают, что вызовы безопасности Америки в Азии и Тихом океане существуют и даже возрастают.

Первое, о чем здесь думают американские стратеги, - это растущая китайская экономическая мощь, которая, по мнению американской элиты, рано или поздно трансформируется в рост политического влияния Пекина в АТР. Экономических рычагов воздействия на Китай у США практически нет. За вычетом дипломатии остаются военные рычаги.

Хотя Народно-Освободительная Армия Китайской Народной Республики является крупнейшей в мире по численности, до недавнего времени она была неспособна проводить крупные наступательные операции за пределами национальной территории. В АТР безраздельно доминируют вооруженные силы США, обладающие способностью к глобальному проецированию американской военной мощи. Что касается стратегических ядерных сил КНР, то количество ядерных боеголовок, которыми китайцы могут поразить цели в Соединенных Штатах, остается крайне ограниченным - не более 30 единиц (моноблочные ракеты типов CSS-4, DF-31 и DF-31A). В этих условиях первый и второй позиционные районы национальной системы ПРО США (соответственно в Калифорнии и на Аляске) могут без труда перехватить и уничтожить те китайские боеголовки, которые уцелеют после первого, контрсилового удара стратегических сил США, нейтрализовав тем самым китайский потенциал ответного удара.

В последние годы, однако, Китай начал быстрыми темпами наращивать свой наступательный потенциал, приняв на вооружение новейшие образцы надводных кораблей (класса "Современный"), подводных лодок (класса "Кило"), противокорабельных крылатых ракет (класса SS-N-23 "Солнечный ожог") и истребителей-бомбардировщиков (класса Су-27 и Су-30). В опубликованном в марте 2008 года докладе Пентагона "Военная мощь Китайской Народной Республики. 2008" делается вывод о том, что все эти перемены в НОАК свидетельствуют о намерении китайских военных нейтрализовать американское военно-техническое превосходство в акватории Тихого океана, прилегающей к побережью КНР.

Что касается стратегических ядерных сил Китая, то в последние годы китайская сторона обеспечила их количественный рост и качественное совершенствование. Так, в июне 2005 г. американская разведка зафиксировала успешное испытание китайской БРПЛ класса JL-2 (морская версия китайской МБР DF-31). Эта ракета способна поразить цель на расстоянии до 7.200 км, находясь вблизи китайских берегов под защитой ВМФ и ВВС КНР. В 2009 г. предполагается принять на вооружение вторую китайскую атомную субмарину с баллистическими ракетами на борту. Кроме того, осуществляется программа по переоснащению китайских межконтинентальных баллистических ракет разделяющимися головными частями индивидуального наведения и средствами прорыва противоракетной обороны. Таким оброазом, Китай совершенствует свою способность к ядерному сдерживанию США.

Бывший министр обороны Д. Рамсфелд 4 июня 2005 г., после испытания ракеты JL-2, заявил: "Китай: улучшает свою способность проецировать мощь и развивает передовые системы в сфере военной технологии. Поскольку ни одна страна не угрожает Китаю, можно спросить: в чем причина этих растущих инвестиций? Зачем эти крупные и все время возрастающие закупки вооружений? Почему продолжается широкомасштабное развертывание новых систем оружия?" Еще одним поводом для озабоченности официального Вашингтона стало успешное испытание китайского противоспутникового оружия в январе 2007 г.: тем самым Пекин продемонстрировал готовность бросить вызов американскому доминированию в космосе.

Учитывают в Пентагоне и активизацию Тихоокеанского Флота и стратегической авиации России в АТР.

Сказанное не означает, что мы уже являемся свидетелями новой "холодной войны" в "треугольнике" Америка - Китай - Россия. Однако абсолютное американское военное превосходство в Азиатско-Тихоокеанском регионе под вопросом.

В этих условиях Тихоокеанское командование США (PACOM) продолжает отвечать за планирование операций, управление и, в случае войны, командование американскими вооруженными силами в районе, охватывающем примерно половину площади земного шара (169 млн. кв. км), где проживает около 60 процентов всего населения Земли. Зона ответственности этого командования простирается от Северного Ледовитого океана до Антарктиды, а с востока на запад - от восточного побережью Африки до тихоокеанского побережья Северной и Южной Америк. Обеспечение безопасности Гавайского архипелага и тихоокеанских владений США также возложено на Тихоокеанское командование. Штаб-квартира Тихкома - база Кэмп Смит, штат Гавайи.

В этом громадном регионе находятся как те государства, перед которыми у США имеются союзные обязательства (Американо-филиппинский Договор о взаимной обороне 1952 г.; АНЗЮС (Австралия - Новая Зеландия - Соединенные Штаты, 1952 г.; Американо-южнокорейский Договор о взаимной обороне 1954 г.; Договор о коллективной обороне в Юго-Восточной Азии между США, Францией, Австралией, Новой Зеландией, Таиландом и Филиппинами и Американо-японский Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности 1960 г.), так и те страны, которые официальный Вашингтон рассматривает как потенциальных противников (КНР и РФ).

В оперативном подчинении PACOM находятся около 300 тыс. американских военнослужащих, в том числе и 100 тыс. чел. - в силах передового базирования. В настоящее время Тихоокеанскому командованию подчиняются следующие оперативные соединения:

- 25 легкопехотная дивизия (Гавайи);

- I тактическая экспедиционная группа морской пехоты (Калифорния);

- III тактическая экспедиционная группа морской пехоты (Япония).

Помимо сухопутных сил и ВВС, Тихоокеанскому командованию подчинены 3-й и 7-й Флоты (190 боевых кораблей и кораблей поддержки, 1400 самолетов и 213 тыс. моряков, морских пехотинцев и гражданских служащих, расквартированных на 35 базах на территории США и за их переделами), а также 5-я, 7-я, 11-я и 13-я воздушные командования. В распоряжении Командования специальными операциями в Тихоокеанском регионе находится отдельная общевойсковая тактическая группа.

В настоящее время Тихоокеанское командование находится в процессе трансформации. Отдельная 172 пехотная бригада (штат Аляска) передана в оперативное подчинение Северного командования (приказ председателя Объединенного комитета начальников штабов от 11 февраля 2002 г.). Далее, III тактическая экспедиционная группа морской пехоты перебрасывается с территории Окинавы на Гуам (8 тыс. военнослужащих и членов семей).

Данный факт не означает, однако, ослабление японо-американского военного союза: скорее, можно говорить о его дальнейшем развитии в новых условиях. Этот союз крайне важен для официального Вашингтона. И дело не только в том, что ни одна из союзных с Соединенными Штатами стран не выплачивает американской стороне столь большую компенсационную сумму за присутствие вооруженных сил США на своей территории (четыре миллиарда долларов ежегодно). Огромное значение для Соединенных Штатов имеет и активная финансовая и материальная поддержка со стороны официального Токио американской политики в Ираке и Афганистане, и готовность японской стороны к взаимодействию с американцами в развитии системы противоракетной обороны театра военных действий. Так, японские круги высказывали намерение создать такую ограниченную систему на своей территории, а также желание развивать сотрудничество с США в производстве систем ПРО типа "Пэтриот" PAC-3 и проведении НИОКР новой противоракеты морского базирования.

Сокращая численность американских военнослужащих в регионе, PACOM осуществляет активное перевооружение. Нынешним летом в ВВС Тихоокеанского командования начнут поступать истребители пятого поколения F-22 Raptor. Кроме того, авиация Тихоокеанского командования получит самолет авиационной разведки RQ-4 Global Hawk.

Особое значение Тихоокеанское командование придает укреплению противоракетной обороне в регионе. На эсминцах ПРО класса AEGIS развернуты противоракеты SM-3. Предполагается развернуть систему ПРО класса THAAD на Гуаме, а также новое поколение противоракет наземного и морского базирования с боеголовками кинетического действия.

Выступая на слушаниях в комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей Конгресса США в марте сего года, командующий Тихоокеанским командованием адмирал Т. Китинг утверждал, будто важнейшим приоритетом командования является борьба с "международным терроризмом". В подтверждение своих слов выступавший указал на серьезную помощь контртеррористическим операциям филиппинских и индонезийских сил спецназначения, которую оказывает PACOM.

Программа перевооружения американских войск в АТР, однако, слабо корреспондирует с утверждениями адмирала Т. Китинга. У террористов не бывает реактивных самолетов и баллистических ракет. Так или иначе приходится констатировать, что впервые после окончания "холодной войны" Азиатско-Тихоокеанский регион может быть вновь втянут в гонку вооружений.

По информации "Фонд стратегической культуры"

04.07.2008