С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Стивен Бланк

ОСТОРОЖНО - ИМПЕРИЯ ?

Его статьи встречались мне и раньше, но в своем последнем эссе Стивен Бланк был особенно прямолинеен. В отличие от большинства американских экспертов, он не тратит бумагу на пустые разглагольствования о свободе слова или правах человека в России, сразу называя вещи своими именами. "Противостояние", "геополитическая борьба", "столкновение интересов" - это термины, которыми Бланк описывает будущее российско-американских отношений. Встретиться с ним - не заурядным политологом, а преподавателем закрытой военной академии Carlisle Barracks - было интересно вдвойне. И вот сердце Пенсильвании, блок-пост на въезде в часть, в фойе казармы - фотографии обучающихся здесь офицеров: не только американцев - украинцев, прибалтов, грузин. Бланк оказывается крепко сбитым седым человеком лет за пятьдесят, с таким же крепким рукопожатием. Наверное, такие люди и делали в свое время холодную войну. Ну что ж, сразу к делу.

Вопрос: В прессе нынешнее состояние отношений между Россией и США сравнивают с холодной войной. Считаете ли Вы такое сравнение уместным?

Стивен Бланк: Знаете, российско-американские отношения ухудшаются уже в течение 10 лет - с середины 90-х. Возможно, они стали хуже, чем вчера, но уровня холодной войны они еще не достигли. Люди, которые говорят о холодной войне, просто не понимают, что она из себя представляла. Больше того, несмотря на все проблемы, которые есть сегодня, это не означает, что мы больше не работаем по совместным проектам, важным для обеих стран. Хотя есть серьезные трения, двустороннее сотрудничество не останавливалось, не остановилось и не остановится.

Президент Буш собирается в Санкт-Петербург на саммит большой Восьмерки и там ему предстоит диалог, сложный диалог, в чем-то язвительный диалог, но это не холодная война, конечно.

Вопрос: Но как тогда назвать нынешние отношения между Россией и США?

Стивен Бланк: Ну, по крайней мере, точно прошло время "стратегического партнерства", если не понимать под партнерством, как говорят в России, "цивилизованный разговор". Между нашими странами, очевидно, уже так много международных проблем, на которые США и Россия смотрят не просто по-разному, а противоположно, что вряд ли эта ситуация изменится. Но холодная война, означающая глобальное идеологическое и военное противостояние с вероятностью ядерного конфликта, между нашими странами просто невозможна.

Вопрос: То есть, это будет более ограниченное соревнование?

Стивен Бланк: Конечно. Но в холодную войну соревнование касалось Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки. Сегодня для России это просто невозможно.

Вопрос: Но мы видим точно такое же соревнование на площадках СНГ?

Стивен Бланк: Да, это соревнование идет в Средней Азии, на Кавказе, в Балтии, в Белоруссии и Молдавии, даже на Ближнем и Дальнем Востоке. Но ситуация, когда Россия пытается распространить свое влияние на соседей - это исторический процесс, возвращающий нас к временам Екатерины Великой и других русских царей, однако это не новость. И уж точно не новая холодная война.

Вопрос: Но как может выглядеть это противостояние? И чем игра на новых площадках соперничества, даже если они и примыкают к России, отличается от заговоров времен холодной войны, когда обе страны вовсю занимались переворотами и революциями?

Стивен Бланк: Ну, все-таки не стоит забывать, что во многих вопросах США и Россия были и остаются союзниками. Мы были союзниками в обеих мировых войнах. Мы были союзниками в разгроме Талибана, в борьбе с Аль-Каидой. Я не вижу, почему бы не продолжить это сотрудничество. Но когда в России начинают рассуждать о восстановлении сверхдержавы - вы должны понимать, что это больные фантазии вашего Министерства обороны и Генерального штаба. Подчеркну - мысль о возможности глобального военного противостояния с США или НАТО - это иллюзии ваших генералов, которые таким образом оправдывают существование большой армии, которую Россия не может прокормить. Таким образом они рассчитывают получить все новые и новые деньги из бюджета и квоты на призыв солдат. Но истина заключается в том, что Россию никто не собирается атаковать. И российское правительство должно знать, что последние 15 лет ваша страна не подвергалась угрозам со стороны третьих государств. Единственная угроза России - это терроризм.

Вопрос: Но то, что говорят или думают генералы - это часть общероссийского сознания. Они же не живут на луне.

Стивен Бланк: Да, это часть реваншистской идеологии, с которой Россия обречена на поражение. Ваши так называемые силовики понятия не имеют, как управлять страной в 21-м веке. Все, на что они способны - это возврат к советской или даже царистской системе управления. И вы можете убедиться в этом на примере компаний, которые они поставили под контроль. "Газпром" и нефтяные корпорации стагнируют. Поэтому хотя Россия и получает большую прибыль от высоких цен на нефть, нефтедобыча по большому счету находится в тупике. Министерство обороны просто делится своей неэффективностью с бизнесом. И все это происходит в атмосфере какого-то неомонархизма, в которой чувствуется пришествие нового царя - Грозного, Сталина или Путина, каждый из которых раздавал своему ближайшему окружению лакомые куски собственности. К сожалению, это прямая дорога к застою, а в конечном счете - к кризису. Потому что нельзя рассчитывать, что баррель будет стоить 70 долларов вечно. И российскую экономику авторитарным способом не поднять.

Вопрос: Очевидно, что вильнюсская речь вице-президента Чейни не могла не быть согласованной с президентом Бушем. Таким образом, мы видим, что в Вашингтоне растет раздражение действиями Москвы - голоса политиков-реалистов в США заглушаются гневными призывами ястребов. Москва от этого еще больше ожесточается. К чему все-таки мы идем?

Стивен Бланк: Ну, конечно, реализм есть хотя бы в понимании границы в этом противостоянии, которую не нужно перешагивать. Но реакция российской прессы и власти на слова Чейни была действительно истеричной. Если бы перед нами была демократическая власть, она отреагировала бы по-другому. Я хочу заметить, что реформы в России так и не начали осуществляться. В 90-х им помешали царские амбиции Ельцина, потом - точно такие же амбиции Путина. Каждый хотел быть царем. Ельцин послал свои войска в Осетию, Абхазию, Молдавию. У России сегодня есть военные базы почти во всех бывших республиках СССР, за исключением, пожалуй, стран Балтии. С тех пор Россия исповедует политику авантюризма и милитаризма. И знаете, как бы ни заслуживали критики односторонние действия США на международной арене, как с такой критикой может выступать Россия? В общем, когда Чейни сказал то, что он сказал - и безусловно, я подтверждаю - это было санкционировано Бушем - в Москве началась истерика. А отчего? От чувства собственной уязвимости.

Вопрос: А как отреагировали здесь на слова Путина?

Стивен Бланк: Ну, большинство американцев, конечно, не в состоянии уловить смысл русской поговорки про "товарища волка". Здесь отнеслись к этому: я бы сказал "реалистично". Американцы не могут предъявить своему правительству претензии в нелегитимности или недемократичности. И даже если такое правительство совершает ошибки, оно же за них отвечает на выборах.

И потом в России зря считают, что Москва находится в центре международной политики и является приоритетным партнером США. На самом деле и то, и другое - заблуждение.

Вопрос: Значит ли это, что сегодня маски сброшены, все названо своими именами и две страны находятся в ситуации "на старт, внимание, марш" перед тем, как они столкнутся в большой игре за Среднюю Азию и Кавказ?

Стивен Бланк: Я думаю, это очевидно. Соревнование больших держав в СНГ уже идет вовсю и будет продолжаться.

Вопрос: Как отреагируют США, если Россия решит распространить косовский сценарий (провозглашение краем Косово независимости) на непризнанные республики Кавказа или Приднестровье?

Стивен Бланк: Косовский сценарий в Грузии станет пехотной миной, которая взорвется прямо в руках у России. Это может ввергнуть Россию в масштабную Кавказскую войну.

Вопрос: Тем не менее, что будет делать Вашингтон и международное сообщество? Молча наблюдать или предпринимать активные действия?

Стивен Бланк: Конечно, второе.

Между прочим, Косовский сценарий - и люди из Генштаба любят это повторять - может быть использован против самой России. И это действительно так. Это обоюдоострый меч.

Вопрос: И все-таки, что будут делать американцы?

Стивен Бланк: В первую очередь, границы бывших республик СССР в статусе независимых государств - признаются международным сообществом, Хельскинкским соглашением, которое гласит, что границы не могут изменяться насильственно. США должны будут поднять вопрос обеспечения этого принципа во всех международных институтах. Принципиально важно, что если Россия хочет стабильности и безопасности для себя, она не должна поддерживать сепаратизм и конфликты. Лучшее и единственное решение подобных вопросов - политическое.

Прощаясь, уже без диктофона, не удерживаюсь от соблазна спросить - если так нелюбимые Бланком силовики продолжат вести себя вызывающе, и если когда-нибудь ситуация в непризнанных республиках обернется горячим конфликтом - не вспомнят ли США об афганском опыте поддержки "тех, кто против тех, кто против демократии"?

Вопрос: Возможен ли, фигурально выражаясь, Афганистан-2?

Стивен Бланк: Я думаю возможен. Только Бога ради - не пишите, что это точка зрения Пентагона. Я понятия не имею, что обо всем этом думает Дональд Рамсфельд. Я - независимый эксперт.

Вопрос: А почему Вы так уверены, что курс на империю станет катастрофой для России?

Стивен Бланк: Ваша стране не готова к таким вызовам. Чем упорнее будет насаждаться авторитаризм, тем жестче будет падение.

Вопрос: Но ведь в нашей истории уже были моменты, когда казалось, что страна упадет перед Чингисханом, Наполеоном, Гитлером. Чего тут нового?

Стивен Бланк: В этот раз вы в особенном положении.

Посмотрите на свою статистику по рождаемости и смертности, алкоголизму и СПИДу. Мужское население страны стремительно тает. Вашим генералам и силовикам нужно много раз подумать, прежде чем браться за строительство новой империи.

Развалиться могут не только их мечты - но и страна. На этот раз окончательно.

Вместо PS. Вот такой почти прямой разговор. Комментарии нам кажутся излишними. Выводы делайте сами. Единственное, что хотелось бы напомнить самим себе - если враг хвалит твоего друга, значит ваша дружба кончилась и наоборот.

беседовал Константин Горький

по информации НАКАНУНЕ.RU

14.06.2006