С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Владимир Терехов

КИТАЙ - ЕС: О ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЙ

Несколько важных событий последних недель дают повод продолжить тему оценки характера развития отношений между Китаем и ЕС, входящих в группу лидеров мировой политической игры.

Речь идёт о прошедшем 23 июня референдуме на предмет дальнейшего пребывания Великобритании в составе ЕС, очередном (18-ом) китайско-европейском саммите, который состоялся в Пекине 12 - 13 июля, а также о заседании 20 июля Коллегии Еврокомиссии.

В КНР с возрастающей настороженностью наблюдали за приближением даты британского референдума, опасаясь разрушительных последствий для ЕС возможного выхода из Союза одного из его ведущих участников.

Ибо в последнее время ЕС рассматривается в Пекине не только в качестве одного из важнейших экономических партнёров, но и потенциального противовеса США в обостряющейся американо-китайской глобальной политической игре.

Получение информации “из первых рук” о состоянии дел в Союзе после “брексита” было одной из главных целей руководства КНР в ходе проведения двустороннего саммита. И, как следует из выступления премьер-министра Ли Кэцяна, в КНР “с доверием” отнеслись к словам европейских лидеров о “прочности” ЕС после “брексита”.

Поездку в Пекин председатель Евросоюза Д. Туск и председатель Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер совместили с участием в 11-ом “Форуме Азия-Европа” (Asia-Europe Meeting, ASEM), состоявшемся на этот раз в столице Монголии Улан-Баторе.

Представляется, однако, что главной целью данного зарубежного турне руководства ЕС было как раз проведение переговоров с лидером КНР Си Цзиньпином, а не ритуальное присутствие на одном из многих “высоких” международных форумах. Где в основном происходит соревнование в политической риторике и принимаются декларативные документы, малозначимые в практическом плане.

В Пекине же руководители ЕС обсуждали конкретику комплекса отношений со второй мировой державой, которая является и вторым же (после США) торговым партнёром ЕС. Почти наверняка руководству КНР было сказано, что нет никаких поводов для волнений в связи с “брекситом”, а двусторонние отношения будут и далее успешно развиваться.

Внешнеполитический фон очередной китайско-европейской встречи на высшем уровне формировали такие прошедшие и предстоящие мероприятия, как состоявшийся в конце июня в Японии саммит “Большой семёрки”, решение Постоянной палаты третейского суда (ППТС) в Гааге от 12 июля с.г. (по запросу Филиппин относительно законности претензий КНР на владение 80-90% акватории Южно-Китайскому моря, ЮКМ) и саммит G-20, который пройдёт в Пекине в сентябре 2016 г.

Поведение руководства ЕС на этом фоне едва ли подтверждает популярный тезис о полной зависимости от США европейского внешнеполитического курса. Подобный вывод делается главным образом на основании поддержки европейцами антироссийских акций США последнего времени. Но сам факт такой поддержки является, скорее, свидетельством существенного совпадения в данном случае интересов США и ведущих европейцев, прежде всего, Германии.

Расхождения же (и всё более заметные) между ними проявляются как раз в отношении к Китаю. Европейцы явно не желают встраиваться в политику сдерживания главного внешнеполитического оппонента США. В отношениях с КНР у Брюсселя имеются проблемы в сфере двусторонних экономических отношений, но не просматривается наличие сколько-нибудь существенных барьеров политического плана.

Американо-европейские расхождения проявились, в частности, в “резиновых” формулировках той части декларации последнего саммита G-7, которая затрагивала ситуацию в ЮКМ, где в последнее время происходит прямое (включая военное) американо-китайское противостояние.

С констатацией необходимости соблюдения международного права при разрешении территориальных споров, а также обеспечения свободы навигации в ЮКМ согласен и Китай. Всё дело в том, что включать в свод международно правовых установлений.

К таковым Пекин категорически отказывается относить упомянутое выше решение ППТС, в котором отвергается наличие каких-либо аргументов “исторического” плана на территориальные претензии Китая в ЮКМ. По мнению экспертов, “тень” этого решения накрыла очередной китайско-европейский саммит.

Перед высшими чиновниками ЕС возникла проблема поддержки данного решения ППТС, но таким образом, чтобы это не блокировало 30-летний процесс развития взаимовыгодных отношений со второй мировой державой.

Трудно судить, в какой форме велась дискуссия с лидерами КНР за закрытыми дверями, но, судя по публичным “ремаркам” Д. Туска, видимо, эта задача решалась (как и на саммите G-7) путём использования формулировок самого общего плана, то есть без отсылок к конкретике ситуации в ЮКМ и самого вердикта ППТС.

Судя по отдельным ремаркам Д. Туска, в двусторонних экономических отношениях наметились определённые проблемы. Их источником является, скорее, китайская экономика, что побудило руководство КНР в начале 2016 г. принять ряд радикальных и долгосрочных мер с целью её структурной перестройки. При этом, судя по всему, принимались во внимание рекомендации экспертов ЕС.

В двусторонних отношениях текущего года наиболее актуальным становится вопрос о предоставлении европейцами Китаю статуса “рыночной экономики”. В январе с.г. Коллегия ЕС решила “подождать до конца года” с определением своей позиции по данному вопросу и провести его промежуточное обсуждение “во второй половине 2016 г.”.

По сведениям Financial Times от 20 июля, проект подготовленного на этот день решения ЕС обусловил предоставление Пекину упомянутого статуса выполнением “американо-европейского” требования по снижению экспорта на мировые рынки китайской стали и отказу от демпингования её цены. С начала текущего года указанные требования занимали едва ли не центральное место в экономических отношениях КНР с ведущими западными странами.

В целом можно констатировать переходный характер нынешних китайско-европейских отношений. В каком направлении они будут далее развиваться, будет зависеть от нескольких ключевых факторов.

К ним следует отнести трансформацию глобальной политической карты в целом и, особенно, в её наиболее “разогретых” зонах, к каковым в первую очередь относится ЮКМ. Крайне важное значение приобретают изменения внутриполитического плана, которые наблюдаются сейчас в Европе, Китае и США.

Представляется несомненным невидимое (но весомое) присутствие последних на всех площадках китайско-европейских переговоров. Что иллюстрируется, в частности, упомянутым выше решением ЕС по вопросу о статусе китайской экономики.

Ещё раз необходимо подчеркнуть, что последнее ни в коем случае не свидетельствует о несамостоятельности европейцев. Просто и в данном случае интересы “обоих берегов Атлантики” продолжают (пока) совпадать.

Особую значимость для отношений между Пекином и Брюсселем приобретает вопрос успеха идущих сейчас экономических преобразований в КНР, который определит и перспективу решения пресловутой проблемы “перепроизводства стали”.

В любом случае вопрос о трендах в отношениях Китая с ЕС в целом, а также ведущими участниками Союза и Великобританией заслуживают самого пристального внимания. Указанный вопрос является сегодня одним из центральных в новой глобальной политической игре.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник - Новое восточное обозрение

06.08.2016