С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Анатолий Сёмин

ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ МОРЕ: СТРАСТИ ПО УГЛЕВОДОРОДАМ, И НЕ ТОЛЬКО

В течение мая-июня 2011 г. в Южно-Китайском море неоднократно происходили инциденты, участниками которых становились, с одной стороны, Китай, с другой - Вьетнам, Филиппины. Китайская сторона, оказывая на них силовое давление, квалифицировала свои действия как "обычное законное принуждение при защите своего бесспорного суверенитета". Результатом инцидентов стало серьезное повышение напряженности в этом районе мира. И во Вьетнаме, и на Филиппинах в этот период среди населения произошли выступления под антикитайскими лозунгами. Стараниями дипломатов накал страстей в отношениях между странами в конечном итоге удалось снизить. Однако, вероятно, ненадолго. Спорные территориальные вопросы остаются не решенными. И основы для их разрешения сегодня, очевидно, не существует. По мнению оппонентов Китая, он стремится быть единственным владельцем всей акватории Южно-Китайского моря, которое омывает берега не только Китая, но и Вьетнама, Филиппин, Малайзии, Брунея.

В Южно-Китайском море поведение Китая эксперты квалифицируют как энерго-центричное. Эта страна, при всей своей быстро возрастающей экономической мощи, сравнительно небогата энергетическими ресурсами. На его территории залегает лишь 1,1% разведанных мировых запасов полезных ископаемых, при существующем интенсивном их использовании этого хватит не более чем на 11 лет. С 1993 г. КНР стала системным импортером нефти, а с 2007 г. - природного газа. Для поддержания высоких темпов экономического роста страна вынуждена постоянно наращивать объем импорта энергетического сырья. Потребление нефти в стране в период 1990-1999 гг. удвоилось, в 2000-2009 гг. удвоилось снова. По прогнозу Международного энергетического агентства, очередное удвоение произойдет к 2035 г. 5/6 потребляемой нефти будет ввозиться i.

Сегодня существуют лишь ориентировочные оценки потенциальных запасов углеводородного сырья в Южно-Китайском море. Так, согласно американским источникам, эти потенциальные ресурсы по нефти в 14 раз превышают имеющиеся запасы на территории КНР, по газу - в 10 раз. По китайским оценкам, здесь запасы нефти - на уровне половины мощности Дацинского месторождения в КНР, которое близится к истощению. Запасы природного газа составляют около 200 трлн. куб. м. ii

Китай активизирует свои изыскания в Южно-Китайском море. По словам заместителя директора Геолого-разведывательного агентства КНР Чжоу Цзирана, бюджет этого ведомства ежегодно увеличивается десятикратно. Суммарно около 30 млрд. юаней в год на освоение нефтегазовых ресурсов выделяется китайскими нефтяными компаниями: CNOOC, Sinopec, PetroChina. Их иностранными партнерами являются Devon Energy, Husky Energy, Anadarko Petroleum. До недавнего времени поисковое бурение Китай вел на мелководье, вблизи побережья. В мае компания CNOOC объявила о планах установки первой плавающей платформы для бурения в акватории эксклюзивной экономической зоны, на водную территорию которой, кстати, претендуют Филиппины.

Помимо углеводородов, интерес Китая к Южно-Китайскому морю привлекает такой (возможно, перспективный) альтернативный вид энергетического сырья, как метан-гидрат, т.н. "лёд, который горит". Его в Департаменте энергетики США называют "газовым ресурсом будущего". Следует оговориться, на данном этапе "будущее" "льда, который горит", остается не ясным. Некоторые ученые видят массу проблем в случае использования метан-гидрата, в частности, серьезных экологических последствий, возможно, даже катастрофических. Тем не менее, в КНР с оптимизмом относятся к идее добычи этого альтернативного вида топливного сырья. Как считают китайские исследователи, северная часть Южно-Китайского моря, наиболее близкая к территории КНР, весьма богата метан-гидратом. А его общие запасы в Южно-Китайском море могут соответствовать энергии 10 млрд. т нефти iii.

В период усиления напряженности в отношениях с соседними странами официальный представитель МИД КНР заявлял, что Пекин заинтересован урегулировать отношения, в этих целях готов вести переговоры на двусторонней основе. Оппоненты Китая скептически относятся к перспективе договориться с ним по сути проблемы, учитывая, что китайская сторона не принимает во внимание установлений, основанных на международных законах, в т.ч. Конвенции по морскому праву ООН (UNCLOS). По-особому Пекин подходит и к идее формирования в регионе коллективной системы энергетической безопасности. На словах поддерживая идею, он считает, что такая система должна служить, прежде всего, национальным интересам Китая, т.е. "обеспечить контроль государства за энергетическими ресурсами и маршрутами их транспортировки" iv.

Итак, отношения Китая с соседними странами в последнее время осложняются. Это затрудняет его роль как регионального лидера в интеграционных процессах в Восточной Азии, где страны Юго-Восточной Азии выступают в качестве его ближайших экономических партнеров и стратегических союзников. Нарастание конфликтного потенциала во внешнем окружении КНР, как представляется, не соответствует ее национальным интересам.

Семин Анатолий Васильевич, кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник ИДВ РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

i Asia Times. 15.07.2011

ii Ibid.

iii Ibid.

iv Ibid.

По информации - Новое Восточное Обозрение

25.07.2011