С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Елена Пустовойтова

В ПЕКИНЕ ЗНАЮТ, КТО ИДЕТ НА СМЕНУ "ГЛОБАЛЬНОМУ ГЕГЕМОНУ"

Смещение центра тяжести мировой экономики с Запада на Восток продолжается. Складывая себе "в карман" долговые обязательства США, Китай медленно, но верно кладет на лопатки экономику Соединённых Штатов, а вместе с ней и диктатуру американского всеприсутствия в мире...

Зададим себе вопрос: с чего бы это начальнику Генштаба Народно-освободительной армии Китая Чэнь Биндэ восемь дней подряд разъезжать по Соединенным Штатам Америки? Военные лишь в последнюю очередь начинают брататься в нашем мире, а китайский начштаба и вовсе не был в США последние семь лет. Значит в эти семь лет, а точнее с момента американского финансового кризиса произошло нечто, не просто сблизившее позиции правительств двух крупнейших экономик мира, но сделавшее их едва не родными. И вот почему.

Когда год назад объем золотовалютных резервов Китая превысил 2 триллиона долларов стало окончательно, что КНР может в считанные дни обрушить американскую валюту, предъявив Соединенным Штатам счет, который они оплатить не смогут. Что говорить теперь, когда менее, чем за год китайский Центробанк добавил в копилку еще один триллион долларов? По этому показателю Китай теперь занимает первое место в мире, далеко обогнав Японию, идущую на втором месте. Старший экономист компании Goldman Sachs Джим Онил, считающийся одним из лучших профессионалов в сфере инвалютных проблем, уверен, что масштаб золотовалютных резервов Китая уже значительно превысил практический спрос на них - он в два раза больше, чем китайский товарооборот за год, когда, согласно теории, достаточный масштаб золотовалютных резервов равен объему экспорта за три месяца.

Председатель Центрального банка Китая Чжоу Сяочуань говорит о том, что в настоящий момент объем золотовалютных резервов Китая уже превысил рациональный уровень, который, по подсчетам аналитика Blue Oak Capital Джэймса Стурта для Китая равен всего 0,8-1,25 триллиона американских долларов.

В первом квартале 2011 года рост золотовалютных резервов по сравнению с аналогичным периодом предыдущего составился почти 25 процентов. При отрицательном сальдо во внешней торговле Китая такое увеличение объема объясняется тем, что укрепление юаня подогревает ожидания инвесторов и массовые инвестиции спекулятивных "горячих денег" интенсивно идут в Китай.

При искусственной девальвации доллара США, осуществляемой через валютные вливания правительства в частные банки, инвесторы всего мира не спешат расхватывать дешевеющие доллары, а торопятся перейти на нечто более твердое - и китайский юань, набирающий вес, тут очень подходит. (Только российский Минфин и министр А.Кудрин отчего-то поддерживают курс "зеленого" внутри страны и провоцируют рублевую инфляцию, когда логика событий требует поступать как раз наоборот, ведь и российский золотовалютный запас, под стать китайскому, наполовину "зеленый").

Конечно, усиление инфляционного давления при наличии огромного объема золотовалютных резервов не дает покоя Центробанку Китая из-за сокращения ликвидности. Лукавый американец Онил предложил такой метод решения вопроса: ускорение темпа и увеличение масштаба ревальвации китайского юаня, что, по его мнению, сделает тенденцию колебания курса обмена китайского юаня менее предсказуемой, инвестиции - сомнительными. А это полезно для китайской национальной валюты. Остается только заметить, что именно предсказуемость юаня и жесткий контроль курса дали возможность Поднебесной совершить экономический прорыв, несмотря на "коммунистическую идеология и отсутствие привычной Западу демократии".

По мере того, как Китай придавливал своим юанем доллар, тон американцев по отношению к Поднебесной менялся. На днях в Пекине Хиллари Клинтон заливалась соловьем. Она призвала Пекин продолжать выкупать долговые обязательства США: "В китайских интересах, чтобы экономика США вновь начала демонстрировать рост. Продолжив поддержку финансовых инструментов США, Китай признает нашу взаимную зависимость. Мы действительно поднимемся или упадем вместе. Мы находимся в одной лодке и хорошо, что мы гребем в одном направлении", - уверяла госпожа государственный секретарь США.

Не думаю, что так же считают в Пекине. И тезис Клинтон о том, что "китайцы знают, что до того, как они начнут вновь экспортировать на свой крупнейший рынок, а именно США, тут должен быть реализован крупный пакет стимулирующих мер, означающий новые заимствования" не требует даже комментариев по поводу того, кто у кого собирается занимать.

Собственно, здесь и ответ на вопрос, что делают китайские военные сегодня в США: усаживая китайцев за стол переговоров, Вашингтон будет настойчиво внушать им, что "армии Китая и США обладают широкими и общими интересами по вопросу сохранения мира и стабильности в Азиатско-тихоокеанском регионе и в областях борьбы с терроризмом, защиты мореплавания, миротворческой деятельности" и так далее. Думаю, китайцы будут мягко улыбаться в ответ.

В Пекине не скрывают, что распахнутые двери в Белом доме не снимают проблем продажи Соединёнными Штатами оружия на Тайвань, осуществления кораблями и истребителями США интенсивной разведки в акваториях КНР, введённых в США законодательных запретов США дискриминационного характера, ограничивающих экспорт высоких технологий в Китай. И Пекин теперь может отыграться на этом в полной мере.

Китайцы в последние месяцы заметно изменили тактику общения с миром. Если раньше они избегали широких заявлений о своем растущем могуществе, то вот недавнее заявление начальника Центра по исследованию китайской и мировой экономики Университета Цинхуа, члена Комиссии валютной политики Центрального банка Ли Даокуя на третьем Международном форуме коммерческого развития: "В предстоящие 5-10 лет мировая экономика войдет в период сложного регулирования, вероятно финансовый кризис в развивающихся странах будет неизбежным. Китай сыграет очень важную роль в ходе будущего регулирования мировых финансовых действий. Но, отличаясь от значительной части развивающихся стран и развитых стран, Китай не будет испытывать такой же кризис". По его словам, в ближайшее время и американский доллар, и евро, и иена будут испытывать снижение своей международной репутации, "необходимо повысить международный статус валют других важных экономических субъектов, в частности - китайский юань. Это общее веяние. Международное сообщество нуждается в том, чтобы юань стал международной валютой".

В Пекине знают, кто идет на смену американскому "глобальному гегемону".

Как заметил Ли Даокуй, Китай много делает, мало говорит - в отличие от американцев. Это касается и убийства Бен Ладена в Абботабаде. Событие вызвало цунами антиамериканизма, захлестнувшее весь Пакистан. Члены всех крупных политических партий, а также Пакистанской народной партии пришли к единому мнению - на США нельзя полагаться ни в чем. Но вот что симптоматично - "эти события предвещают усиление Китая как ведущей азиатской державы в отношениях Юг-Запад, - пишет газета Pakistan Patriot. - Китай уже уверенно идет к статусу сверхдержавы. А непрочные американо-пакистанские отношения находятся на лезвии бритвы. Смерть бен Ладена открыла двери процветающему и мощному Китаю для наращивания присутствия в качестве регионального игрока".

Китайцев не надо приглашать дважды. Он быстро сделал разворот и громко похвалили Пакистан за его энергичные усилия в борьбе с терроризмом. МИД КНР высоко оценил успехи Исламабада в борьбе с террористическими группировками.

Просигнализировала о своей поддержке Исламабаду и Москва, подкрепив сигнал многомиллиардными проектами. "В отличие от американской помощи, которая только развращает и способствует росту взяточничества, а также наполняет карманы американских подрядчиков, российская помощь будет направлена на строительство сталелитейных заводов и прочих объектов инфраструктуры, которые пойдут на пользу стране и дадут работу тысячам людей", - пишет Pakistan Patriot. А пакистанский премьер-министр, назвавший Китай вдохновляющим примером для своей страны, высоко оценил китайскую дружбу, заявив, что она "выше Гималаев и глубже океанов. Процветающая экономика, крепкие и крупные вооруженные силы, смежные границы, а также три триллиона валютных резервов Китая дают возможность Пакистану, да и не только ему, мощный противовес прихотям и капризам "ненадежной и предательской Америки".

К 2025 году на долю шести ведущих стран с формирующимся рынком - Бразилии, Китая, Индии, Индонезии, Южной Кореи и России - будет приходиться свыше половины прироста мировой экономики, говорится в новом докладе Всемирного банка "Горизонты мирового развития, 2011 год - Многополярность: новая глобальная экономика". "Быстрый подъем стран с формирующимся рынком вызвал перемены, в результате которых центры экономического роста распределились между развитыми и развивающимися странами - это поистине многополярный мир", - заявил главный экономист и старший вице-президент по вопросам экономики развития Всемирного банка Джастин Ифу Лин. Пройдет совсем немного времени, и он заявит то, о чем в Пекине уже знают.

По информации - Фонд стратегической культуры

20.05.2011