С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Виталий Билан

АРАБСКИЕ "РЕВОЛЮЦИИ" КАК АНТИКИТАЙСКИЙ ПРОЕКТ

Разумеется, у любого процесса можно отыскать свои объективные социально-экономические причины. В случае с т.н. "арабскими революциями" их уже было названо различными исследователями великое множество. Однако, если посмотреть на ситуацию более глобально, то можно увидеть, что чем дальше развиваются события, тем более отчетливее видна их антикитайская направленность.

Новая "большая игра"

Вначале немного истории. Как известно, XIX век, кроме прочего, прошел под знаком соперничества между Британской и Российской империями за господство в Центральной Азии. В западной историографии все это известно как "Большая игра". В России же, с легкой руки тогдашнего министра иностранных дел графа Нессельроде употреблялся также термин "Турнир теней", имея в виду то, что дело никогда не доходило до прямого военного противостояния.

В широкий же оборот термин "Большая игра" был введён знаменитым британским писателем Редьярдом Киплингом в романе "Ким": "Now I shall go far and far into the North, playing the Great Game" (я продвигаюсь всё выше на Север, играя в большую игру). Однако сейчас времена изменились. И живи Киплинг в наши дни, он наверняка бы слово "север" заменил бы словом "восток", поскольку главным геополитическим соперником англо-саксов на сегодняшний день является не Россия, а Китай.

Ведь, увлекшись борьбой с СССР, а затем, наслаждаясь своей победой в 1990-х гг., американцы проморгали рывок Китая из числа стран третьего мира в сверхдержавы. По некоторым прогнозам, Китай уже к 2015 г. может стать мировым лидером по объему промышленного производства. Ожидается, что еще раньше - к 2012 г. - китайский фондовый рынок превзойдет по капитализации рынок акций США и выйдет на 1-е место в мире.

Впрочем, Пекин не дремлет и в идеологическом плане. Китай нынче фактически создает свою "евразийскую" идеологию, которая постепенно вытесняет коммунистическую, входящую во всё более разительное противоречие с реальностью.

Идеологические амбиции Поднебесной

На XVI съезде компартии Китая, который состоялся в ноябре 2002 г., была разработана концепция т.н. "единой китайской нации", а также поставлена задача "неуклонно возвышать и внедрять национальный дух", что было названо стратегической целью и, более того, необходимым условием для выживания китайской нации, а, следовательно, и китайского государства.

На данной концепции следует остановиться поподробнее, поскольку многие ее положения весьма интересны с точки зрения современного геополитического "пиара".

В частности, к истории Китая причисляется не только история ханьского этноса, но и народов, покоренных Китаем хотя бы на короткий период (например, тувинцев, казахов, киргизов), а также история тех народов, которые захватывали Китай (чжурчжэней, монголов, маньчжуров).

Ну чем, кстати, не китайский вариант русского евразийства!

Соответственно, в качестве территориальных приобретений Китая современные китайские историки представляют результаты завоеваний неханьских государств (например, монгольского и маньчжурского). Таким образом, национальным героем Китая признается не кто иной, как Чингисхан. В эпоху постмодернистских идеологий никого не интересует, что в реальности он выступал по отношению к Китаю в качестве жестокого оккупанта. Реальность отходит на второй план. В китайской евразийской идеологеме важно то, что монгольская империя, простиравшаяся в XIII-XV столетиях вплоть до нынешних границ Евросоюза, сегодня объявляется китайским государством (в качестве исторической "зацепки" взято то обстоятельство, что формально монголы действительно основали в Китае свою династию Юань, свергнутую, кстати, самими китайцами в 1368 г.).

Подобная конструкция исторического "мифа" дает возможность Китаю иметь далеко идущие планы практически на весь евразийский (да и не только) мир.

Новая "анаконда"

Разумеется, в Белом доме прекрасно понимают, что экономические успехи Поднебесной, подкрепленные солидным идеологическим "мифом", могут повлечь за собой смену геополитического лидера. И чтобы этого не произошло, Вашингтон, похоже, в последнее время создает новую систему сдерживания. Что-то наподобие разработанной в конце 40-х гг. Дж. Кеннаном концепции политики "сдерживания СССР", а также знаменитой антисоветской "анаконды" Коэна-Киссинджера.

Можно выделить три "ключевых" элемента нынешнего антикитайского "сдерживания".

Во-первых, это Россия, которой дается определенный карт-бланш на постсоветской территории и которая американскими стратегами мыслится как ключевой элемент новой антикитайской "анаконды". В Вашингтоне понимают, что более-менее реальной угрозой для Китая вполне может быть восстановленное подобия бывшего СССР и такая огромная махина у китайских границ может сделать Пекин посговорчивее.

Вторым антикитайским проектом можно считать игры в т.н. "тюркскую цивилизацию".

Как известно, еще директор Института стратегических исследований имени Дж. Олина при Гарвардском университете С. Хантингтон в своей знаменитой работе "Столкновение цивилизаций" очень предусмотрительно, осторожно и как бы нечаянно втиснул между православным, конфуцианским и исламским мирами "тюркскую цивилизацию". Кстати, противореча сам себе: ведь главным критерием для определения его цивилизаций выступает религия, а никакой "тюркской религии" не существует.

К слову сказать, в контексте этого всего на протяжении 1990-х гг. Анкара с энтузиазмом принялась за "переформатирование" постсоветского тюркского мира. Фактически, объявив себя старшим братом (agabeylik) для тюркских государств, в 1992 г. устами президента Турции Т. Озала было провозглашено, что тюркский мир займет доминирующее положение на евразийском пространстве "от Балкан до Китайской стены".

В том же году при турецком МИД было создано "Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию", отвечающее за все сферы отношений Турции как с тюркскими государствами, так и с тюркскими народами, проживающими на территории бывших советских республик.

Ныне же мы, судя по всему, являемся свидетелями формирования третьего, возможно, самого главного элемента антикитайской "анаконды" - исламистского.

Опасные игры на евразийской "шахматной доске"

В свое время Збигнев Бжезинский высказал мысль, что США после уничтожения СССР необходимо устроить войну между Китаем и исламскими фундаменталистами за постсоветское наследство, чтобы обе стороны максимально ослабили друг друга.

Разумеется, вначале надо создать условия для прихода к власти этих самых фундаменталистов. Ну, а главным препятствием на их пути являются, как это ни парадоксально, как раз лояльные, в своей массе, Западу авторитарные арабские режимы.

Таким образом, используя в общем-то объективные социально-экономические проблемы в регионе, путем отстранения от власти харизматических лидеров под видом "революций" происходит дестабилизация Большого Ближнего Востока и создаются, тем самым, условия для формирования нового региона мира.

Этот "исламизированный" регион, по замыслу вашингтонских стратегов, наверняка вначале примкнет, а затем и поглотит в значительной степени деидеологизированные постсоветский и тюркский миры и рано или поздно неизбежно вступит в борьбу за ресурсы Центральной Азии с китайским миром.

Тем самым, планируется убить сразу двух зайцев: ослабить Китай и перенести "вектор агрессивной направленности" исламского мира с Запада на Восток.

Весь вопрос, не сильно ли самонадеянно ведет себя Запад на "арабской улице" и не обратится ли этот антикитайский геополитический "голем" против своего же создателя?

Виталий Николаевич Билан - эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

По информации - Новое Восточное Обозрение

29.04.2011