С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

Анатолий Сёмин

ХАРАКТЕР ЯПОНО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ В XXI ВЕКЕ

В XXI в. Япония и Китай выступают как влиятельные игроки в мировой и региональной политике. От состояния японо-китайских отношений в огромной мере зависит, будет ли стабильна военно-политическая и экономическая обстановка в Северо-Восточной Азии. При этом отношения между Японией и Китаем характеризуются противоречивостью и недостаточной сбалансированностью. Если торгово-экономические связи в структуре двусторонних отношений носят достаточно устойчивый характер, то в политической сфере периодически возникает напряженность.

Торгово-экономические связи Японии и Китая развиваются весьма интенсивно. Так, в 2010 г. объем двусторонней торговли составил 230 млрд. долл., прямые инвестиции Японии в китайскую экономику - около 70 млрд. долл. На территории КНР действует более 25 тыс. компаний с японским капиталом [1]. По сути, активно идет процесс экономической интеграции двух стран, занимающих по экономическому потенциалу 2-е и 3-е место в мире. Наряду с географической близостью двух стран и взаимодополняющей природой их экономик, действует ряд факторов, стимулирующих интеграцию:

1. Высокие темпы экономического роста в Китае, стимулирующие спрос на японский экспорт в Китае и китайский экспорт в Японии.

2. Процессы либерализации торговли двух стран и вступление Китая в ВТО.

3. Масштабные японские прямые инвестиции в китайскую экономику, способствующие интеграции отраслей промышленности Китая в глобальные производственные сети Японии и расширению внутриотраслевой торговли между двумя странами [2].

Иначе складываются двусторонние отношения в политической области. Их неустойчивость определяется в последние годы влиянием нарастающего соперничества между США и Китаем за влияние в Восточной Азии. Япония сталкивается с возрастающими трудностями в попытках проводить сбалансированный курс в отношении двух стран. Острота проблемы становится понятной, если учесть гигантские масштабы существующих у Японии с каждой из них связей, наличие прочных уз в рамках японо-американского военно-политического альянса. Зигзагообразный характер линии японской дипломатии в отношении США и Китая приобретает все более очевидный циклический характер.

Так, период 2001-2006 гг. был отмечен резким ухудшением японо-китайских отношений. Прервался приобретший прежде регулярный характер политический диалог Токио-Пекин. Возникла угроза для торгово-экономических интересов обеих стран. Китай в документе Управления национальной обороны "Основные направления программы национальной обороны-2005" был назван в качестве потенциальной угрозы безопасности Японии. В условиях ухудшения отношений с Китаем произошло существенное углубление военного сотрудничества Японии с США. В результате, Япония, по оценке наблюдателей, как страна-союзник США, трансформировалась по своему значению в "Британию Дальнего Востока".

В 2006-2009 гг. отношения между Токио и Пекином были возвращены в нормальное русло. Более того, на государственном уровне были зафиксированы договоренности о развитии между двумя странами "стратегических взаимовыгодных отношений". Китайская сторона проявила активное стремление вовлечь Японию в более глубокое и широкое сотрудничество на двустороннем и региональном уровнях. В Вашингтоне с настороженностью была воспринята угроза отхода Японии от союзнических обязательств по Японо-американскому договору безопасности, имеющему задачу "сдерживания Китая". США сохраняли действенный ресурс для оказания воздействия на политику Японии - и им воспользовались. Не без американского влияния в июне 2010 г. досрочно ушел в отставку премьер-министр Ю.Хатояма, намеревавшийся проводить "сбалансированный курс в отношении США и Китая", строить "более равноправные союзнические отношения с США".

Новый глава японского правительства Н. Кан проявил готовность "скорректировать" внешнеполитический курс, сделав упор на улучшение японо-американских отношений. Добиться этого без одновременного ухудшения отношений с Китаем он не смог. Роковую роль в этом сыграл инцидент в японо-китайских отношениях, который возник в сентябре 2010 г. в районе островов Сэнкаку (Дяоюйдао), суверенитет на которые две страны оспаривают. Преодолеть возникшую в ходе инцидента напряженность в отношениях Токио и Пекина не удалось. Это устраивало Вашингтон. Способствуя ее сохранению, он выступил в поддержку японской стороны.

Инцидентом у островов Сэнкаку был обозначен очередной разворот японской дипломатии: маятник качнулся от Пекина к Вашингтону. И американская сторона воспользовалась ситуацией в целях дальнейшего вовлечения Японии в стратегию "сдерживания" Китая. Выразительным знаком начала очередного этапа японо-американского сближения стало принятие японским правительством в декабре 2010 г. новой программы строительства сил самообороны на очередное десятилетие. В документе подчеркнуто стремление Японии к "дальнейшему усилению и развитию своего неразделенного союза с США". Одновременно сделан акцент на "недостаточную транспарентность Пекина в военной области, вызывающую обеспокоенность у регионального и мирового сообщества, не только у Токио" [3].

Следующим шагом в углублении японо-американского военно-политического сотрудничества стало согласование планов формирования под эгидой США трехстороннего альянса США-Япония-Южная Корея, целью которого, по оценке специалистов, ставится, прежде всего, "сдерживать" Китай. В январе 2011 г. в Сеуле министры обороны Японии и Южной Кореи подписали два документа о сотрудничестве в военной области. Один из них - cоглашение о порядке обмена разведывательной информацией, о мерах ее защиты от разглашения. Второй документ узаконивает порядок обмена предметами снабжения (продукты питания, вода, топливо, транспорт и др.), а также услугами в ходе совместных операций [4]. Комментируя этот факт, американская газета "Старс энд Страйпс" писала: "Два главных союзника Соединенных Штатов в Азии постепенно продвигаются в направлении тесного военного сотрудничества"[5]. И Соединенные Штаты проявляют активную заинтересованность способствовать этому. В южнокорейских СМИ были опубликованы откровенные признания того, что "США настойчиво требуют от двух соседних стран выстраивать прочные отношения в военной сфере"[6].

За подписанием Японией и Южной Кореей указанных соглашений должно последовать заключение полноформатного пакта о военном сотрудничестве. Это планировалось (заметим, до масштабного стихийного бедствия в Японии) осуществить весной этого года в ходе официального визита в Сеул премьер-министра Японии. О причинах готовности к этому правящих кругов двух стран без обиняков говорилось в упомянутой газете "Старс энд Страйпс", поместившей статью под названием "Китай - реальная причина для подписания военного пакта между Японией и Южной Кореей". В статье приведено высказывание известного аналитика Центра "Восток-Запад" Дэнни Роя: "Японо-южнокорейское военное сотрудничество имеет большее отношение к Китаю, чем к Корейскому полуострову. Северная Корея создает политический предлог, используемый другими для осуществления стратегических шагов против Китая. Это - фиговый лист" [7].

Есть и другие проявления в политике Токио тенденции углубления и расширения сотрудничества с США на "антикитайской основе". Насколько устойчивой будет эта тенденция и как это повлияет на японо-китайские отношения, зависит от целого ряда обстоятельств, в т.ч. и от того, как Японии удастся выйти из критической ситуации после постигшего ее стихийного бедствия. Однако есть основания предположить, что Япония на данном этапе становится на путь лавирования между Китаем и США, склоняясь в настоящее время в сторону последнего. Но в перспективе она способна отойти от своих обязательств в рамках японо-американского договора безопасности с США, если влияние Китая еще более возрастет.

Семин Анатолий Васильевич, кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник ИДВ РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".

Источники:

[1] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref1" К. Идэ. Модернизация Китая и вклад Японии / Доклад в Институте Дальнего Востока РАН. 15.03.2011

[2] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref22 Japan*s Unique Economic Relations with China: Economic Integration Under Political Uncertainty. Singapore. 2008. p.18

[3] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref3" См. А. Семин. Приоритеты военной политики Японии. Новое Восточное Обозрение. 17.01.2011

[4] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref4" См. А.Семин. США - Япония - Южная Корея. Новое Восточное Обозрение. 18.02.2011

[5] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref5" Stars and Stripes. 11.01.2011

[6] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref6" Ibid.

[7] "http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/5593#_ednref7" Stars and Stripes. 11.01.2011

По информации - Новое Восточное Обозрение

06.04.2011