С В Е Т

РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А Н А Л И Т И Я

. . . . . . . .

. . . . . . . .

Борис Подопригора

РЕЦЕНЗИЯ НА КИТАЙ

Литератор не часто задает повод для серьезной политологической дискуссии. В этот же раз произошло именно так. Осенью текущего года два питерских литератора - китаевед-практик Илья Дроканов и настойчивый популяризатор общественно значимых идей Александр Беззубцев-Кондаков - выпустили весьма острую книгу "Надо ли России бояться Китая?". Расширенным политическим фоном ее издания стали визиты президента Дмитрия Медведева в Китай, а также на Лиссабонский саммит НАТО. Частностью в этом смысле являются личные впечатления автора этих строк от поездки по Китаю в августе с.г.

Обозначим интересы в треугольнике Запад - Россия - Китай. Наша "серединная" в нем роль обусловлена не геополитическим потенциалом, а географией. США и Западная Европа осознают неминуемость превращения Китая во второй глобальный центр силы. С признаками цивилизационной альтернативы и внутренней мобилизацией, куда более явственной и оправданной, чем у исламского мира, Индии, черной Африки, не говоря о восточных христианах.

Это пока не мешает Западу находить с Китаем компромисс, опосредованный текущей мирохозяйственной практикой, прежде всего, в финансово-инвестиционной, технологической и аналогичных им сферах соперничества. Тем более что мерилом богатства тех и других служит пока "мистер доллар". Сам Китай, уверенный в достижимости своего планетарного триумфа, не ищет преждевременных столкновений ни с Западом, ни с другими. При этом, обращаясь фронтом к противоположному побережью Тихого океана и только затем к Европе, отводит России роль предсказуемого, но главное - невраждебного тыла. Потребность в нашей сырьевой подпитке он, безусловно, испытывает. При этом стремится дифференцировать импортные потоки, надеясь на замену традиционных энергоносителей, например, повсеместно находимым дешевым сланцевым газом.

Мы же, подобно всаднику на перепутье, оказываемся перед выбором: примкнуть к "привычному" Западу, который, вообще говоря, помогал нам нечасто и небескорыстно? Либо усилить интеграционную зависимость от Китая, неизбежно осложнив диалог с Западом? Или попытаться быть самими собой? Если на то хватит политической воли, экономической устойчивости и конъюнктурного фарта. Во всяком случае, разыгрывать китайскую "карту" перед Западом или западную перед Китаем нам сложно из-за уязвимости перед тем и другим. С европейской стороны мы с трудом уравновешиваем "диктат" потребителя энергоресурсов "диктатом" их поставщика. С китайской стороны мы опасаемся потенциальной демографической интервенции в условиях не сдерживаемой депопуляции отечественного Зауралья. Но главное - не в сдаче нами технологических рубежей. В отсутствии национального проекта. Без него непонятно, что мы строим и для кого - в социально фокусированном смысле. В обществе ли потребления или иных социально-политических вариациях мы лишены побудительной идеи, задающей осмысленное движение вперед.

Ничуть не лучше, если официальный оптимизм по поводу дружбы с Китаем подтачивается народным ощущением исходящей от него угрозы. Но и рефлекторность по принципу "кто позовет, с тем и пойдем" отдает чрезмерной даже для России (жен.) податливостью. Здесь мало ограничиться кокетливой самокритикой в том смысле, что главная угроза для страны таится в нас самих, или не проверяемой максимой - "что бы ни происходило с Россией, в конечном счете идет ей на пользу".

Начнем с главного мифа: "китайцы, число которых перевалило за 1 млрд 300 млн, ищут новые земли под заселение и хозяйственное освоение; Россия уже поэтому уязвима"... Любой, кто бывал в стороне от Пекина и Шанхая, знает, что сверхконцентрация населения, прежде всего в прибрежных районах, не распространяется на три четверти территории КНР. Даже если они и испытывают зримо ощутимый недостаток энергоносителей и пресной воды.

Скажем больше: при посещении китайских весей взгляд неизменно привлекают однотипные желтые таблички со словом "требуются". С длинным перечнем, конечно же, непрестижных, мало оплачиваемых, но дефицитных для их страны специальностей - строителей, низового административного, технического, обслуживающего персонала бесчисленных контор, мастерских, магазинов, предприятий общепита и т.д.

Так решается проблема гигантской скрытой безработицы. Ибо "партия и правительство" стараются нейтрализовать общественные риски, особенно после распада СССР. А всеобщее среднее специальное образование, хотя и оставляет вопросы (послушали бы вы, как выпускники их "языковых ПТУ" зазывают русских гостей в магазины, но зазывают же!), считается завоеванием социализма с китайской спецификой. В духе диалектического напутствия Дэн Сяопина: "Не качество перейдет в количество, а наоборот".

В политическом же смысле ставка делается не на экспорт рабочей силы, а на создание рабочих мест в самом Китае. Он по нарастающей становится главным сборочным цехом западных, прежде всего японских и южнокорейских, компаний, специализирующихся на высоких технологиях.

Когда вы приобретаете аппаратуру известных марок, знайте, где на самом деле она произведена. Наиболее квалифицированные и молодые кадры, особенно получившие добротное образование, ищут себя не в ближнем зарубежье (страны Тихоокеанского бассейна), не в России и даже не в Европе, а в США. Там проживают более 13 млн китайцев из порядка 230 "иноземных" миллионов. Им Пекин отводит роль "моста", связывающего прародину, прежде всего, с авангардными странами. Число граждан Китая, пребывающих в России, колеблется в пределах 200-600 тыс. Во всяком случае, периодически приводимая цифра в 2,7 млн представляется публицистически запальчивой.

Подход Пекина к миграции в нашу страну во многом сводится к тому, чтобы российский "клапан" не был политически перекрыт, но и до времени не раздражал ни далекую Москву, ни региональные власти, формирующие мнение о Китае на местах. Ибо на видимую перспективу Россия обладает для Китая ценностью не в качестве прибежища для не самой перспективной части своих сограждан, а как страна, имеющая геополитический резон поддерживать Пекин на мировой арене. Впрочем, если "российские" китайцы оказывают влияние на обстановку по месту пребывания, в Пекине это только приветствуют.

Одновременно китайцы проводят курс на финансовое "выдаивание" российских соседей по Дальнему Востоку. Они охотно оставляют свои рубли-юани в соседних китайских провинциях (медицина, косметологические услуги, челночничество, экзотический туризм и даже переселение наших пенсионеров). В планах китайцев 30%-ное (!) наполнение бюджетов приграничных провинций (пока до 10 %) за наш счет.

Второй миф генерируется нашей исторической памятью: "китайцы в любой момент задавят нас многомиллионной массой; тем более что остров Даманский в 1969 году показал, как легко их риторика переходит в общевойсковой бой". С конца 70-х китайцы добились многого в определении стратегических рубежей как военного, так и, напомним, общегражданского строительства. И идут к ним с прилежностью легендарного Юй Гуна. Того, кто с помощью заступа и деревянного ведра некогда решил срыть гору - чтобы потомки, помимо прочего, насладились видом алеющего Востока.

В военном же смысле китайцы пока с этим не спешат. Не потому что нет средств и воли. Потому что "знающий сроки да не суетится". Внешне же китайская армия напоминает советскую начала 70-х годов прошлого века. То есть заметно многочисленную, дисциплинированную, социально мотивированную, но несколько старомодную. Как будто она по сей день готовится к "освободительным походам" времен гражданской войны. Пусть и одета она в современный серый камуфляж, знакомый по нашим омоновцам, и "американские" кевларовые шлемы (в гарнизонах, до боли похожих на наши тогдашние, они выглядят особенно нарочито).

На совместных же учениях китайцы стремятся скорее поучиться, чем показать себя. И вряд ли лукавят. Особенно когда на борту крейсера, памятного посещением 60-летней давности первого председателя КНР Лю Шаоци, мечтают о вооружении и боевой выучке, которая помогла бы им решить проблему Тайваня... Китайцы точно не дураки, чтобы разорять курятник, из которого получают золотые яйца. В китайскую же корзину.

Наконец, третий полумиф-полусентенция: "американцы скорее договорятся с китайцами против нас, нежели мы определимся со своим будущим, а заодно и между ними". Здесь многое справедливо. Но "носки надевают раньше ботинок". Пока китайцы видят не нас, а американцев своими главными визави. Так же думают и американцы. Тут нам нечего и подыгрывать.

Сегодня мы можем и должны воспользоваться удачно складывающейся для нас конъюнктурой, не расточая сил на чужую глобальную партию. Мудрые китайцы подсказывают не только соотечественникам: побеждает умеющий выждать... Впрочем, и в своем отечестве пророки, по меньшей мере, были: "и дело делать, господа. Дело!.."

Борис Подопригора, политолог, китаевед

По информации - ТПП ИНФОРМ (www.tpp-inform.ru)

03.12.2010г.